Новости Все новости

Петербург между трёх огней: главные события 2017 года

30 декабря 2017 | 18:00| Дайджест

«Диалог» завершает серию материалов, подводящих итоги уходящего года в мире, стране и Петербурге. Год столетия революции выдался для города бурным, причём питаемые эмоции были резко полярными: от скорби до радости, от возмущения до недоумения…

Террор на берегах Невы

Увы, 2017-й принёс в Петербург то, что многие годы обходило Северную столицу стороной – теракт. «Зато в Петербурге спокойно» — часто доводилось слышать от знакомых при сравнении города с Москвой. Но 3 апреля трагедия пришла и к нам, и обстоятельства её хорошо знакомы всем, кто мало-мальски интересуется новостями. В 14 часов 33 минуты террорист-смертник привёл в действие самодельное взрывное устройство в вагоне поезда метро между станциями «Сенная площадь» и «Технологический институт». Тогда погибли 15 человек, ранены были 103.

В городе воцарилась паника – подогреваемая слухами о других взрывах, число которых молва порой доводила до 10, и о найденных в иных местах бомбах. Последнее, как мы помним, оказалось правдой: второе взрывное устройство значительно большей мощности, которое в итоге так и не сработало, нашли на платформе «Площадь Восстания» и успешно обезвредили. После этого метро закрылось, и горожане стали штурмовать наземный транспорт. Петербург лихорадило до вечера, когда открылись сначала 3, 4 и 5 линии, потом – первая и часть второй.

Как выяснилось позже, исполнителем теракта был этнический узбек Акбаржон Джалилов – выходец из Киргизии, получивший в 2011 году российское гражданство и… побывавший в Сирии. В 2016 году его депортировали из соседней Турции. 6 апреля спецслужбы задержали предполагаемых сообщников террориста – в съёмной квартире на Товарищеском проспекте, помимо запрещённой исламистской литературы, при обыске нашли также оружие и взрывчатку. Попутно выяснилось, что террорист попал в подземку благодаря халатности дежурных: мало того, что у металлодетекторов на входах в метро был отключён звук, так ещё и сотрудники службы контроля, дежурившие в вестибюле станции «Академическая» — именно там Джалилов и прошёл – не занимались своими обязанностями.

Нужно напомнить, что на самом деле это не первый теракт в метро Петербурга: в декабре 1996 года произошёл взрыв в поезде первой линии. Однако тогда никто не погиб, преступление так и не было раскрыто, поэтому о нём фактически забыли.

А совсем недавно, 15 декабря, ФСБ заявила о предотвращении «серии крупных терактов» в Петербурге. Сотрудники ведомства выявили законспирированную ячейку сторонников «Исламского государства», которая намеревалась совершить в городе 16 декабря ряд терактов – в том числе подрыв смертника в Казанском соборе. Некоторое удивление вызвала обнародованная затем информация о том, что предполагаемые боевики носят вполне русские имена и фамилии: Евгений Ефимов и Антон Кобец. Впрочем, за этим последовали аресты выходцев из Средней Азии и Северного Кавказа, которые могли быть связаны с этим делом.

Затем тема внезапно вышла на международный уровень – появились сведения о том, что оперативная информация о готовящемся теракте поступила от… ЦРУ. Президенты России и США созвонились по этому поводу, а Дональд Трамп даже заявил, что жертвами атаки, если бы она произошла, могли бы стать «тысячи человек». От этого осталось стойкое недоумение из серии «что это вообще было?»

На этом, впрочем, история терроризма в Петербурге не оказалась исчерпанной: 27 декабря, напомним, сработало взрывное устройство в камере хранения магазина, расположенного на площади Калинина. Последствия были не такими страшными – по счастью, никто не погиб – но случившееся всерьёз заставило задуматься о том, что и Петербург не может считать себя в безопасности. Уже 29 декабря появилась информация о том, что за случившееся взяла на себя ответственность запрещённая террористическая организация «Исламское государство» — впрочем, к таким заявлениям нужно относиться скептически, потому что эта группировка известна склонностью к пиару на любых ЧП.

Исаакиевский сбор

Перед самым началом нового 2017 года город всполошила информация о том, что губернатор заявил о намерении передать в управление РПЦ Исаакиевский собор – следом за Смольным и Сампсониевским, которые входили в тот же «музей четырёх соборов». После праздников эти данные подтвердили в Смольном – и началось

Помимо самого факта, горожан больше всего возмутило то, что губернатор «принял решение», не посоветовавшись ни с жителями города, ни с музейным сообществом. Передачу одного из трёх самых знаковых храмов Петербурга Церкви, которая в последние годы чаще ассоциируется в обществе с разжиганием мракобесия и имущественными скандалами, чем с нравственностью и духовным служением, подали как уже свершившийся факт. Возникли и чисто практические вопросы: как быть с музейным фондом, часть которого физически неотделима от здания, куда девать сотрудников, кто будет платить за содержание и дальнейшую реставрацию великого памятника?..

