64.8$ 72.4€
11 °С
Новости Все новости

Елизавета Костягина: Я уверена, что группа «MONOЛИЗА» была, есть и будет на правильном пути

12 октября 2015 | 20:52

Группа «MONOЛИЗА» существует с 2007 года. За это время музыкальный коллектив успел заявить о себе и занять первые места в национальном хит-параде «Чартова дюжина» на «Нашем радио». «Диалог» побеседовал с солисткой группы Елизаветой Костягиной и узнал, чем живет музыкант, сколько у него может быть увлечений и как важно оказаться «в нужное время в нужном месте».

В прошлый раз вы давали интервью «Диалогу» в 2014 году. В чем за это время группа выросла?

Прежде всего, с того момента, как мы встречались, вышел альбом, который называется «Линии» по одноименной песне в дуэте с Владимиром Шахриным. Пластинка была записана на средства наших слушателей и друзей, собранные с помощью краудфандинга, который сейчас весьма популярен. Затем состоялся большой тур по городам России, приуроченный к выходу альбома. С каждым месяцем, с каждым годом, как и любой живой организм, группа растет и развивается. Сейчас мы поработали над изменением наших старых любимых хитов. Нам хочется вложить в них что-то новое, попробовать увидеть в новом варианте, «переодеть» с помощью новых музыкальных идей, актуальных нашему настроению. С нескрываемым удовольствием вспомним ощущения от игры с живым, хорошо забытым басом. Надеемся, что и зрителей наше новое творчество не оставит равнодушными. Это должно задеть за живое…

Что сплачивает участников группы «MONOЛИЗА»?

Мне кажется, в вопросе сплоченности важно единомыслие, общий знаменатель в наших взглядах на музыку, творчество, развитие, отношение к зрителям и к тому, что делается. Конечно, присутствует и сентиментальный аспект. Мы достаточно долго держимся вместе. В основном у нас менялись барабанщики и бас-гитаристы. Как раз скоро поклонники нашего творчества смогут стать свидетелями неожиданных метаморфоз нашего состава. При любом конфликте мы вспоминаем, что очень многое прошли вместе. Мы стараемся с пониманием относиться друг к другу и расставлять приоритеты правильно.

А какой характер носят разлады: личный или творческий?

Скорее, творческий, а уж это может быть вызвано чем угодно. Кто-то может прийти просто в плохом настроении. Причиной психологического дискомфорта может стать даже погода, и в результате получится, что песня звучит не совсем так, как хотелось бы. Всё это взаимосвязано. Когда мы встречаемся в онлайне, то обсуждаем совсем неожиданные вещи, о которых, к сожалению, невозможно рассказать в формате нашей с вами беседы.

Как участники коллектива общаются вне рабочего времени?

Я приблизительно ответила на этот вопрос, видимо, интуитивно его предвещая. Помимо репетиций на личные повседневные темы мы почти не общаемся. Конфетно-букетный период закончился. Если какие-то встречи происходят, то, в основном, они касаются творчества. Бывает такое, что кто-то может обратиться за помощью. Но редко. В основном наши беседы связаны непосредственно с группой, с музыкой, с организацией поездок. Конечно, я ко всем ребятам отношусь хорошо и тепло. Все они мне уже почти как родственники.

Если состав группы полностью сменится, а вы останетесь в музыке, будет ли это та же «MONOЛИЗА»?

Это будет тоже «MONOЛИЗА», тот же голос, те же песни. Мне сложно сказать наверняка. Тут только пробовать и делать выводы и, скорее всего, не только мне. Естественно, это будут другие аранжировки, другие эмоции, другая подача, драйв и совсем другое общение. Возможно, у меня что-то изменится, потому что мне предстоит взаимодействие с другими людьми, соответственно, ответная реакция тоже будет другая. Взаимодействие музыкантов на сцене происходит ежедневно. Мы прежде всего спутники друг для друга. По крайне мере в музыке. Все может случиться в жизни, тем более в такой, но мне бы этого очень не хотелось. С этой «MONOЛИЗОЙ» есть уверенность, спокойствие, приобретенное с течением многих лет.

Что является индивидуальной особенностью вашей группы?

Это, конечно, концептуальность текстов, узнаваемый звук, аранжировки и наш неизменный костяк коллектива. Это определенная философия, то есть мой-наш взгляд, воплощенные в текстах песен. У нас есть свой почерк. Это главное.

