70.9$ 78.1€
13.7 °С
Новости Все новости

Александр Красовицкий: Пока я в здравом уме, у Animal ДжаZ не будет песен о политике

18 сентября 2013 | 14:21

Вокалист и создатель группы Animal ДжаZ Александр Красовицкий в беседе с «Диалогом» рассказал о поклонниках группы в Петербурге и Москве, помощи детям, популярности, грядущих концертах, новых песнях и музыке без политики

Александр, скоро Вы выступите вместе с «Чайф» и «Сплин» на Дворцовой площади. Является ли это для Вас новым витком в популярности группы в Северной столице?

Я думаю, что о каком-то новом витке популярности речи нет. Нас в Питере очень хорошо знают. Приятно, что нас так анонсируют на этом фестивале, как символ «нулевых». Тут, правда, уже недалеко до некой замшелости. Но нам интересно сыграть — тем более, что там сейчас не адская «солянка», как обычно — 900 групп, 800 гримерок… Это два уважаемых, причем, и нами уважаемых коллектива. Песни «Чайф» я еще в общаге пел под гитару. Васильев (Александр Васильев, вокалист группы «Сплин» — ИА «Диалог»)- очень большой поэт русского рока. Их альбом «Сигнал из космоса» 2009 года — один из любимых моих альбомов, в принципе. Песни оттуда в плеере и сейчас есть. Да мы и дружим с музыкантами из группы «Сплин».

То есть, Вы сами будете рады услышать коллег на концерте?

Да, конечно. Правда, я в этот день как раз приеду из Парижа утром, после бессонной ночи. Не знаю, насколько я буду готов к общению, но послушать и поприветствовать их там очень приятно, как и всегда.

Кстати, если сравнивать площадки в Москве и Петербурге — где лучше принимают Вашу группу?

В Москве, конечно. Несмотря на то, что мы питерская группа, но в Москве у нас сразу все задалось и стало хорошо.

А в Петербурге что не так?

В Питере народ весьма придирчивый. Вместо того, чтобы развлекаться и отдыхать, люди предпочитают на концерте духовно расти. Они ожидают от стоящего на сцене музыканта, что сейчас на них спустится некое откровение, типа: «Ну, давай, удивляй меня». С Питером у нас все стало хорошо в последние три года. Здесь очень крутой фанатский косяк, — тьфу, костяк (смеется). Это было и всегда, но массово выдавать на сцену обратно свои эмоции, которые нам необходимы, питерцы стали в последние годы.

Люди в Питере задумчивые. Весь день никто не работает, а в Москве все пашут (смеется), и приходят на концерт отдыхать. А здесь приходят и работать начинают как раз после работы. У всех голова включается, как только за спиной закрываются двери офиса.

И человек думает — «Ммм.. Animal ДжаZ? Ну, давай, посмотрим».

Вы достаточно часто принимаете участие в крупномасштабных мероприятиях. А с благотворительными концертами выступаете?

У нас все просто наши планы формируются согласно поступающим предложениям. Нам предлагают — и мы, как правило, не отказываемся. С благотворительностью какая история — есть фонд «Живи, малыш». Он базируется где-то на Урале. Мы регулярно их акции поддерживаем — каждый месяц они проводят что-нибудь для сбора денег больным детям. Есть еще фонд помощи онкобольным детям в Центре имени Блохина в Москве — мы туда регулярно отдаем свои разные вещи для аукционов. С этого мы ничего не получаем, все деньги от продажи наших дисков, футболок, символики идут в фонд. Да и вообще, если происходит какая-то благотворительная акция — мы никогда не теряем возможности поучаствовать.

Расскажите о ближайших выступлениях на крупных площадках и запланированных концертах.

10-го октября будет большой концерт в самом большом питерском клубе «А2» — на несколько тысяч человек. Это концерт по заявкам. Уникальная история — мы организовали на нашем сайте голосование для поклонников, чтобы они сами выбрали песни, которые мы будем играть.

А в ближайшее время не планируете записываться с другими исполнителями?

Пока планов, касающихся совместных проектов, нет.

А желание вообще такое есть? Или хочется быть пообособленней?

Да нет, главное, чтоб артист был крутой. У нас с российскими рэперами хорошие связи, дружеские, в том числе. Возможно, с ними что-то будет. С эстрадой мы уже спели. С рокерами? Рокеров не осталось. Они все вымирают потихоньку.

