23 °С
Новости Все новости

Новые смыслы в старом БДТ

29 сентября 2014 | 18:59

Заканчивает Фрейндлих, задумчиво произнеся: «Это не мои слова». «Крючковой», — уточняет Басилашвили.

В фойе, на лестницах, в буфете много людей. Женщины в вечерних платьях, мужчины – в костюмах. Все фотографируются и поздравляют друг друга с праздником. Отремонтированный театр блестит и сияет.

В зале перед началом церемонии открытия на экран транслируются видеоролики, которые до этого можно было увидеть на сайте БДТ. В этих видео известные и неизвестные люди рассказывают истории из своей жизни, связанные с театром имени Товстоногова. Церемония начинается. На экране – «трейлер» первого дня открытия театра. Мы видим кадры, описанные во многих изданиях, показанные многими телеканалами: с театра слетают «газеты», паркурщики прыгают по строительным лесам, разбирая их; Алиса Фрейндлих входит в БДТ, впуская перед собой котенка.

К зрителям, опираясь на трость, выходит художественный руководитель театра Андрей Могучий. Он не поднимается на сцену, объяснив это тем, что накануне сильно упал. «Мы все очень рады, мы долго ждали этого дня, — говорит Могучий, — Для нас это очень важный день, трепетный и волнительный. Сегодняшнее открытие мы хотим сделать более домашним. Просто поговорим, потому что сегодня в зале большая часть – это наши друзья. Это те, кто любят наш театр, помогают нашему театру и это первые зрители в этом зале».

Как отметил режиссер, у него есть ощущение, что этот момент – переломный в истории БДТ.

«Мы кланяемся и золотой эпохе Большого драматического театра, и золотой эпохе творчества Георгия Александровича Товстоногова. Мы с надеждой смотрим в будущее, мы строим будущее. БДТ всегда для Ленинграда был генератором смыслов. За тот год, что я работаю в театре, я убедился, что театр жив, носители этого сакрального знания, живы, есть, они сильны, и мы надеемся, что будем соответствовать», — добавляет худрук.

Официальная часть с чередой поздравлений длится около часа, к ее концу гости перешептываются, отвлекаясь от происходящего на сцене. Кажется, что эта затянутость диссонирует с известной каждому в зале энергичной ритмичной режиссурой Могучего.

Спектакль начинается. На сцене бассейн. В нем вода и белые полотна. Из динамиков звучит знаменитый эпиграф к «Зеркалу сцены» Товстоногова: «Тридцать шагов в длину. Двадцать в глубину. Вверх — на высоту занавеса. Пространство сцены не такое уж большое…» Могучий приводит эту цитату полностью, убирая из ее конца только словосочетание «коммунистическую идейность» и получается: «Здесь художник утверждает свою гражданственную позицию, воплощает в зримые образы идейность своего искусства». Так режиссер стирает примету того времени, делая слова Товстоногова вневременными.

Далее артисты, лица которых скрыты под капюшонами дождевиков, достают из бассейна огромные белые полотна. С потолка спускается подъемный механизм. Актеры крепят полотна к этому механизму. Получившийся «экран» взмывает вверх. На нем появляется видео с артистами-легендами БДТ. Экран скрывается где-то под потолком. Люди в капюшонах крепят новое полотно. Этих полотен будет много. Параллельно с видео, проецируемыми на полотна, звучат аудио-цитаты из товстоноговских спектаклей. Зал почтительно аплодирует каждому видео. Когда наверх поднимается последний экран, в бассейн со всех поднявшихся вверх полотен-экранов, которые скрыты под потолком, ливневым дождем стекает вода. Создается ощущение, что Могучий собирает эту воду и вместе с ней собирает и впитывает опыт, суть БДТ.

А дальше начинается настоящая постмодернистская игра. После того как на глазах у испуганных зрителей артисты в капюшонах ломают часть пола на сцене, из этой дыры, которая к облегчению многих оказывается оркестровой ямой, на помосте выезжает диван. Он завален пледами, тряпками. На нем лежит человек. Когда он приподнимается и начинает говорить, становится ясно, что это недавний юбиляр Олег Басилашвили. Его монолог начинается с финальных слов Фирса из «Вишневого сада»: «Жизнь-то прошла, словно и не жил». Сбоку сцены появляется Алиса Фрейндлих. Она произносит реплики Шарлотты (именно ее Фрейндлих играла в спектакле Адольфа Шапиро в БДТ в 1993 году): «У меня нет настоящего паспорта, я не знаю, сколько мне лет, и мне все кажется, что я молоденькая». Потом вдруг она начинает читать роль Раневской: «Мне хочется прыгать, размахивать руками. А вдруг я сплю! Видит бог, я люблю родину, люблю нежно, я не могла смотреть из вагона, все плакала». Заканчивает Фрейндлих, задумчиво произнеся: «Это не мои слова». «Крючковой», — уточняет Басилашвили.