Почему для проведения концерта в Петербурге вы выбрали именно клуб «Jagger»?

У нас не складывалось с концертом в «Jagger» уже год. Обычно мы выступаем в этом клубе, так как это наше любимое место, если дело касается электрических концертов. Акустические концерты мы любим играть в клубе «Ящик». То, что касается электричества или масштабных мероприятий, то лучше «Jagger». Мы презентовали там альбом в 2014 году, и вот, после годового перерыва, мы снова соберемся вместе с вами на этой площадке. У нас есть отрицательный опыт концертов в других петербургских клубах, и именно поэтому мы с нетерпением ждем, что предстоящий концерт перечеркнет все негативные эмоции от концертов в «труднодоступных местах». Я неравнодушна к этому месту. Там прекрасный звук. Это замечательный клуб для людей, которые пришли послушать любимую музыку в хорошей атмосфере, которая успела полюбиться многим меломанам. Я была бы счастлива, если бы таких мест в нашем городе было больше.

Как слушатели приходят к «МОNOЛИЗЕ»?

Любая группа держится на лидере, на том, кто пишет песни. Есть человек, который является рупором, доносит песни, тексты, музыку и эмоции зрителю. Непосредственный проводник. Очень многое зависит от того, кем является этот человек, каким видит его зритель, от его взаимодействия со зрителем. Кроме того, многое зависит от харизмы и подачи материала. Многим людям, как нескромно бы это ни звучало, на первом этапе интересно просто общение со мной. Зачастую нашему новому слушателю нужно просто увидеть, услышать нас вживую, пообщаться, а потом уже происходит проникновение в творчество, тексты, музыку. Нередко это может происходить просто потому, что что-то понравилось: либо аватарка, либо афиша. Очень много поклонников у нас появилось от совместного творчества со Светланой Сургановой, с Владимиром Шахриным, за что им большое спасибо. После песни «Осень» у нас появилось много поклонников со стороны Светы. Это не просто проекты, которые направлены на увеличение аудитории. Это дуэты с теми людьми, с которыми нам хотелось это делать. Очень льстит, что они разделяют наше творчество и очень нас этим поддерживают.

Есть ли еще исполнители, с которыми вам бы хотелось спеть дуэтом?

Это все происходит по любви, зависит от настроения. К счастью, здесь нет никаких алгоритмов. Например, появилась песня, и я в какой-то определённый момент увидела дуэт именно с Владимиром Шахриным. Я вдруг вспомнила, что он участвует в анти-ВИЧ проектах, поддерживает в Екатеринбурге такого рода мероприятия. Вдруг всё сложилось и, как говорится, цепочка замкнулась. Мне захотелось осветить проблему, показать, что есть очень важный момент, когда такую актуальную в наше время проблему можно предупредить. Его это зацепило. Он со мной разделил наш взгляд на это.

Как проходила работа над этим проектом?

Мне хотелось сказать, что стереотип по поводу общения с этими людьми – это лишь стереотип. А затем обратить внимание на то, что проблему можно предупреждать гораздо раньше, чем может произойти беда, то есть, в школе. Этому мы посвятили целый проект. Он нашел отражение в серии наших концертов под названием «Линии», очень долгая подготовительная работа, нас поддерживало очень много ресурсов, которые ведут борьбу с ВИЧ. Соответственно, на концертах я пыталась рассказывать о важных вещах, насколько это возможно и этично было сделать в предлагаемых обстоятельствах. Я считаю, что нам удалось привлечь внимание СМИ и донести какую-то информацию с помощью клипа. Сквозь весь клип проходят символы. Эта песня имеет важное значение в социальном плане. Я встречалась с ВИЧ-центрами, которые несут информацию в массы. ВИЧ – это не СПИД. Многие даже не знают разницы между двумя этими статусами. На концертах в рамках проекта «Линии» мы попытались донести это. Получается, мы занимались просветительской деятельностью. Опять же, когда подростки, студенты слышат информацию о болезни, они могут ее не воспринять серьёзно, а когда это озвучено через человека, к которому они испытывают симпатию, чьим творчеством они увлекаются, то на это будет обращено совсем другое внимание.

В разных источниках можно встретить такое определение вашего жанра: интеллектуальный рок. В чем проявляется его интеллектуальность?

