Как строили стадион на Крестовском острове. Цифры и факты

31 марта 2017 | 12:00

В пятницу, 31 марта, генподрядчик – ОАО «Метрострой» – должен окончательно сдать заказчику многострадальный стадион на Крестовском острове, ныне фигурирующий под названием «Санкт-Петербург Арена». «Диалог» вспоминает все этапы стройки, за время которой успело пойти в школу и закончить её целое поколение петербуржцев, а финансовые затраты увеличились до таких размеров, что объект вошёл в непочётный пантеон самых дорогих спортивных площадок мира.

«Самое дорогое, что у вас есть»

«Зенит-Арена»… как много в этом слове. Вспомним, что во время выступления на втором тестовом мероприятии 22 февраля нынешнего года группы «Танцы Минус» её вокалист Вячеслав Петкун рассказал со сцены анекдот: «Прилетели на Землю инопланетяне и сказали: «Земляне, отдавайте нам самое дорогое, что у вас есть». Подумали земляне, и отдали… «Зенит-Арену». Для петербуржцев пресловутый стадион стал чётким синонимом долгостроя и ямы для бюджетных средств. Два или три года назад в соцсетях пользовалась определённой популярностью «фотожаба» на тему «Питер-2050»: на фоне сверкающего небоскрёбами Приморского района пролетает футуристический самолёт, а внизу… раскинулась стройплощадка, явно далёкая от превращения в готовый объект.

На самом деле, несчастья будущего стадиона начались задолго до того, как стартовало строительство. Дело в том, что стадион имени С. М. Кирова, на месте которого решили построить новую арену, являлся памятником истории и культуры федерального значения. Но 17 августа 2006 года на нём состоялся последний футбольный матч (между «Петротрестом» и щелковским «Спартаком»), а уже в сентябре площадку вывели из эксплуатации, чтобы к середине октября того же года снести окончательно. Для этого пришлось – вопреки возражениям общественности – лишить стадион охранного статуса.

Проект нового стадиона разработал японский архитектор Кисё Курокава. До того по его проектам были построены, среди прочего, арена Oita Bank Dome в городе Оита (также с раздвижной крышей и диаметром купола 274 метра) и стадион Toyota в одноименном населённом пункте (его крыша складывается, подобно мехам аккордеона). Автор проекта не дожил не только до открытия стадиона, но и до появления сколько-нибудь значимой его части в бетоне, поскольку умер 12 октября 2007 года от острой сердечной недостаточности.

Поначалу работы шли довольно бодро: уже в 2007 году было завершено свайное поле, а летом заложили первый камень новой арены. Губернатор Валентина Матвиенко заявила, что в марте 2009 года «Зенит» сможет сыграть первый матч на новой арене. Неосторожное заявление, потому что дальше начались странности.

Дополнительное время

Интересно, что доработанный проект стадиона был готов только в январе 2008 года, и к лету должен был получить согласование Главгосэкспертизы (соответственно, первые два года работы шли без проекта). В том же году на объекте в первый раз сменился генподрядчик – вместо компании «Авант» им стал «Трансстрой». В апреле президент ФК «Зенит» Александр Дюков заявил, что сдать стадион возможно будет в 2010 году.

2010 год наступил – и в мае гендиректор главного подрядчика, компании «Трансстрой», заявил, что объект можно будет сдать к концу 2011 года, если не возникнет новых вопросов у экспертов. Когда и этот срок наступил, сроки сдачи в очередной раз отодвинули на полтора года: дело в том, что проект опять пришлось перерабатывать в связи с изменением требований ФИФА и УЕФА.

В 2011 году, однако, стадион опять не сдали. Более того – новые изменения сроков принесла «смена караула» в Смольном. Ключевой для администрации Матвиенко проект (вероятно, Валентина Ивановна очень переживала, что не только не удалось достроить до её ухода на иной пост, но этот проект вообще очень сильно ударил по её имиджу) превратился в «чемодан без ручки» для нового губернатора Полтавченко. Речи о том, чтобы прекратить строительство (которое на тот момент было завершено не более чем на треть), конечно, не шло, но на несколько месяцев процесс затормозился из-за того, что финансирование было приостановлено — «до выяснения обстоятельств».

