66.8$ 75.6€
-4 °С
Новости Все новости

Россия в любви и на войне: главные события 2017 года

29 декабря 2017 | 16:00| Дайджест

В гостях хорошо, дома – лучше. Подводя итоги уходящего 2017 года, «Диалог» после первого материала, посвящённого мировым событиям, решил обратиться к тому, что происходило внутри страны. Выбрать главное и беспристрастно (насколько это возможно) описать эти события было, как водится, труднее, потому что своя рубашка всегда ближе к телу…

Уйти, чтобы вернуться

Если обратиться к данным социологических опросов, то важнейшим событием года для России граждане нашей страны считали военную операцию в Сирии. По информации исследовательского центра «Ромир», почти четверть респондентов (23%) назвали именно это – больше, чем какое либо другое событие или явление. В опросе «Левада-центра» Сирия тоже победила со значительным отрывом – 17 процентов против 6 у «ближайшего преследователя», каковым оказались допинговые скандалы и недопуск российских спортсменов к Олимпиаде.

Кто мы такие, чтобы спорить с vox populi, который, как известно, vox dei? Итак, 11 декабря Владимир Путин, прибыв на авиабазу Хмеймим под Латакией, встретился там со своим сирийским коллегой Башаром Асадом. За жизнь и политическую карьеру последнего ещё два с небольшим года назад политологи не давали и ломаного гроша, но именно участие России помогло переломить ход, казалось бы, проигранной войны против разномастной вооружённой оппозиции, уголовных банд и террористов (причём эти силы с необыкновенной лёгкостью превращались одна в другую в зависимости от времени и точки зрения). В Сирии Путин объявил о победе над запрещённой группировкой ИГИЛ и выводе войск, а затем началось их триумфальное возвращение на Родину.

Действительно ли конфликт идёт к завершению, или просто перешёл в новую фазу – сказать сейчас, конечно же, нельзя. В ситуации «на земле» не получится разобраться никакому стороннему наблюдателю, тем более что в борьбу вступают новые силы – так, часть территории Сирии оказалась под контролем американцев и управляемых ими местных отрядов, и изгнать их вряд ли представляется возможным. Своей доли пирога власти требуют и набравшие силу курды – и теперь, когда главная угроза в виде «Исламского государства» разгромлена, против кого они повернут штыки?

Конечно, заявления российского руководства о выводе войск из ближневосточной страны смело стоит делить как минимум на два, а лучше – на три: хотя бы потому, что две базы (воздушная – в Латакии и морская – в Тартусе) там останутся. Разумеется, делать за Дамаск всю работу Россия не могла, не хотела и не будет, однако она дала сирийскому союзнику возможность уравнять шансы. Заодно так называемое «мировое сообщество», которое несколько лет кряду твердило, как мантру, заявление «Асад должен уйти», немного поумерило рвение.

Матильда, унеси…

Большую часть года – считай, до конца октября – с переменным успехом продолжался скандал вокруг фильма «Матильда» режиссёра Алексея Учителя. Нарочито православная часть общественности усмотрела в ленте, которая вышла в прокат осенью, оскорбление памяти последнего российского императора Николая II, который в своё время был канонизирован в качестве святого. Усмотрела, как водится у подобной публики, без особой логики, не видя фильма: ведь его показали на большом экране только 23 октября!

После того, как особо озабоченные активисты из некоего движения «Христианское государство – Святая Русь» пригрозили кинопрокатчикам поджогами (а кто-то даже попал в руки полиции после того, как на деле воплотил эти угрозы), в либеральных кругах заговорили о «православном ИГИЛ». Тем более что название организации как бы намекает… Некоторые сети от греха подальше отказались показывать спорный фильм, кинотеатры поставили под охрану полиции и Росгвардии. После этого даже экс-прокурор Крыма, а ныне депутат Госдумы Наталья Поклонская, рьяно боровшаяся до того против «Матильды» и в защиту «доброго имени» Николая II – не совсем понятно, правда, что заставило её так резко мутировать в поборника мракобесия – умерила рвение, и призвала справиться с проявлениями экстремизма среди противников фильма. Власти тоже поняли, видимо, что перегнули палку, и тихо спустили вопрос на тормозах. Министр культуры Владимир Мединский попросил правоохранительные органы «жёстко пресечь давление на государство и кинобизнес со стороны распоясавшихся «активистов» с их общественно опасными методами навязывания своих убеждений».