Я не знаю, кто дал такое определение. Мне это не очень понятно. Наверное, имеется в виду, что у нас в текстах всегда присутствует смысл, а не просто атмосфера и эмоция. Рок у нас якобы – это драйв, энергия, мощь. Я бы назвала наш жанр «интеллигентным роком». Я думаю, это имеет отношение к тексту. Игра слов, неоднозначность каких-то фраз, юмор, а скорее даже сатира, неразделимы с нашими песнями. Встречаются слова и термины, которые могут быть непонятны с первого раза обывателю, не имеющему отношения к какой-то узкой сфере деятельности. Так появляется ступенька для новых знаний и открытий. Есть повод лишний раз открыть словарь и посмотреть, что это такое. Сам факт того, что зритель пытается задать вопрос о какой-то фразе или строчке, мне уже нравится. Если такое случается, и слушатель узнает новое слово, понятие или его значение, мне уже всё кажется ненапрасным. Это красивая форма для саморазвития. Я люблю, когда возникают загадки в песнях и дают возможность слушателю что-то додумать, увидеть иначе, предложить свой вариант развития событий.

С какими чувствами слушатели должны уйти после вашего концерта?

Я знаю одно: после каждого концерта мне приходит большое количество писем, особенно после концертов в Москве и Петербурге. Если слушатель нашел возможность отправить письмо, описать эмоции, это уже говорит о многом. Когда через день или два после концерта человек обдумывает, анализирует, собирается с мыслями, а потом пишет мне такое сообщение, за которое я очень признательна, то это дает силы двигаться дальше и верить в себя, в то, что всё не зря. В финале концерта я уже чувствую, какие это будут эмоции, что получилось из нашей совместной работы с ребятами. Ощущение удачного концерта ни с чем нельзя сравнить. Когда я вижу хотя бы немного подробного субъективного мнения, восприятия, я очень отзывчива и всегда реагирую, потому что обратная связь для нас очень важна. Это то, ради чего живут артист, группа, исполнитель. В этих отзывах я могу найти и почерпнуть что-то полезное.

Артист – это достаточно «эксгибиционистская» профессия. Насколько сложно, будучи закрытым человеком, реализовываться в этом направлении?

Появляются проблемы. Это будет сказано, конечно, не по отношению ко многим нашим поклонникам, слушателям и друзьям, но с приходом социальных сетей в нашу жизнь общение с артистом стало гораздо доступнее, пропала дистанция. Иногда это превращается в фамильярность. Я стараюсь сохранить дистанцию в общении, а некоторые товарищи начинают требовать ответов на сообщения в принудительной форме. Бывают и такие, кто проявляет агрессию. Человек перестает чувствовать тонкую грань между общением, которое могло бы закончиться на достаточно позитивной ноте, и навязчивостью. Я во «ВКонтакте» в основном захожу по делу, а другие вопросы обсуждаю только с друзьями. Да и вообще, друзей, с которыми можно общаться письменно, не так уж и много. Мне гораздо приятнее встретиться вживую со своими школьными, институтскими друзьями. К сожалению, это происходит всё реже и реже.

Какое место музыка занимает в вашей жизни?

Конечно, первое место. Спортом я занимаюсь, но это, конечно, имеет отношение больше не к творчеству, а к соревновательному образу жизни. Еще у меня давно есть собаки. Сейчас я не очень активно занимаюсь кинологией, а раньше у меня каждые выходные – это поездка на выставки, в другую страну, в другой город. Мы в географическом плане совершали много открытий. Сейчас очень ностальгирую по этим временам и с большим удовлетворением замечаю, что свято место пусто не бывает. Опять же, это ведь еще и дополнительное общение, новые знакомства с людьми из многих городов и стран.

Расскажите подробнее о своих немузыкальных увлечениях.

Лет в шесть меня начали заставлять заниматься бадминтоном. Бабушка жила во Владикавказе, а я в Норильске. На лето меня отправляли туда, как раньше было принято говорить у северян, «на материк». Мне уже в это время дали в руки ракетку. Тогда и зародилась любовь к бадминтону, а затем в Норильске меня отправили в секцию. Потом я попала в состав юношеской сборной города. Занималась серьезно, профессионально, наверное, лет до 15. А потом встал выбор между спортом и творчеством. В этот момент я бросила спорт и занялась активной творческой деятельностью. Поступила в Университет профсоюзов. Затем очнулась: все-таки надо что-то делать. Вернулась в бадминтон и продолжила тренироваться уже как любитель. У меня был на тот момент первый взрослый разряд. По сей день я продолжаю участвовать в соревнованиях. Я, кстати, в рейтинге сейчас нахожусь в женской одиночной категории под номером четыре среди всех спортсменок Петербурга, а по российскому рейтингу – 166. Спорт — это прекрасная разрядка, поддержка физической формы, морального духа.