Всю первую половину года борьба шла и на улицах, и в стенах Законодательного Собрания, и в судах. Довольно быстро выяснилось, что никакого официального заявления РПЦ с просьбой передать здание не было (забегая вперёд, скажем, что такого документа и не появилось), а действия Смольного, если называть вещи своими именами – самодеятельность, вызванная желанием потрафить РПЦ. Судебная система предсказуемо торпедировала любые усилия защитников собора, оспаривавших документы Смольного и пытавшихся добиться проведения общегородского референдума; последний не прошёл и через стены Законодательного Собрания, поскольку парламентское большинство упорно не желало даже ставить вопрос на обсуждение – а когда всё-таки поставило, легче от этого не стало. Попутно перетрусившая фракция ЕР даже… фактически урезала собственные полномочия как депутатов, ограничив право всех парламентариев на встречи с избирателями (прекрасно понимая, что пользуются этим правом в основном их коллеги из оппозиции). У корреспондента «Диалога», который по совместительству является парламентским журналистом, происходящее вызвало стойкий facepalm, который прошёл только к концу лета, когда шумиха немного поутихла. Позже появилась информация о том, что вопрос заморожен – вероятно, до «после выборов».

Что ж, статус Исаакиевского собора пока не изменился. В июне государственный музей-памятник, лишившийся по воле Смольного двух из четырёх входивших в него соборов, потерял и директора: Николай Буров ушёл со своего поста, чтобы возглавить переформатированный музей железнодорожного транспорта – а потом, когда это учреждение встало на ноги, вернулся к актёрской карьере.

1 + 1 = 0?

Другая очень похожая тема также будоражила умы горожан в начале уходящего года. Речь идёт о несостоявшемся (скажем сразу) объединении Российской национальной библиотеки, находящейся в Петербурге, с Российской государственной библиотекой в Москве. В итоге оказалось, что сливать два крупнейших книгохранилища (с неизбежной «оптимизацией» фонда) никто не будет, однако эта идея успела попортить немало крови культурному сообществу и петербуржцам. Много виртуальных гнилых помидоров досталось руководителю РНБ Александру Вислому, которого считали застрельщиком этой инициативы. Точку в происходящем поставило министерство культуры, но даже спикер ЗС Вячеслав Макаров, который и озвучил полученную из Москвы информацию о том, что «кина не будет», призвал депутатов и горожан «быть начеку». Действительно, в нынешних условиях, когда в коридорах власти возникают порой самые немыслимые (а то и бессмысленные, если исходить из точки зрения рядового гражданина) проекты и прожекты, угадать, откуда (и кому в лоб) прилетит следующий камень, становится решительно невозможно.

Танец маленьких утят

Как мы уже писали в материале, посвящённым событиям года в России, по стране прошли несколько волн массовых митингов оппозиции. Петербург они, разумеется, стороной не обошли – и мы ещё не вспоминаем про собрания, посвящённые чисто локальным вопросам вроде того же Исаакиевского собора, дела РНБ или вошедшей в активную фазу застройки Пулковских высот. Первое же общероссийское мероприятие, организованное сторонниками Алексея Навального, вылилось 26 марта в стихийное шествие по Невскому проспекту, которое завершилось на площади Восстания, где стражи порядка задержали десятки людей.

До сотен выросло число схваченных на второй большой акции, приуроченной ко дню России – 12 июня: тогда был побит своеобразный рекорд, поскольку в автозаки угодили до 650 человек. Всё это вызвало очередной виток споров о допустимости такого поведения полиции – ну ещё бы, тем более что в числе арестованных оказался (невиданное дело!) действующий депутат Законодательного Собрания.

В третий раз – 7 октября, по случаю дня рождения Владимира Путина – массовые акции прошли немного спокойнее. Задержанных было «всего лишь» около 50, но на случившееся опять обратили внимание депутаты ЗС. В частности, Борис Вишневский заявил, что ситуацию взаимно заводят в тупик и власти, отказывающиеся согласовывать хоть что-то, отдалённо напоминающее протестный митинг, и оппозиция, которая зовёт своих сторонников на улицы, невзирая на дальнейшие последствия.