Как ни странно, ажиотаж тут же сошёл на нет, стоило картине выйти в широкий прокат. Тем более что, по словам посмотревших фильм, ничего не только особенно провокационного, но и сколько-нибудь интересного в нём нет. Реакция профессиональной (а не базарной) критики была сдержанной – рецензенты в массе своей отметили слабый сценарий и призвали воспринимать «Матильду» как костюмированную мелодраму, сказку по мотивам истории. И не более того.

А ведь сколько было страстей, сколько, как модно сейчас выражаться, хайпа! Сколько хоругвей, плакатов, крестных ходов, проклятий, судебных исков! Сколько яда излили по адресу фильма и его авторов депутат Виталий Милонов и прочие нарочито православные общественные деятели!.. Кто вспомнит об этом фильме через год? Кто вспоминает уже сейчас?

Театральное дело

В конце августа суд поместил под домашний арест худрука московского театра «Гоголь-центр» Кирилла Серебренникова. Режиссёра обвинили в мошенничестве и краже госсубсидий на сумму 68 миллионов рублей. Безотносительно того, насколько мотивированы эти обвинения, дело вызвало мощный общественный резонанс: увы, причиной внимания к его персоне стали в первую очередь не его работы, а сам факт его ареста. Сорваны оказались съёмки фильма о Викторе Цое, которые Серебренников начал было в Петербурге.

В конечном итоге, режиссёра Кирилла Серебренникова, бывшего бухгалтера «Седьмой студии» Нину Масляеву, гендиректора «Седьмой студии» Юрия Итина, экс-директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского и главу Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софью Апфельбаум будут судить уже в 2018 году. Основой для дела стали как раз показания Масляевой, которая, если верить версии следствия, признала свою вину и сотрудничает со следствием, а если верить защите, просто испугалась и оговорила коллег…

По рекам сплав, обозы виселиц плывут

В уходящем году через судебную систему прошло несколько громких дел, связанных с коррупцией в среде государственных чиновников, причём ранги фигурантов неуклонно росли. Кажется, впервые в новейшей российской истории был арестован, помещён под стражу, а потом и осуждён к длительному тюремному сроку действующий (на момент задержания) федеральный министр.

Алексей Улюкаев занимал пост министра экономического развития три года – с июня 2013 года до ноября 2016-го. До тех пор, пока не превратился в обвиняемого в вымогательстве взятки – $2 млн – у главы «Роснефти» Игоря Сечина за «выданное Минэкономразвития России положительное заключение, предоставившее компании «Роснефть» право осуществить сделку по приобретению государственного пакета акций «Башнефти». Дело это сразу вызвало массу вопросов и конспирологических теорий, поскольку имело для общественности все признаки внутриаппаратного конфликта с чётко очерченными линиями фронта: «либерал» Улюкаев, соратник Гайдара, бывший первый заместитель Кудрина в бытность того министром финансов, против «силовика» Сечина, старого коллеги Путина по службе в мэрии Петербурга… Реальность, разумеется, была значительно сложнее, поскольку сам глава Минфина, по данным «Панамского досье», не чурался сомнительных дел – в частности, его сын, а позже его жена, были директорами подозрительной фирмы на Британских Виргинских островах.

Суда Улюкаев ждал под домашним арестом, а с августа 2017 года начался небывалый в истории страны судебный процесс. Сечин, кстати, на него так и не явился. Итоговый приговор удивил своей суровостью: 8 лет лишения свободы в колонии строгого режима и штраф, превышающий 100 миллионов рублей. Сам экс-министр себя виновным не призвал, а 19 декабря вердикт Замоскворецкого районного суда был обжалован. Осталось ещё две инстанции, поэтому точку в этом деле ставить рано.

