66.5$ 75.4€
-9 °С

«Кататься на танке, мёрзнуть в снегу и пить водку»: чего хотят иностранцы (по мнению спикеров секции «Туризм» МКФ)

16 ноября 2018 | 22:00| Культура

Россия как самая большая в мире страна – непаханое поле для туриста… Но и для тех, кто занимается развитием этой отрасли и привлечением гостей (каждый из которых, надо понимать, приезжает не с пустыми карманами, и наполненность последних обратно пропорциональна заполнению флэшки в фотоаппарате). Корреспондент «Диалога» собирал на VII Петербургском международном культурном форуме рецепты, которые могли бы помочь нам заполучить как можно больше иностранцев, а затем благополучно отправить их домой с максимум приятных впечатлений.

О чём только не дискутируют на VII Санкт-Петербургском международном культурном форуме! И о культуре как таковой, и об инвестициях в неё же, и о хайпе, и о блокчейн-платформах… Не всегда, правда, дискуссия носит прикладной характер – нередко всё строится по принципу: «У нас дела вот так. А у вас? – А у нас вот этак. – А надо бы, чтоб вот так. – Да, надо бы. – А вот и время вышло».

Здорово, что в рамках секции «Туризм» обстоит иначе. Её руководитель, исполнительный директор Ассоциации туроператоров России (АТОР) Майя Ломидзе построила дискуссию по схеме: делимся опытом – решаем, что не так с туризмом – формулируем предложения – и делаем так, чтобы нас услышали те, кто в силах изменить ситуацию.

«Главная задача нашей секции – это сформировать предложения, которые я надеюсь донести до министерства экономического развития, и они будут учтены»? – объявляет она в самом начале.

Работу она строит «не щадя живота своего» – и окружающих тоже. Фразы типа «Знаю, что тяжело оторваться от телефонов, но прошу сосредоточиться», «Вопросы есть? Нет? Плохо!», «Обед будет на 30 минут короче» (и так далее) напоминают о временах студенчества – зато вынуждают включаться в процесс. Всё сказанное, опуская узкоспециальную прикладную информацию, можно поделить на три раздела – что у России есть для туристов, чего они от нас ждут, и что «портит им настроение».

«Здравствуйте, я ваш сосед. Вот бутылка виски»

«Спорт – точно не главное в чемпионате мира по футболу», – уверен один из спикеров дискуссии «Увеличение экспорта туристических услуг», министр культуры Калининградской области Андрей Ермак.

Почему? Потому что, на его взгляд, сегодня чемпионат – это прежде всего крупнейший в мире «event», который не только привлекает болельщиков в охваченные футболом регионы, но и приводит к повышению уровня инфраструктуры и «нематериального наследия» (общего настроя, гостеприимства). Впрочем с гостеприимством, говорит Ермак, в Калининграде и так всё в порядке.

«Во время чемпионата люди сдавали квартиры. Бывало, что утром стучат – турист открывает, а там сосед с бутылкой виски: «Здравствуйте, я ваш сосед. Давайте выпьем с вами прям с утра», – говорит Ермак… но, кажется, не шутит. Кроме того, многие калининградцы подряжались «народными гидами» для зарубежных гостей – даже если их об этом не просили. «У нас даже получился скандал, – вспоминает чиновник. – Обычные гиды, профессиональные, стали проигрывать «народным гидам», терять [клиентов]. Проигрывать не по фактическому наполнению, а по подаче».

А что ещё любят туристы, кроме бесплатных гидов из народа и дармовой выпивки (вообще, кто же всего этого не любит)? Ирина Петренко, исполнительный директор ENIT (Национального агентства по туризму в Италии) говорит, что самым популярным российским «объектом» для посещения у итальянских туристов в России стал… Транссиб.

«Мы спрашиваем: что вы мечтаете посетить? Они: «Транссиб». Мы удивляемся, но они называют – вот», – разводит руками Петренко.