Дожили до футбола

В 2017 году наконец-то завершилась – по крайней мере, в том, что касается строительных аспектов – эпопея (назовём её так, хотя на ум приходят совсем другие слова) со строительством нового стадиона на Крестовском острове. Об окончании возведения арены было официально объявлено 29 декабря 2016 года, но тут же выяснилось, что необходимы… дополнительные работы, на которые, естественно, понадобились и деньги, и время. Это, естественно, вызвало свежую волну возмущения в городе (и не только), но отступать было уже некуда: впереди маячили большие футбольные события. В «последний из последних» сроков, 31 марта, стадион действительно был сдан, чтобы уже через три недели принять первый футбольный матч в качестве домашней арены ФК «Зенит».

К той дате «Диалог» готовил большой обзор злоключений, сопровождавших строительство, поэтому за подробностями обращаем уважаемых читателей туда. Впереди же у стадиона, которому присвоили официальное имя «Санкт-Петербург Арена», был скандал с высказываниями вице-губернатора Игоря Албина о бакланах, портящих кровлю (позже чиновник, как водится, обратил эти слова в шутку, но народная молва крепко это запомнила). Сгладить ситуацию удалось самому ФК «Зенит», который объявил о присвоении баклану статуса официального символа арены.

Затем – нарекания по поводу качества газона, и продолжающиеся взаимные обвинения в нецелевом расходовании средств при строительстве… А 18 июля атмосферу разрядила новость о том, что в селе Красное Ставропольского края появилась… своя «Зенит-Арена», полностью сделанная из соломы. Авторы этого объекта, пригодного для использования по прямому назначению – в качестве футбольного поля – указывают, что строительство обошлось в 41 тысячу рублей (примерно в миллион раз меньше, чем у настоящего стадиона на Крестовском острове), и при этом не было украдено ни копейки из этой суммы. Наконец, 4 декабря правительство Петербурга одобрило передачу стадиона на Крестовском острове футбольному клубу «Зенит» путём заключения концессионного соглашения – «для реконструкции и эксплуатации».

Котик ставит на Роналду

Сам же Кубок Конфедераций, к которому так активно готовились в Петербурге (в Москве – тоже, но этот факт вообще привлёк мало внимания), промелькнул как-то на удивление быстро. Сборная России выиграла было у новозеландцев в матче открытия, но затем проиграла португальцам и мексиканцам, и вылетела с состязаний. На стадионе «Санкт-Петербург», тем временем, своим чередом продолжали играть заезжие сборные: в итоге немцы одолели команду Чили и стали победителями турнира. Попутно в Петербурге побывали – в составе своих сборных – многие ведущие футболисты мира, а лучше всего «взорвало мозг» предложение, с небольшими вариациями ходившее по заголовкам многих СМИ: «КРИШТИАНУ РОНАЛДУ ТРЕНИРУЕТСЯ НА СТАДИОНЕ «ТУРБОСТРОИТЕЛЬ». Оно, конечно, было чистой правдой: именно это поле в Красногвардейском районе, восстановленное к Кубку, город сделал одной из тренировочных баз. Но как звучит!..

Для петербуржцев же, не относящихся к числу заядлых болельщиков, главным драйвером – скажем так – интереса к матчам стало то, что по образцу прошлых крупных чемпионатов предсказание результатов доверили животным. В нашем случае такую роль стал играть белый эрмитажный кот Ахилл – и мимо него пресса пройти никак не могла! Ещё больше удивляет тот факт, что зверёк весьма точно предугадал исход большинства игр. Ошибся он только один раз, да и то ошибкой это назвать довольно сложно – при гадании не была учтена вероятность ничьей, поэтому котик поставил на победу Австралии в матче с Камеруном, в итоге же обе команды разошлись миром, закатив друг другу по одному мячу. Следующий большой футбольный турнир – Чемпионат мира-2018, к которому готовится (кто с восторгом, кто с ужасом) вся страна – уже не за горами; часть матчей пройдёт в Петербурге, и Ахиллу пообещали опять доверить их прогнозирование

Великие стройки капитализма

Помнится, после завершения строительства «Зенит-Арены» губернатор Георгий Полтавченко говорил о том, что город больше не будет ввязываться в новые строительные мегапроекты, которые требуют колоссальных затрат из бюджета. Поэтому для неизбежных новых крупных строек – в первую очередь транспортных – решено было воспользоваться опытом возведения Западного скоростного диаметра, то есть прибегнуть к «помощи» частных инвесторов, которые получили бы создаваемые транспортные объекты в концессию, чтобы взимать плату за их использование. Вы уже чувствуете подвох?..