Кроме того, в 2017-м сменил одежду на тюремную робу бывший руководитель Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России Денис Сугробов. Полицейского, который по долгу службы обязан был возглавлять борьбу против коррупции, признали виновным в превышении должностных полномочий и организации преступного сообщества. Замечательная рекурсия! 27 апреля Мосгорсуд приговорил Сугробова к 22 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Несколько позже, 13 июня, окончательно сменил статус – из подсудимых в осуждённые – другой бывший высокопоставленный правоохранитель – Александр Реймер, возглавлявший Федеральную службу исполнения наказаний в 2009-2012 годах. Его (вместе с подельниками, в числе которых были его заместитель Николай Криволапов и директор ФГУП «Центр информационно-технического обеспечения и связи» ФСИН Виктор Определёнов) обвиняли в мошенничестве при закупках электронных браслетов. Итог процесса для Реймера – восемь лет колонии, штраф 800 тысяч рублей (в ноябре решением Мосгорсуда от штрафа его освободили), лишение генеральского звания и государственных наград. Криволапов отделался 5 годами 8 месяцами колонии, Определёнов – 6 годами. Следствие выяснило, что соучастники завышали (всего-то в 8 раз) цену электронных браслетов, закупаемых для контролирования подследственных, и в итоге украли около 3 млрд рублей.

Ротация из кабинета в СИЗО

Как и в прошлые годы, продолжалось постепенное «обновление» губернаторского корпуса, вот только в последнее время отставленные главы регионов с куда большей, чем раньше, периодичностью оказывались непосредственно в СИЗО. Так, 6 апреля ушёл со своего поста Леонид Маркелов, на протяжении 16 лет занимавший пост главы республики Марий Эл. Ровно через неделю, 13 апреля, он был задержан по подозрению в получении крупной взятки – 235 миллионов рублей – и этапирован в Москву, где и арестован решением Басманного суда. Следствие идёт, и тот же суд регулярно продлевает бывшему губернатору сроки содержания под стражей. Очередной из них истекает в феврале.

Пребывая на посту главы республики, Маркелов прославился авторитарными наклонностями, ущемлением оппозиции, а также реализацией очень дорогих строительных проектов, которые превратили центр Йошкар-Олы в миниатюрное подобие Брюгге или ещё какого-то старинного европейского города (заодно бывший президент, говорят, очень любит всё итальянское). А в августе 2015 года на встрече с жителями деревни Шимшурга чиновник, находившийся в статусе «и.о.» и готовившийся к выборам, публично высказал недовольство недостаточно тёплым, по его мнению, приёмом… И пригрозил в ответ «раскопать дорогу» (свежепостроенную) и закрыть фельдшерско-акушерский пункт, по поводу открытия которого он, собственно, и приехал.

«Меня так плохо в первый раз принимают. У меня нигде так не было, чтобы ворчали, ворчали, рычали. Везде спасибо говорят. Ну, наверно мне стоит повернуться к вам тем местом, каким вы ко мне повернулись, да? Закрыть все и уехать, и дорогу раскопать. Не верите, что я раскопаю дорогу? И будете три года ждать», – сказал жителям Маркелов. Позже он заявил, что это была шутка – что ж, эту «шутку» ему, несомненно, припомнили позже.

Практически одновременно в другом регионе Поволжья был подобным же образом «вынесен» ещё один губернатор: 4 апреля с нехорошей формулировкой «утрата доверия» президент снял с должности главу Удмуртии Александра Соловьёва. И было отчего: в тот же день Следственный комитет возбудил против чиновника уголовное дело по популярной 290-й статье УК РФ (а точнее, её шестой части — «Получение взятки должностным лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации, в особо крупном размере»).

«По версии следствия, в 2014-2016 годах Александр Соловьев получил от представителей организаций, осуществляющих строительство мостовых переходов через реку Кама и реку Буй у города Камбарки в Удмуртской Республике, взятки в виде денег на общую сумму 139 млн рублей, а также в виде доли участия в коммерческой организации, стоимостью 2,7 млн рублей. За это Александр Соловьев должен был обеспечить внеочередную и незамедлительную оплату выполняемых работ из федерального и регионального бюджетов, а также выделение лицензий для геологического изучения участка недр и на разведку, а также добычу песка и песчано-гравийной смеси», — сухо сообщал Следственный комитет подробности дела. Соловьёва этапировали в Москву, где он был помещён под стражу. Правда, 9 августа его перевели под домашний арест по состоянию здоровья.

Кстати, с прошлых годов продолжают «томиться в застенках» ещё три бывших губернатора – кировский (Никита Белых), сахалинский (Александр Хорошавин) и Вячеслав Гайзер, возглавлявший республику Коми в 2010-2015 годах.