Впрочем, итальянцы, кажется, те ещё смельчаки. По словам Петренко, сейчас они готовят для них новые маршруты по России – в Сибирь, на Байкал, в Туву. А раз есть предложение, значит, должен быть и спрос.

— Значит, вы хотите отправить ваших туристов в мороз… – скептически начинает Ломидзе.

— Зачем в мороз? Летом, – поясняет итальянский туроператор.

— Ну что ж, если в Италии есть операторы, которые хотят отправить своих туристов в Сибирь, в Арктику, мы всегда готовы помочь, – говорит Ломидзе, одновременно и иронизируя, и давая понять, что никаких преград в сотрудничестве нет: было бы желание.

«Мы боялись ехать в Россию, потому что видели русских в Турции»

Между прочим, кто сказал, что торговать следует тем, что приятно? Исполнительный директор туроператора «Невские сезоны» Кирилл Соколов уверен: наши сильные стороны – это снег, мороз и русское «безудержное веселье». А мы всё это используем недостаточно.

«Главное, что иностранцы знают про Россию – это страна снега. Но почему-то я ни разу не видел слоганов «самый белый снег в мире» или «100% гарантия снега». Мы недостаточно используем бренд русской зимы», – сетует Соколов. Также, с его точки зрения, мы часто показываем приезжим «клюквенную» Россию, в то время как им хотелось бы видеть, как мы тут живём на самом деле. В этой связи Соколов предлагает делать «развлечения» из серии «обед в семье, «дача-тур» и «экскурсия в коммуналку».

«Это гораздо им интереснее, чем «фейковые» деревни, расписные, с избами и кокошниками», – настаивает директор «Невских сезонов».

Ещё одна его идея – концепция России как страны, где всё позволено. Оказывается, среди наших соседей до сих пор живёт миф, что Россия – рай анархиста, где можно кататься на танке, снять на ночь дворец или упиваться водкой, не вызывая осуждающих (разве что – сочувствующих) взглядов прохожих. Из этого исходит проект, который Соколов называет «Однажды в жизни».

«Есть вещи, которые надо сделать в жизни хотя бы раз. Прокатиться на танке, замёрзнуть где-то на Байкале, прокатиться на Транссибе. На это тоже можно [делать ставку]», – говорит Соколов.

По его словам, о Транссибе мечтают не только в Италии: знакомые ему европейцы всегда хотели, подобно Дэвиду Боуи, покорить супер-магистраль, но «боялись ехать в Россию, потому что видели русских в Турции и Египте».

«Потом они узнали, что не все русские такие. И поехали, и потом клялись мне, обещали, что будут приезжать снова, и приедут ещё раз в Санкт-Петербург», – улыбается директор.

«Виза – единственная преграда»

А что туристам не нравится при посещении России? Вопрос, пожалуй, самый интересный – но из-за пресловутого политеса изучить его досконально ох как непросто.

— Вы часто бываете в России, – обращается Ломидзе к директору представительства Национальной туристической организации Греции в России и странах СНГ Поликарпосу Эфстатиу. – Помогите нам: расскажите, что вам здесь очень симпатично?

— Греки любят приезжать в Россию. У нас очень много общего, – пытается уйти в обобщённую дипломатию господин Эфстатиу.

— Вопрос был не в этом. Что вам здесь не нравится?

— Я могу вас сказать, что семьдесят процентов греков обожает Россию. Им всё нравится.

— Я могу вам сказать, что в России тоже обожают Грецию, – отозвалась Ломидзе – Тех, кто обожает, у нас даже больше, чем тех, кто туда ездит. Ну хорошо, назовите тогда ваши любимые места для отдыха в России.

— Камчатка и Санкт-Петербург.

— Круто. А для отдыха с детьми? Можете повторяться. Может, это тоже Камчатка или Петербург.

(немного подумав) Сочи.

— Ну хорошо. Вот вам рецепт туризма от Греции: «Петербург, Камчатка и Сочи».

— Это моё частное мнение! – пугается Эфстатиу.

— Ну да, – слегка улыбается Ломидзе – а то я уже вижу заголовки: «Греческие операторы считают лучшим местом для отдыха с детьми Сочи». Таких высказываний Греция может и не простить.

