Новости Все новости

Градозащита «лает», реконструкция идет

30 сентября 2014 | 20:59

Дом Штакеншнейдера на Миллионной улице, 10 на глазах всего Петербурга подвергается разрушительным изменениям. До 1 сентября в здании располагался креативный кластер «Архитектор», однако с начала осени арендаторов выселили из помещений, и с тех пор в доме раздаются звуки, характерные для строительных работ. Почему в охраняемом здании-памятнике ведется незаконная реконструкция, и как добиться ответа от его владельца, выяснял «Диалог».

7374417

Активисты градозащитного движения «Живой город», которые первыми обратили внимание на незаконные работы в доме Штакеншнейдера, почти две недели назад обратились за помощью к представителям КГИОП. Чиновники сообщили: заявку на согласование реконструкции собственник здания не подавал. На место выехал глава комитета Сергей Макаров — и под угрозы строителей повелел остановить работы.

В те же дни возле здания-памятника прошел одиночный пикет. Активистка «Живого города» вышла к дому Штакеншнейдера с плакатом, стилизованным под информационный щит, вывешиваемый при реконструкции: «Незаконные строительные работы на объекте культурного наследия регионального значения», «Инвестор ЗАО «Молис». Разрешение КГИОП: отсутствует».

Несколько дней все было тихо, однако потом звук строительной техники из здания начал доноситься снова. Градозащитники заявили: в ночь с 22 на 23 сентября из ворот дома Штакеншнейдера выезжали грузовики со строительным мусором. Вечером 23 сентября на Миллионной, 10 раздавался сильный грохот, к которому примешивался шум от двигателя крупной машины. По ночам в здании горит свет. Это говорит о том, что незаконная реконструкция продолжается, и главе КГИОП все-таки не удалось добиться ее прекращения.

В минувшую пятницу КГИОП направил ЗАО «Молис» официальную бумагу с предписанием незамедлительно приостановить работы, а также в течение месяца закрыть фасады строительной сеткой и выполнить обмеры с подробной фотофиксацией. Собственника предупредили — за невыполнение этих требований грозит наказание в соответствии с законом. Согласно статье 243 УК РФ, речь может идти о штрафе в размере до пяти миллионов рублей или даже о шести годах лишения свободы.

Номер телефона ЗАО «Молис» «Диалогу» удалось найти на просторах Интернета, но добиться ответа от представителей организации не получилось. Девушка на другом конце провода не смогла прояснить, что дальше будет происходить в доме Штакеншнейдера.

«Акции ЗАО «Молис» были проданы больше полугода назад. В данное время у организации другие собственники. Дом, в свою очередь, также остался принадлежать организации ЗАО «Молис», но уже новым инвесторам. Контакты новой организации нам не известны», – сказала собеседница.

Градозащитники и чиновники жалуются в прокуратуру и полицию — но, получается, на несуществующую фирму. За ситуацией следит и депутат петербургского ЗакСобрания Борис Вишневский. Он считает, что здание необходимо отнять у владельца — реального или мифического — в судебном порядке. Но сделать это могут лишь прокуратура, КГИОП или губернатор города Георгий Полтавченко.

«Я направил уже три обращения — последнее из которых вчера — начальнику РОВД Центрального района, с просьбой, чтобы никакие строительные работы в здании не были допущены. Две недели назад отправил письмо, в котором я просил приостановить незаконную реконструкцию, в КГИОП и губернатору Георгию Полтавченко. К сожалению, пока ни одного ответа не пришло. Но я уверен, что за компанией ЗАО «Молис» прячется конкретное физическое лицо, которое обязательно понесет ответственность», – сказал «Диалогу» депутат.

Каким образом представители КГИОП продолжат бороться с незаконными действиями собственника, пока неизвестно. По телефону пресс-службы комитета трубку так и не подняли. Градозащитники, однако, сдаваться не намерены:

«Мы будем добиваться того, чтобы виновные были наказаны. В этом доме имеются предметы охраны, которые, как мы предполагаем, сейчас разрушают без всяких на то разрешений. Мы продолжим обращаться в прокуратуру и полицию», – заявила «Диалогу» представитель «Живого города» Наталия Сивохина.

Между тем, пока неравнодушные к судьбе здания-памятника пишут письма в различные инстанции, реконструкция в доме Штакеншнейдера идет. Ситуация становится загадочной: собственник у здания должен быть, однако его никто не видел, и связаться с ним невозможно. Фирмы «Молис», которой вроде бы принадлежит дом, больше нет — вернее есть, и с таким же названием, — но уже не тот «Молис». Строителей в здании никто не видел — но звук их работы слышали многие. Разгадать планы собственника-мистификатора легко: пока суд да дело, незаконную реконструкцию можно продолжать.

Подготовила Кристина Колесникова / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!