А с рэпом что? Кого слушаете из российских рэперов?

Оксимирон наш, например, питерский товарищ. Новое слово для меня в российском рэпе. Ну, очень крутой. Правда, на Эминема похож. Но с точки зрения текстов, это нереальный чувак. Когда русский рэпер рифмует слово «пасадобль» в своем тексте, мне это уже о многом говорит. «Касту» традиционно слушаю.

Noize MC?

Noize MC нет, не слушаю. Не для меня. Он слишком народный. Я в этом смысле где-то сноб. Хотя Ваня, он молодец. Я уважаю людей, которые умеют делать то, чего у меня никогда не получится.

Выступать на улице?

Нет, просто так читать — это надо уметь, это совершенно особое искусство. Ваня владеет своим жанром. Вася Васин — своим, а Оксимирон — своим. Они все очень разные, делают по-разному, но все — мастера.

Насколько я знаю, в Ваших текстах не затрагивается политическая тематика. Вы не планируете написать что-то подобное?

Никогда такого не будет. Пока я в здравом уме, во всяком случае. Меня не интересует политика по причине того, что я в свое время ей занимался и организовывал выборы в конце 90-х. В партии «Яблоко», правда, не состоял, но привлекался как организатор и социолог. Это отвратительная вещь. Какие бы хорошие люди в политику не шли, политика делает их говном. Это раз. Во-вторых, у меня есть социальная позиция, которая заключается вот в чем: каждый, кто находится на своем месте, должен делать все так, как, по его представлениям, должно быть в государстве. Если человек представляет, что в государстве должен быть мудрый правитель, с хорошим кабинетом министров — то он, прежде всего, должен у себя дома быть мудрым правителем с хорошим премьер-министром — женой. Жить в согласии, воспитывать своих детей по тому образу и подобию, по которому он хотел бы, чтобы все происходило в России.

А у нас, известно, как — у тебя дети курят и пьют, а сам ты на митинге стоишь за Навального. Вместо того, чтоб с плакатом стоять, иди-ка ты лучше и займись своими детьми. Или самим собой.

Очень легко в толпе орать со всеми и очень сложно творить самому свою собственную жизнь. Если б каждый своей жизнью занялся, не надо было бы и в толпе никому стоять, я уверен. Это касается и депутатов, и избирателей. Все заражены тем, что никто не знает, зачем он родился, никто не понимает смысла своей жизни, за редким исключением. А тем, кто понимает — здорово повезло.

А как Вы относитесь к тем своим коллегам, которые выступают за какие-либо политические силы?

Каждому свое. Если ты все свои внутренние проблемы решил, если считаешь себя состоявшимся человеком, с большой буквы «Ч», — тогда, видимо, имеет смысл заняться переустройством всего окружающего. Если Юрий Юлианович Шевчук — личность утвердившаяся, с четкими жизненными принципами, у которого не осталось нерешенных самых важных его личных проблем, то, значит, он имеет право идти и говорить президенту, как ему надо работать. Я таким человеком себя не считаю. У меня очень много нерешенных вопросов относительно моих ценностей, относительно того, кто я вообще в этом мире. Я предпочитаю заниматься этими вопросами и об этом пишу песни. А писать песни о том, что меня не интересует только из-за того, что за это заплатят — это не моя история.

В общем, ни за кого выступать не будете?

Осознанно — не будем. Например, была история, мы играли в Краснодаре. Организаторы говорили о том, что это будет день города Краснодара, и на афишах так стояло — «День города Краснодара». Приезжаем туда…

«Единая Россия»?

Ага — без саунд-чека мы просто вышли на сцену сразу играть. И на всю сцену задник «Единой России» растянут. Но у нас не было вообще никаких проблем. Мне было абсолютно насрать — потому что я пел песни людям, которые подпевали. И подпевали они не медведю этому белому за моей спиной, а подпевали мне. И никаких лозунгов со сцены я не бросал. Мы просто вышли, сделали свое дело, оторвались по-полной, все постояли на ушах и ушли. А то, что задник был «Единой России» — так Бог судья этому заднику. Если кто-то подумал, что мы за «Единую Россию» — то флаг этому идиоту в руки. Я на каждом углу и во всех интервью говорю, что мы абсолютно аполитичная группа.