В 2012 году, когда на стадион уже было потрачено 14 миллиардов рублей, разгорелись новые скандалы. В сентябре, посетив объект, премьер-министр Дмитрий Медведев высказался о том, что это уже не просто долгострой, а национальный позор. Чуть позже досталось и губернатору Георгию Полтавченко: в эфире телеканала 100ТВ он неосмотрительно предложил болельщикам поучаствовать в строительстве стадиона, после чего во время матча на стадионе «Петровский» удостоился кричалки: «Губернатор-жлоб, продай дачу, дострой стадион».

Заодно объектом (а точнее, расходами на его возведение) заинтересовались контрольные органы, заявившие о первых выявленных нарушениях. В дело вступил такой тяжеловес, как председатель Счётной палаты РФ Сергей Степашин: его заинтересовало то, каким образом после победы «Трансстроя» на тендере с предложением построить арену за 9 миллиардов рублей её стоимость вдруг повысили ещё на 5 миллиардов.

Незадолго до начала нового, 2013 года городские власти озвучили новые сроки сдачи стадиона: 20 октября 2015 года. Но всё тот же Степашин в мае 2013 года назвал совсем другое время, в которое, по его мнению, будет завершено строительство: конец 2016 года или начало 2017-го. Тогда это казалось, во-первых, далёким будущим, а во-вторых, по-настоящему позорным результатом. В итоге, как видно с высоты марта 2017 года, осторожный прогноз главы Счётной палаты оказался правильным, несмотря на попытки городских властей (в лице тогдашнего вице-губернатора Марата Оганесяна) делать «более лучшую» мину при плохой игре: в апреле 2014 года он заявил, что стадион должны сдать в мае 2016-го. Этого не произошло, а Оганесян в итоге лишился не только кресла, но и свободы. Тем не менее, подобное же заявление в июле 2015 года сделал сменивший его Игорь Албин – к счастью, об этом потом не вспомнили.

Дальше работа шла более-менее по накатанной: в октябре 2013 года прошёл новый конкурс на достройку стадиона (в результате которого заниматься этим продолжил «Трансстрой»). Ещё два года процесс двигался, проценты на официальном «прогресс-баре» строительной готовности росли, хотя и как-то слишком уж постепенно: от 35 процентов в июне 2013 года к 70 процентам весной 2015-го и 80 процентам – в ноябре того же года. Но весной и летом 2016-го грянул скандал с генподрядчиком, закончившийся объявлением нового конкурса. При этом все понимали, что затягивать достройку стадиона уже нельзя, потому что это означало бы невозможность принять матчи Кубка Конфедераций и Чемпионата мира по футболу 2018 года. Такого скандала не потерпел бы никто, вплоть до президента.

В итоге 27 октября на арене сыграли первый тестовый матч, в феврале провели «проверочные», но вполне полноценные мероприятия – спортивное шоу и концерт. Побывавшие на них корреспонденты «Диалога» отметили, что стадион выглядит вполне готовым. Таки дождались!

Стадион, стадион… какой стадион?

Такой же «скользящей», как и срок сдачи, оказалась, собственно, и цифра затрат на строительство стадиона. Изначально в проекте называлась цифра в 6,7 миллиарда рублей, и эти средства должен был дать «Газпром» как владелец футбольного клуба «Зенит». А дальше, опять-таки, началось странное. В апреле 2008 года прозвучала сумма в 14 миллиардов рублей. Тогда президент ФК «Зенит» Александр Дюков объяснил такое подорожание отсутствием согласования проекта с Главгосэкспертизой, а также особенностями грунта. В октябре того же года оказалось, что строить стадион будут уже за бюджетные средства, так как Смольный решил не инвестировать деньги в «Охта-Центр» (решение, как оказалось позже, было правильным, так как проект провалился, однако взамен пришлось взвалить на город обязательства по арене). Получилось как в фильме «Место встречи изменить нельзя»: «Кофелёк, кофёлек… какой кофелёк?..» Заодно прозвучала и новая цифра: 23,7 миллиарда рублей, то есть в три с половиной раза больше изначальной.