О деле «банды Гайзера» «Диалог» писал не раз, поэтому напомним суть в коротком изложении: по версии следствия, интеллигентного вида чиновник вместе с подельниками, в круг которых входила чуть ли не половина высшего руководства региона, создал преступное сообщество, которое занималось хищениями средств и акций предприятий, получением взяток, отмыванием денег… В сентябре 2015 года в республике прошла большая зачистка, а губернатор был смещён и арестован; в декабре 2017 года дело поступило в Замоскворецкий районный суд Москвы. Кстати, тот самый, в котором был вынесен приговор Улюкаеву.

Судьба Хорошавина в чём-то схожа с путём его коллеги: 3 марта 2015 года его арестовали прямо на рабочем месте сотрудники ФСБ по подозрению в получении взятки в связи со строительством ТЭЦ. При обысках у главы региона нашли баснословные богатства – около миллиарда рублей в разных валютах, ювелирные изделия, дорогие часы… Кстати, как раз 28 декабря пришла новость о том, что Росимущество во второй раз пытается продать люксовый автомобиль «Бентли», принадлежавший экс-губернатору… всего за 2,5 миллиона рублей. Дело в том, что прошлая попытка реализовать машину, которая в автосалоне может стоить до 18 миллионов, провалилась: желающих выложить за авто запрошенные поначалу 6 миллионов не нашлось. Возможно, никто не хотел не попадать в поле зрения правоохранительных органов как обладатель подозрительно крупной суммы денег. Интересно также, что стало с золотой ручкой, оцененной в 36 миллионов – а в хозяйстве бывшего руководителя рыбно-газового региона, как утверждали в СКР, нашлось и такое?.. Сам он, тем временем, продолжает ждать суда – текущий срок ареста истекает 9 февраля – но уже известно, что прокуратура просит приговорить его к 13 годам лишения свободы. 20 декабря экс-губернатор выступил с последним словом в суде. Развязка близка…

Что же касается Никиты Белых, то и его дело продолжают рассматривать в Пресненском суде Москвы, допрашивают свидетелей. Заседания идут вяло: 27 декабря, например, слушания пришлось прекратить из-за плохого состояния здоровья обвиняемого. Так что окончания этого дела стоит ждать только в 2018 году.

Некоторые губернаторы в 2017 году лишились постов, но фигурантами уголовных дел имени себя не стали. Осенью от должностей освободили глав Псковской, Ивановской, Самарской, Нижегородской, Орловской, Новосибирской и Омской областей, Дагестана, Приморья, Красноярского края и Ненецкого автономного округа.

Астральный киллер

23 октября вооружённый ножом преступник проник в здание редакции «Эхо Москвы», где сначала нейтрализовал охранника при помощи газового баллончика, а потом ударил ножом журналистку Татьяну Фельгенгауэр. Врачам удалось спасти ей жизнь, а нападавшего скрутила охрана. Сразу появились подозрения в политической подоплёке дела, начали вспоминать об убийстве Анны Политковской, однако всё оказалось (по крайней мере, внешне) значительно более запутанно. Задержанный Борис Гриц, как выяснилось, имеет гражданство Израиля, а в качестве мотива назвал личную неприязнь к журналистке, которая якобы «телепатически связана» с ним и таким образом мешала ему жить. После такого ему была одна дорога – на психиатрическое лечение… Видимой политики в деле не появилось, но убедить в её отсутствии коллег Фельгенгауэр, либеральную общественность вообще и западные СМИ оказалось невозможно – по их мнению, психически неуравновешенного человека могла спровоцировать на преступление атмосфера, царящая в стране. Вопрос интересный, но, увы, не поддающийся юридической трактовке.

В итоге Татьяна Фельгенгауэр пошла на поправку, и даже появилась на большой пресс-конференции Владимира Путина в декабре – где и задала вопрос, касавшийся как раз дела Улюкаева. Гриц до сих пор находится на стационарной психолого-психиатрической экспертизе в институте имени Сербского, а тем временем срок ареста ему продлили до 23 января. Судить его будут, таким образом, уже в следующем году.

