77$ 92.2€
10.75 °С
Новости Все новости

Александр Ермачков: В Крыму есть не только яблоки и виноград, но и богатая культурная жизнь

12 июня 2015 | 17:58

На XVI Международном театральном фестивале «Радуга», состоявшемся в петербургском ТЮЗе на прошлой неделе, в качестве почетного гостя побывал бывший министр культуры Крыма, а ныне – директор Симферопольского театра имени Горького Александр Ермачков. В мае этого года он принял на сцене своего театра дочерний проект «Радуги» — фестиваль «Радужный мост», ставший первым вестником перемен в искусстве республики. О том, как развивается культурная жизнь полуострова после известных событий, о новом творческом опыте и перспективах сотрудничества с Петербургом Александр Ермачков рассказал в интервью «Диалогу».

Александр Ермачков

Расскажите, как появился на свет проект «Радужный мост»?

В 2014 году мы начали диалог с руководством петербургского ТЮЗа. И вот, в мае 2015-го состоялся первый «Радужный мост» — мы показали зрителям Крыма спектакли ТЮЗа имени Брянцева, Большого театра кукол и Латвийского молодежного театра. Стаж моей театральной деятельности – 44 года, и я очень рад тому, что наконец-то мы начали сближаться – раньше такие шаги были недоступны. Мы постепенно входим в российское театральное пространство, и я доволен тем, что уже наметился проект «Радужного моста» на 2016 год: в следующем году планируем давать спектакли в Симферополе, Евпатории и Ялте. Если возникнут какие-то новые возможности — охватим Алушту и Феодосию. Теперь все это возможно. Я вижу в этом деле хорошую перспективу.

Изначально у вас было доверие к петербургской стороне?

Как только я познакомился с петербургскими коллегами, понял, что проблем с проектом не возникнет. Профессионализм, заинтересованность в работе – на лицо. Доверие возникло сразу. Первоначально было небольшое опасение – а вдруг не сложится? Дело в том, что раньше мы уже сталкивались в работе с некоторыми столичными театрами, и среди них были те, кто относился к нам свысока. В таких случаях мы сразу прерываем все контакты. Мы знаем себе цену и не любим, когда на нас смотрят сверху вниз. Ведь у нас огромный опыт, у нас тоже есть чему поучиться – театру Крыма в свое время были подвластны крупнейшие фестивали, с нами работали лучшие представители советской, мировой культуры.

Что вам дал опыт работы с петербургскими организаторами?

Мы развиваемся, узнаем друг друга, обмениваемся опытом – это касается и административной части, и творческой — режиссеров, артистов, художников, технических служб. Мы взаимообогащаемся во многих областях. Например, я много слышал о мюзикле ТЮЗа «Ленька Пантелеев» и задумался – а не замахнуться ли нам в Симферополе на это произведение? На «Радуге» на меня произвел огромное впечатление челябинский спектакль о Чехове («Чеховъ la machine», режиссер – Вячеслав Харюшин, Челябинский Молодежный театр – ИА «Диалог»). Мне очень понравился театр и пьеса. Думаю, мы достанем этот текст и почитаем его на художественном совете. Может быть – поставим.

У вас всё еще существуют художественные советы?

Худсовет театра – это важный коллегиальный орган, весомая вспомогательная структура, которая занимается обсуждением, формированием репертуара. Я знаю, что во многих театрах худсовета нет – его функции выполняют директор и художественный руководитель. Но мы стараемся чтить традиции.

Каков сейчас художественный облик Крымского театра имени Горького?

У нас в репертуаре шестьдесят девять спектаклей. В основном это русская драматургия: семь пьес Островского, Чехов, Горький, Найденов… Есть названия западноевропейской классики. Но в целом — мы приверженцы мощной русской классики.

А как же новая драма, экспериментальные формы?