А в кинологию как попали?

Мы с родителями взяли совсем недорогую собачку. Она не хватала звёзд с неба, что касалось экстерьера, но была очень эмоциональной, драйвовой, яркой и умной. Мне пришлось очень много работать над тем, чтобы она в результате начала побеждать на выставках. В результате моя собака стала чемпионом девяти стран, будучи купленной за 150 долларов. Когда я начала побеждать, меня уже было не остановить: мы ездили по разным городам, я пошла на кинологические курсы, собиралась стать судьей-экспертом, чтобы зарегистрировать свой питомник и заниматься разведением собак. Всё так и произошло. Затем я начала заниматься музыкой, и это хобби отошло на второй план, но все равно сейчас с удовольствием по возможности хожу на выставки.

Как в вашей жизни появилась музыка?

С детства я просто играла на гитаре. Мы собирались и играли в подъездах… или как правильно у вас говорить? В парадных? В 2006 году познакомилась со Светой Сургановой. Она просто проходила мимо. Дело в том, что она жила тогда на Кавалергардской, а у меня там находится моё основное место работы — салон красоты. Я просто вышла на улицу. Знала, кто такая Света Сурганова, в лицо её знала. Говорю: «Здравствуйте, Света, заходите к нам». Она опешила от моего нападения, оставила телефон. Так мы стали общаться. Потом она решила, что я умею писать стихи и песни. Она почему-то посчитала, что я не хочу в этом признаваться. А уж если Света Сурганова что-то решила… Как-то по радио играла песня, а мы поспорили по поводу имени ее исполнителя. Она сказала, что если я проиграю, то спою ей одну из своих песен. Я проигрываю, но песен-то у меня нет. Буквально за два дня я делаю над собой усилия и пишу первую свою сознательную песню, которая называется «В последний раз». Показала ей, а она сказала, что если я не буду этим заниматься, то это станет преступлением века. Потом упал самолет с её преподавательницей. Ей было очень плохо. Я видела, как она переживала и написала «Среди мертвых и живых». Для меня это была не песня, а строки, слова, которые я хотела сказать в качестве поддержки. Она попросила, вернее, вдохновила писать дальше, продолжить текст. В результате я показала ей свой текст, а у неё в то время был музыкальный набросок. Света что-то там намешала и из этого крутого замеса вышла всем известная песня «Далеко». Если бы не она, если бы это не было актуально для неё, то эти стихи и строчки остались бы никем незамеченными. Затем она меня попросила написать ещё что-нибудь. Я написала, Света дописала свою часть текста. Так появилось «Время познаний».

В биографиях многих музыкантов встречаются удивительные совпадения. Ваша история как раз такая, словно все обстоятельства сложились так, чтобы вы стали музыкантом. Что это, на ваш взгляд: судьба, мистика?

Может быть, это называется «оказаться в нужное время и в нужном месте». Я считаю, что это большая удача. Почему так случилось? Может, я сама этого очень хотела. Для меня это тоже загадка. Я ведь и не мечтала, что когда-нибудь Владимир Шахрин мне лично позвонит и будет говорить о своих впечатлениях о нашем альбоме «Навсегда», который передали мои друзья из Норильска. Ведь никто не загадывал, что наше общение выльется в целый социальный проект и встречу с важным для меня человеком и наставником в творческом плане. А кто знал, что эта песня будет занимать два месяца лидирующие позиции «Чартовой дюжины» «Нашего радио»? А кто-нибудь мог предположить, что из нашей случайной встречи на улице со Светланой Сургановой получатся такие песни, и я обрету прекрасного друга, соратника и соседку на долгие года? Нет, никто. Сейчас я полностью (ну на 99%) уверена, что мы были, есть, будем на правильном пути, и этот путь, вот уже скоро 8 лет, пусть иногда и освещаемый яркими «звёздами», мы выбрали сами. И нас выбрали те, с кем наша дорога стала ещё светлее и интереснее. Мы ждём встречи со всеми нашими «осветителями» на ближайших концертах в Москве 17-го октября в клубе «Муз Паб», 18-го октября в Ярославле в пабе «Plan B» и 8-го ноября в родном Санкт-Петербурге в клубе «Jagger»!

Беседовала Дарья Веркулич / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!