Большой телефонный террор

Осенью по стране прокатилась очередная волна телефонных звонков с заявлениями о минировании самых разных объектов – от вокзалов до школ, от университетов до торговых центров. Не обошла она и Петербург – причём удивила даже горожан, одно время привыкших к регулярным, аки пришествия «Пятичасового Чарли» из сериала «Лазарет», сообщениям о бомбах, заложенных в ТЦ «Галерея». Так, за один только день 17 ноября в городе было эвакуировано около 70 разных объектов. Примерно то же самое творилось по всей стране.

Разумеется, ничего смешного или безобидного в «телефонном терроризме» нет – да и звонили явно не детишки, решившие покуражиться от нечего делать или сорвать контрольную в школе. Как выяснили правоохранительные органы, звонки поступали по IP-телефонии из-за рубежа: с Украины, из Сирии, США, Канады и даже Японии. Всего было «заминировано» свыше 2500 объектов, эвакуированы более миллиона человек. Естественно, что стране был нанесён заметный (до 1 млрд рублей) экономический ущерб: полиция и ФСБ сбивались с ног, магазины недополучали прибыль, граждане томились в пробках…

Неудивительно, после случившегося что парламент принял законы об ужесточении наказания за телефонный террор – или, если выражаться казённым языком Уголовного кодекса, «заведомо ложное сообщение об акте терроризма», по-простому – статья 207. Теперь она разделена на несколько возможных составов преступления: ложное сообщение об акте терроризма, совершённое из хулиганских побуждений, наказуемо тюремным сроком до трёх лет, если же «мишенью» становятся объекты социальной инфраструктуры, то виновный может оказаться за решёткой уже на срок до пяти лет. Наконец, в статье появился новый состав: ложное сообщение об акте терроризма в целях дестабилизации деятельности органов власти (максимальное наказание – от 6 до 8 лет лишения свободы). Поможет ли это, если повторится осенняя вакханалия – неясно: тех, кто поставил на уши страну тогда, так и не нашли.

Выбери меня!..

Под занавес года началась президентская кампания в России, результат которой – не будем себя обманывать – практически наверняка известен. «Не догоним – так хоть согреемся»: таков девиз «всех остальных» кандидатов на президентских выборах, однако нынешний забег уже рискует стать примечательным хотя бы в силу необычного состава участников.

Что на выборы попытается «вписаться» – и получит отказ – Алексей Навальный, было известно давно: оппозиционер не скрывал своих амбиций, а власть – чёткого желания не дать ему их исполнить. И ЦИК, отказав 25 декабря Алексею Анатольевичу в регистрации на основании имеющейся у последнего судимости, не нарушил букву закона: другое дело, насколько соответствуют действительности сами обстоятельства дела, по которому Навальный получил условный срок… А вот появление в числе кандидатов – уже, кстати, вполне себе зарегистрированных – Ксении Собчак мало кто мог бы предсказать ещё в начале осени, пусть «какие-то слухи» начали циркулировать немного раньше. Следом за ней на выборы отправились и другие дамы – например, коллега по ремеслу телеведущей Екатерина Гордон.

Примечательно и то, что четырежды баллотировавшийся в президенты (и каждый раз занимавший при этом второе место) лидер КПРФ Геннадий Зюганов на этот раз – как до того в 2004 году – решил не идти в кандидаты. На сей раз, вероятно, в силу возраста: как-никак, ему уже 73 года, и вместо него Компартию будет представлять Павел Грудинин, директор ЗАО «Совхоз имени Ленина». По-настоящему подходящая биография для кандидата в президенты от КПРФ – хотя, если судить по его жизнеописанию, он трижды избирался депутатом Московской областной думы от… «Единой России», а в 2000 году был одним из доверенных лиц Владимира Путина на выборах. Впрочем, в 2017 году он был избран уже от КПРФ в совет депутатов города Видное, а затем стал председателем представительного органа. Зюганов же возглавит предвыборный штаб.

Кроме того, в 2017 году в стране трижды – 26 марта, 12 июня и 7 октября – происходили массовые акции протеста, организованные сторонниками Алексея Навального. Особенно урожайными на задержания стали митинги в День России – 12 июня, вызванные отсутствием реакции властей на разоблачения предполагаемых коррупционных связей главы правительства Дмитрия Медведева. Только в Петербурге было задержано более 650 человек, по всей стране же – до 1700.

Подготовил Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!