53.3$ 56€
26.08 °С
Новости Все новости

В Петербурге представили книгу и фильм об Олеге Руднове

04 февраля 2016 | 17:46

Через год с лишним после смерти руководителя Балтийской медиагруппы Олега Руднова в свет вышли книга и фильм, посвящённые его памяти. Создали книгу по просьбе Сергея Руднова, сына Олега Константиновича, те же самые журналисты, которые вплоть до октября прошлого года продолжали выпускать газеты БМГ – «Невское время», «Вечерний Петербург» и «Смена» - пока эти издания не закрыло новое руководство холдинга. Корреспондент «Диалога», который десять лет проработал в составе «Невском времени» (из которых пять – фактически под непосредственным началом Олега Руднова), никак не мог пропустить это событие.

Через год с лишним после смерти руководителя Балтийской медиагруппы Олега Руднова в свет вышли книга и фильм, посвящённые его памяти. Создали книгу по просьбе Сергея Руднова, сына Олега Константиновича, те же самые журналисты, которые вплоть до октября прошлого года продолжали выпускать газеты БМГ – «Невское время», «Вечерний Петербург» и «Смена» — пока эти издания не закрыло новое руководство холдинга. Корреспондент «Диалога», который десять лет проработал в составе «Невского времени» (из которых пять – фактически под непосредственным началом Олега Руднова), никак не мог пропустить это событие.

Презентация книги «Вишнёвый сад Олега Руднова» и фильма «Петербуржец родом из Ленинграда» неизбежно превратилась во «встречу бывших однополчан». Пришли теперь уже бывшие главные редакторы всех трёх газет (один из них, экс-главред «Невского времени» Михаил Иванов, и стал основным составителем книги), многие руководители отделов, рядовые журналисты. В зале звучали вопросы: «А ты где работаешь?» Смерть Руднова и последовавшие за этим «преобразования» БМГ (большая часть изданий которой просто закрылись) разбросали по самым дальним углам петербургской медиасреды более 150 работавших в медиагруппе журналистов. Многие после случившегося ушли в смежные области или до сих пор ищут работу.

«Я вижу здесь много знакомых, дорогих мне лиц – многие из этих людей хорошо знали Олега Константиновича, поэтому мне будет трудно сказать что-то новое об этом человеке. Но я уже говорил об этом, и сейчас повторюсь – это была фигура абсолютно недооцененная в Санкт-Петербурге. И мы, когда готовили книгу, постарались этот пробел восполнить. Большое видится на расстоянии – думаю, пройдёт ещё несколько лет, и мы вынесем должную оценку этой личности, которая сыграла, на мой взгляд, наиболее значительную роль в петербургской журналистике последних лет. Говорят, что на факультете журналистики СПбГУ хотят учредить стипендию имени [Геннадия] Селезнёва – я ничего не имею против этой фигуры (этот человек тоже внёс большой вклад в развитие советской и российской журналистики), но считаю, что если назначать именную стипендию, то неплохо было бы вспомнить и об Олеге Константиновиче Руднове. А также создать, может быть, журналистскую премию его имени – это было бы и разумно, и справедливо», — сказал Иванов.

Главной заслугой Олега Константиновича Михаил Иванов назвал то, что прежний руководитель БМГ привносил в журналистику понятие совести – в нынешние времена, считает экс-главред «НВ», это весьма актуально. Можно вспомнить многочисленные кампании, которые проводила БМГ – в защиту исторического центра Петербурга, в поддержку ветеранов, не имевших своего жилья, в пользу городских бань, против плавучих ресторанов в центре города… «Такую журналистику кто-то считал старомодной, архаичной, а мне кажется, это журналистика будущего, хотя корни её – в прошлом. Пройдя по этому длинному и извилистому пути, мы придём к выводу, что журналистика без нравственности становится пустым развлечением», — отметил Иванов. Относиться к этим инициативам можно было по-разному – но автору этих строк до сих пор памятно чувство восторга, возникшее после окончания телемарафона «Четвёртое столетие», посвящённого сохранению памятников Санкт-Петербурга. Тогда, 25 июня 2008 года, многим – и мне в том числе – казалось, что свершился перелом в защите исторического центра города…