Таких игр со смыслами, смешения сегодняшней действительности БДТ, его прошлого и истории российского театра вообще в юбилейном спектакле «Возвращение» будет достаточно. Так, например, Могучий превращает монолог Гаева «Дорогой, многоуважаемый шкаф…» в поздравление с юбилеем для Басилашвили. «Позавчера» глуховатого Фирса, произносимое им, по Чехову, не к месту, приобретает вполне конкретный смысл, когда Басилашвили прибавляет: «Позавчера – у меня, сегодня – у него», а на фоне задника появляется портрет Товстоногова. Действительно, позавчера был юбилей у Басилашвили, сегодня девяностодевятилетие со дня рождения Товстоногова. Конечно, совпадение дат получилось несколько притянутым, так как по новому стилю день рождения Товстоногова 15 сентября (то есть за 13 дней до открытия). Однако мистификатору Могучему удалось всех запутать, и только ленивый журналист не написал о том, как это символично – открыть театр в день рождения великого Мастера.

На сцене звучат реплики из «Вишневого сада», к ним присоединяются монологи из «Дяди Вани» (этот спектакль в БДТ поставил сам Товстоногов в 1982 году). Рождаются новые диалоги, которые происходят теперь между персонажами чеховских пьес, героями спектаклей БДТ и актерами современной труппы. Наполненные новыми смыслами.

Могучий при этом делает большой акцент и на современной ситуации в театре. Так, слова Маши из «Трех сестер», звучащие из уст Басилашвили (на сцене в этот момент именно актер Олег Басилашвили): «Пройдет время, и мы уйдем навеки, нас забудут, забудут наши лица, голоса и сколько нас было, но страдания наши перейдут в радость для тех, кто будет жить после нас», приобретают дополнительные современные оттенки. Персонажей на сцене становится больше и больше. Они начинают заполнять пространство сцены. В спектакле «Возвращение» Могучий язвит и в адрес журналистов газеты «Метро» (наверное, и всех журналистов вообще). Персонажи спектакля вдруг вспоминают о слоне, который якобы должен был посетить праздник. Кто-то недоуменно спрашивает: «Какой слон?». Тогда один из героев читает из газеты: «А возглавлять шествие по задумке Андрея должен… слон (не исключены и другие животные. – Прим. ред.). Предполагается, что он выйдет и на сцену БДТ. Сейчас специалисты проверяют, смогут ли подмостки выдержать вес в полторы тонны. Учитывая давнюю дружбу Могучего с Вячеславом Полуниным, в том, что слон появится, можно не сомневаться». Материал с таким текстом действительно появился в указанном издании 29 августа. Этого слона (как Годо, как отъезда в Москву, как неба в алмазах) будут на протяжении всего спектакля ждать персонажи и задумчиво добавлять, что «все-таки надо проверить сцену».

Далее в клубок пьес, монологов, смыслов вплетутся и запутаются в нем и «Чайка», и «Гамлет» (которых, к слову, не было в репертуаре БДТ), и «На дне». Прозвучит в качестве пересказа даже сюжет «Превращения» Кафки. Каждая драматическая история вступает, а далее вплетается в остальной клубок. Могучий жонглирует понятиями, словами, персонажами, авторами, спектаклями. Артисты произносят не только текст персонажей, но и добавляют реплики от себя. Например, заслуженная артистка России Марина Адашевская, работающая в БДТ с 1950 года, гордо произносит: «Я за реплики не держусь. Если надо, я и паузу сыграю!».

Заканчивается спектакль поздравительной речью Нины Усатовой: «Вы вместе с нами вернулись в обновленный театр. Этот зал рукоплескал великим мастерам. Пусть никогда не смолкают аплодисменты! Приходите в театр, живите в нем и любите его так, как любим его мы!». В конце зрителям тоже представляется возможность поучаствовать в действии. Именно они оказываются «фотографом», которого персонажи ждали на протяжении спектакля: у каждого на сидении лежит одноразовый пленочный фотоаппарат и, когда на сцену поднимается Могучий, все зрители делают фото со вспышкой.

На церемонии открытия БДТ Могучий дал зрителям возможность проверить свою эрудицию. Однако было бы смешно утверждать, что только игры разума были его целью. Слова о том, что спектакль «Возвращение» — это поклон истории театра со взглядом в будущее, которые сказал худрук в начале церемонии, действительно оказались правдой.

Подготовила Маша Всё-Таки / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!