В 2017 году с места стронулись сразу три таких проекта – широтная магистраль, которую уже назвали «Восточным скоростным диаметром», аэроэкспресс в Пулково и частная трамвайная сеть в Красногвардейском районе. Помимо протестов против трассировки ВСД – а она в силу чрезвычайной стеснённости некоторых кварталов, через которые пролегает её предполагаемый маршрут, находится порой в непосредственной близости от жилых домов – довольно быстро возникли серьёзные возражения и против финансовой составляющей. Депутаты ЗС от партии «Справедливая Россия» раскопали текст концессионного соглашения, касающегося ЗСД – а Смольный с таким упорством отказывался предоставлять документ для изучения, что наличие подвоха стало фактически очевидным. Выяснилось, что город каждый год «компенсирует недополученную прибыль» инвесторам в размере 4-5 млрд рублей – и парламентарии от оппозиционных партий, разумеется, забили тревогу, ожидая повторения подобного.

Кстати, в итоге к концу года частный трамвай так и не заработал – в Красногвардейском районе продолжается стройка. Смольный упорствует, не желая строить линию метро в аэропорт – хотя и до красной, и до синей веток там относительно недалеко – и пытаясь изыскать абсолютно любой иной вариант, пусть нелепый и дорогой (а линию аэроэкспресса – заведомо дорогого и не слишком удобного для пользователей – оценили в 24 млрд рублей). Трассировку ВСД на планах поменяли, вняв протесту жителей улицы Ворошилова. Впрочем, полной ясности по последним двум проектам так и нет.

Столетие, но не повторение

В 2017 году отмечалось столетие Великой Октябрьской Социалистической революции (или переворота – смотря кого спрашивать). Событие, конечно, общероссийское, но больше всего внимания привлекло именно в Петербурге – как колыбели и той революции, и двух ей предшествовавших. Разумеется, в условиях перманентного социально-экономического полукризиса, в котором наша страна – будем честны сами с собой – пребывает уже не первый десяток лет, эта дата обрастала особыми смыслами. Порой – пугающими: недаром церковники и консервативно настроенные политики без устали стращали паству/электорат ужасами вековой давности и опасностью их повторения из-за действий «деструктивных сил». Повторения, разумеется, не вышло – история не любит таких банальностей – но вышел отличный повод вспомнить об уроках былого и о том, что многие факторы, приведшие тогда к весьма неоднозначным, скажем так, последствиям, либо никуда не делись, либо вернулись в современную российскую действительность. И имущественное неравенство, и бедность, и засилье церкви – всё это рядом…

Для творческих людей круглая дата стала поводом к различным творческим же изысканиям. Эрмитаж «отстрелялся» выставками, город устроил световое представление, а «Диалог»… «Диалог» подготовил несколько материалов, необычных и по содержанию, и по форме.

Йоу, господа депутаты, йоу

Наконец, в 2017 году на петербургской почве крепко проросло и дало невиданные плоды явление рэп-баттла. Именно в городском клубе «1703» состоялся обретший огромную аудиторию (более 9 млн просмотров за сутки), растащенный на цитаты и вызвавший неудовольствие Роскомнадзора – из-за обилия нецензурной лексики – поединок между известным уже исполнителем Оксимироном и Славой КПСС (который стал больше известен как «Гнойный»). Сама по себе тема не нова: от соревнований скандинавских скальдов и средневековых уличных поэтов до классически чёрных состязаний в США 80-х. Рэп, конечно, искусство изначально хоть и социальное, но не политическое – но в Петербурге оно повернуло в предсказуемом направлении.

Сначала всех повергли в ступор своей продвинутостью вице-губернаторы Ленинградской области – куратор сельского хозяйства Сергей Яхнюк снял клип по мотивам главного «хита-2017» «Тает лёд», а позже эстафету неожиданно подхватили ещё трое замов Александра Дрозденко: Сергей Перминов, Михаил Москвин и Олег Коваль. Потом лидер движений «Солидарный Петербург» и «Солидарная Ленобласть» Анатолий Канюков зачитал рэп депутату Государственной Думы от партии «Единая Россия» Наталье Поклонской – на тему фильма «Матильда», о котором мы упоминали в прошлом материале.

Наконец, поветрие дошло даже до депутатского корпуса: 5 октября состоялась дуэль между Андреем Анохиным и Максимом Резником, которого первый вызвал на состязание по всей форме. Удача, правда, благоволила оппозиционеру, который – по мнению жюри – «вынес» своего соперника с сухим счётом 4:0. За этим последовала интересная инициатива того же Анохина: в ноябре он открыл специальную площадку для политических рэп-баталий, однако потерпел обидный удар по своей репутации, когда не состоялся его широко анонсированный поединок с Алексеем Навальным.

Подготовил Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!