Мы работаем с современными драматургами, но у нас нет ярко выраженных авангардных направлений — о чем я очень сожалею – почему бы и нет? Почему у нас нет таких спектаклей, которые ставит, к примеру, в Ярославле Евгений Марчелли, которые ставят режиссеры Петербурга и Москвы?

Режиссеры — местные?

Да. Мы с удовольствием приглашали бы режиссеров из других городов, но это дело затратное, а благотворительностью режиссерский цех страны у нас не страдает. Украина не препятствовала приезду российских постановщиков, но это было возможно только за счет собственных средств театра.

Изменилось ли что-то в театральной жизни Крыма после присоединения полуострова к России?

Изменилось. Сейчас мы профинансированы на предмет гастролей нашего театра за пределы Крыма. Это правильный ход, теперь мы будем выезжать. Уже ведутся переговоры на этот счет. Мы должны показать, что в Крыму есть театры, оркестры, что наше искусство многогранно. Ведь полуостров славен не только яблоками, виноградом и прочими фруктами – у нас богатая культурная жизнь с многовековыми традициями. Взять хотя бы наш театр – ему 194 года. В нем работали Фаина Раневская, Исаак Дунаевский, Михаил Царев, Вера Комиссаржевская. Во время оккупации в театре артистами была создана подпольная группа «Сокол» — и перед освобождением Симферополя немцы раскрыли эту группу и расстреляли. По этому поводу есть пьеса, которая идет на нашей сцене, есть фильм «Они были актерами» Георгия Натансона… Даже в сложные дни театр не останавливал свою работу…

С каких городов планируете начать гастрольную деятельность?

У нас есть планы поехать в Ярославль, в Санкт-Петербург и в Краснодар. Договоры уже подписаны, но, опять же, открыт вопрос с финансированием – очень дорогие билеты. Из Крыма сейчас можно вылететь только самолетом, а это дорогое удовольствие.

Какие проблемы в театральной жизни Крыма требуют решения в первую очередь, на ваш взгляд?

Например, в нашем Симферопольском театре сейчас шесть сценических площадок – четыре зимние и две летние сцены. Там, конечно, не хватает современного технического оснащения. Театр большой, удобный, но требуется ремонт.

А по творческой части?

Мы нуждаемся в притоке творческих людей. У нас «постарела» отрасль: постарели артисты, музыканты. В Симферополе есть актерская школа-студия при театре, есть — не могу сказать, что очень сильный и мощный — режиссерский факультет в Университете культуры. Мы нуждаемся в спецах. Таких, которые прошли школу мощных театральных центров — Петербурга, Москвы, Саратова, Екатеринбурга. Я считаю, что нельзя играть в шестьдесят лет Анну Каренину. Анне Карениной было двадцать восемь. Можно быть блестящей артисткой, но столь возрастная Анна уже не будет соответствовать произведению Толстого. Мы нуждаемся в профессиональных театральных художниках – тех, которые знают сцену и ее возможности. У нас сценографы – выходцы из художественного училища, пришедшие в театр, поднаторевшие… Как говорил мой знакомый – «проработал в театре пять лет — считай, что окончил институт». Но нам нужна школа.

Руководство республики как-то решает эти проблемы?

Да, направления, в которых руководство сейчас начало работать — очень верны. Чтобы отойти от консерватизма, делается ставка на молодых – также как и в Правительстве, и в Государственном совете. Молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почет.

Какие впечатления у вас остались от петербургского фестиваля?

Во-первых, хочу поставить твердую «пятерку» организации: я, как гость, как зритель, не увидел никаких сбоев в работе фестиваля. Во-вторых, меня поразил действительно международный размах – здесь выступили, помимо России, девять стран мира – среди них и Франция, и Дания, и Литва, и Япония… Это все очень серьезно. Нам в Крыму такой уровень пока неподвластен. В Украине было так – на фестиваль приглашались местные театры, Россия и Казахстан — и это называлось международным фестивалем. Нам нужно учиться, я не зря сюда приехал.

Беседовала Яна Бразина, специально для ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!