Под конец этого забавного диалога Поликарпос Эфстатиу всё же «раскололся»: греческие туристы ещё больше любили бы Россию и приезжали бы чаще, если бы не было проблем с визой.

Кирилл Соколов поддерживает греческого коллегу. «Затронули «любимую тему», – усмехается он.

«Весь мир хочет поехать в Россию, но никто не хочет платить 150-200 евро за визу и тратить время [на её оформление]. Мы говорим о паритете, но разве это паритет, когда русские могут приезжать в Грузию без визы, а для Грузии визовый режим? Они очень хотят приезжать в Россию – но для них даже такого понятия как туристическая виза не существует», – досадует Соколов.

Он также добавляет, что, по его расчётам, упрощение визового режима привело бы к росту числа гостей – а значит, и доходов от туризма – в 2-3 раза. В общем, все вопросы к МИДу. Правда, в ответ на вопрос особенного дотошного журналиста «Могу я написать в своей газете, что во всём виноват Лавров?» Ломидзе, взглядом дав понять, что оценила шутку, сказала: «Никаких фамилий мы не называли».

«Они говорят, у нас здесь иконостас. А мы говорим – у вас здесь музей ужасов»

Короче, проблем много. Но чего уже удалось достичь за 10 лет существования АТОР? В беседе с корреспондентом «Диалога» Майя Ломидзе отвечает: главное, что в сфере туризма наконец-то заработали регионы.

«Мы всколыхнули регионы. Я считаю, что это самое большое достижение, потому что после приезда наших сотрудников регионы пересматривают своё отношение к туризму. И это не преувеличение. Они начинают в туризме [развивать] ту отрасль, которая может приносить деньги. Они начинают видеть в своём регионе те точки, которые могут быть интересны туристам», – говорит директор ассоциации туроператоров.

По словам Ломидзе, нередко бывает так, что свои достоинства жители и администрация края, республики или области видят совсем не в том, что могло бы привлечь туристов. Задача АТОР – дать понять, на что выгоднее сделать ставку с точки зрения бизнеса. А там и ко всем остальным туристическим объектам подтянутся желающие.

«До сих пор я не помню регионов, где совпали бы точки зрения администрации и приезжих экспертов. Они говорят, что у нас здесь лучший иконостас XVIII века, а мы говорим – у вас здесь музей ужасов, он туристам интереснее. Я сейчас сильно утрирую, но есть какие-то вещи, которые продаваемы и могут привлечь больше туристов. А если туристы приедут, то посетят в том числе и ту их церковь, с которой они так носятся», – уверяет Ломидзе.

В качестве подтверждения её слов – диалог, который случился во время выступления Кирилла Соколова.

— Я из Волжского региона, – объявил молодой человек и задал вопрос (ни больше ни меньше): как привлечь туристов в Волжский регион?

— А у вас там на ГЭС всё ещё нельзя фотографироваться? ГЭС – интересный очень объект…

— Дело в том, – насупился молодой человек, – что у нас исторический регион, сооружения с XII по XVII век.

— Я понимаю, вы хотите, чтобы у вас был образ духовный, исторический, – стала объяснять юноше Ломидзе – но надо начинать с того, что можно продать.

— В конце концов, у вас там плохо с ресторанами, – добавил Соколов, который до этого объяснял, что многие туристы – азиаты, например – путешествуют только ради шопинга и разной вкуснятины.

— Вот! – поднял волжанин палец в воздух – Вот ответ!

И, удовлетворённый, ушёл на место. Кажется, в Волжском регионе ещё не скоро разрешат фотографировать ГЭС, опасаясь шпионов, которые могут украсть секреты сооружения, выстроенного в начале 60-х. Но, судя по тем идеям, которые сегодня так энергично высказывают туроператоры, в целом по стране процесс, скорее, движется вперёд.

Глеб Колондо / ИА «Диалог»

Все материалы, касающиеся Культурного форума-2018, доступны по ссылке.

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!