У вас есть еще один проект — Zero People…

Да, есть такое. Мы играем концерты параллельно с Animal ДжаZ. Проект состоит из двух человек — меня и клавишника Animal ДжаZ. На данный момент мы с Александром пришли к решению играть не только вдвоем, а в совсем минималистичном варианте — у него только фортепьяно, а у меня микрофон, и все. Без электронных устройств, такой суперакустический состав. Раньше мы использовали электронные биты, какие-то подкладки, даже компьютер использовали на сцене. Как выяснилось, это пошло на пользу всем — нет звукового вала, устанавливается некое доверие и диалог, и получается удивительный концерт. Сейчас у нас все цветет и пахнет, готовим новый альбом, — есть материал, сейчас я пишу тексты, — очень мучительно, как это часто со мной происходит. Есть две новых песни. Пятого октября концерт в Питере, сыграем новые песни.

То есть, в Zero People Вы как-то отдыхаете?

Нет, нельзя так сказать. Просто в Animal ДжаZ мы делаем немного другие вещи. Обычно занимаемся стадионным роком, с валом звука, пафосом, романтизмом выше крыши. А Zero People — это проект самокопания, психоанализ такой. Я выворачиваю достаточно темные уголки своей души, которые в Animal ДжаZ неприемлемы. Выливать зловонную жижу на головы не хочется. А в Zero People люди, если готовы и знают, на что идут, понимают, что я готов хоть вены при них вскрывать. Их приходит человек 200. В том формате, в котором сейчас проект существует, — фортепиано плюс вокал — он и хорош. В замкнутом пространстве, в маленьком клубе все себя хорошо чувствуют. Получается такой семейный разговор по душам. Дополнительно меня радует то, что так никто не играет. Вот, есть вечера романсов. Стоит рояль в Филармонии, выходит оперный певец и поет романсы. Можно сказать, что мы поем романсы, но создание песен и их музыкальная составляющая совершенно иные. Это рок, переложенный для фортепиано и вокала. И так у нас точно никто не делает. И есть западные примеры — Tori Amos, Regina Spector. А у нас таких примеров нет вообще. Поэтому мы уникальны (смеется)

Еще в 2006 году вы делали саундтрек к фильму «Граффити». Планируете записывать еще саундтреки?

Сейчас мы как раз с Александром работаем над православным 25-минутным мультфильмом.

Кстати, о религии. Как Вы относитесь к недавнему крестному ходу у нас в честь 300-летия Лавры? Были ли Вы там?

К своему стыду, хоть я и православный, я видел только фотографии с этого мероприятия. Я не участвовал в нем, ибо очень эгоцентричен и слишком замкнут в себе, чтобы заметить, что вокруг меня происходит, к сожалению — в данной ситуации это точно к сожалению, — в отличие от митингов каких-нибудь. Я не сильно воцерковленный человек, не скажу, что я прямо каждый день хожу в церковь. Я делаю это регулярно, но нечасто.

То есть, ваша религиозность — это очень личное?

Да, но тут нужно нечто большее, чем какие-то ритуалы. Нужно глубинное взаимопроникновение. А это я пока немного утратил. Надеюсь, эта связь восстановится, но я для этого не предпринимаю усилий.

Не тяну себя насильно в церковь, на причастие. Не встаю в 8 утра для этого. Не получается — ну, да, не получается. Получится — хорошо. Вот так я живу. Не знаю, правильно это или нет, но насиловать себя в этом смысле я не хочу сейчас.

Не насиловать себя в религиозном плане — Вы бы посоветовали это другим?

Мы склонны жить на автомате. Многие из нас, по крайней мере. И, пока что-то страшное не произойдет, мы не задумываемся над тем, что с нами происходит. Я бы предложил думать о каждом выпитом бокале. Почаще в зеркало смотреть. Я бы посоветовал одну простую вещь — сделать это в тишине, один на один с самим собой, себе в глаза. Больше 30-ти секунд обычно никто не выдерживает. Это простой тест на твое внутреннее спокойствие. Просто думать побольше о том, кто ты. А уж как это все повернется — кого-то заведет в храм, а кого-то заставит бросить, наконец, нелюбимую жену, чтобы окунуться в настоящую любовь, которая его ждет. Не знаю (улыбается).

Беседовала Полина Полещук / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!