А автор фильма Валерий Татаров считает, что вместе Рудновым и со «старой» БМГ ушла в небытие – по крайней мере, в Петербурге – одна из важных функций журналистики: связь между обществом и властью. Как ни крути, публикации в изданиях БМГ часто вызывали резонанс – пусть и не всегда доброжелательный – в коридорах администраций. Существовала и целая «Общественная приёмная», куда могли обращаться граждане – и по их наводке журналисты выходили на охоту. Часто – результативную: проблемы конкретных людей, существовавшие годами, решались. «Диалога сейчас нет. Руднов был тем человеком, который этот диалог осуществлял. Можно к этому подходить по-всякому – дескать, с такими-то друзьями… но он это делал. Равноценной фигуры до сих пор нет, и она нескоро появится. Это большой риск и большая ответственность – может, поэтому и боятся», — поделился своими мыслями Татаров, работавший в прошлом на 100ТВ, а теперь на канале «Санкт-Петербург». Фильм, по его словам – это личная благодарность и посвящение Олегу Руднову. В том числе и за то, что именно Татарову доверили вести уже упомянутый телемарафон «Четвёртое столетие».

«Он мог попросить кого угодно – и Андрея Радина, и Марианну Баконину, а доверил это мне. Он хотел, чтобы разговор о любви к Петербургу вёл человек, который позволят себе личное, эмоциональное отношение к журналистике. Я очень удивился (хотя уже ничему, в общем-то, нельзя удивляться), что 9 января, в годовщину смерти Олега Константиновича, по сути, вспомнило о нём только «Эхо Москвы». Мне это не показалось странным: таково состояние нашего журналистского интереса к тому, что самоценно. Встречался недавно с председателем Синодального информационного отдела [Московского] Патриархата Владимиром Легойдой, и он спросил меня: «Как ты считаешь, мы сейчас присутствуем при смерти журналистики?» Я ответил: «Ну мы же с тобой есть». Так и сейчас мне хотелось бы сказать, что я сделал фильм как памятник уходящей эпохе и уходящей профессии. И вы тоже есть – значит, она не умерла? Но то, что мы работаем на потоке, забывая о смысле нашей работы – это совершенно точно», — добавил телевизионщик.

«Мы много думали о том, как увековечить память отца – а журналисты сами на меня вышли и предложили это. Я согласился – и я очень доволен тем, как это всё в итоге получилось. Для меня отец был и близким мне человеком, и учителем, и другом – и, конечно, в первую очередь он был журналистом. Даже занимая высокие посты, он считал себя в первую очередь журналистом. Более того – он считал журналистику инструментом, при помощи которого он может помогать людям, и использовал это средство в полную силу — пусть даже помочь всем было невозможно. Например, на 20-летие радиостанции «Балтика» в «Общественную приёмную» обратилась пенсионерка, которой по закону, в принципе, не полагалась новая квартира – у неё был «перебор» в половину квадратного метра… А отец со своими друзьями скинулся и помог. Ей торжественно вручили эту несчастную квартиру, которой она была достойна, и не заслужила при этом такого отношения со стороны каких-то чиновников, которые не переживали блокаду, не знают, что такое война и голод – но при этом позволяют себе такие формальные суждения», — вспоминал Сергей Руднов.

Книга «Вишнёвый сад» вышла тиражом 500 экземпляров, которые не поступят в свободную продажу. Большая часть тиража расходится в журналистском сообществе; часть предложено передать в библиотеки факультета журналистики Санкт-Петербургского государственного университета и других городских вузов, в которых учат журналистике. Откуда взялось такое странное название? Дело в том, что после смерти Руднова кто-то сравнил издания Балтийской медиагруппы с чеховским Вишнёвым садом, который дорог барину, но не может выжить, потому что не приносит прибыли. Собственно, так и вышло: остатки Балтийской медиагруппы попали под управление главы холдинга News Media Арама Габрелянова, который переформатировал «Радио Балтика», превратил телеканал 100ТВ в Life78, а также закрыл газеты, информагентство «БалтИнфо» и радиостанцию «Нева FM».

Подготовил Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!