Те, кого эта информация тогда шокировала (то есть, наверное, все горожане), вскоре поняли, что впадать в ступор им предстоит ещё не один раз. В 2010 году Главгоэкспертиза разрешила увеличить смету проекта до 33 млрд рублей, а в ноябре 2011 года – после многочисленных доработок проекта в соответствии с требованиями ФИФА и УЕФА, предусматривавших, в частности, увеличение вместимости арены – была названа новая сумма: 40 миллиардов. В октябре 2012 года в Главгосэкспертизу внесли для согласования обновлённую смету, которая «потолстела» ещё раз: теперь – до 43,8 миллиарда (по курсу на тот момент – около $1,4 млрд, что делало стадион вторым по стоимости в мире). Наступивший двумя годами позже валютный кризис, с одной стороны, сделал рублёвые затраты менее тяжкими, а с другой – означал повышение валютных расходов ровно в той же мере, что вырос курс «зелёного».

Эту цифру затем не раз пересчитывали, поэтому к 2016 году стадион фактически «похудел» до 34,8 миллиарда рублей. Однако в июне 2016 года при корректировке бюджета к этой сумме добавили ещё 4,3 миллиарда. В итоге, как объявил уже в конце прошлого года сенатор от Петербурга Вадим Тюльпанов, свести смету к 41 миллиарду рублей, однако фактическая сумма всё равно оказалась выше. Каким же образом?

Как «сдать» объект, не сдавая его

В августе 2016 года на большой пресс-конференции председатель комитета по строительству Сергей Морозов повинился за наделавшую незадолго до того много шума корректировку адресной инвестиционной программы (которая была истолкована так, что город забирает средства от строительства школ и больниц для того, чтобы доделать многострадальную арену). Заодно была объявлена новая дата окончания работ: 26 декабря. А поскольку незадолго до того на объекте сменился генподрядчик (вместо «Трансстроя», попавшего в тотальную немилость к городским властям за «уползшие» сроки завершения строительства и прочие «художества», на площадку пришёл «Метрострой»), такой оптимизм казался безумным.

Но 26 декабря, действительно, было объявлено о том, что строительные работы на «Зенит-Арене»… завершены – однако для того, чтобы стадион можно было использовать по прямому назначению, необходимы дополнительные работы, контракт на каковые и был заключён к «Метростроем». Занавес, facepalm.

«Поручение губернатора выполнено – до конца 2016 года введён в строй стадион с рабочим названием «Зенит-Арена», и у меня в руках акт ввода в эксплуатацию этого сложного, но очень важного объекта. Надеюсь, что совсем скоро культурно-спортивный стадион на Крестовском острове станет одной из точек притяжения и одним из любимых мест для жителей Санкт-Петербурга», — заявил 29 декабря вице-губернатор Игорь Албин, пребывая вместе с Полтавченко на стадионе после того, как Госстройнадзор выдал разрешение на ввод в эксплуатацию.

Разумеется, к этой дате готовность объекта не дотягивала до вожделенных 100 процентов совсем немного. Тем не менее, городские власти заявили, что ещё три месяца (и 950 миллионов рублей) необходимы на окончательное, теперь уже совсем окончательное, доведение арены до ума – на установку и наладку оборудования, прокладку второстепенных коммуникаций и устранение новой неожиданной проблемы: вибрации выкатного поля. Затем, в начале января, с «Метростроем» заключили ещё один «дополнительный» контракт на сумму 2 миллиарда рублей – эти деньги были необходимы на обустройство зон контроля доступа и на «приспособление арены к требованиям ФИФА». Под эту «адаптацию» можно, в принципе, подверстать всё, что угодно, но пятница, 31 марта – срок уже действительно последний из последних, потому что в третьей декаде апреля на арене должен пройти первый футбольный матч.

В итоге конечная, последняя, итоговая стоимость строительства, по оценке «Фонтанки», составила 48 миллиардов рублей – это на 5 миллиардов больше последней официально утверждённой сметы. Часть этой суммы, впрочем, город надеется вернуть, отсудив у «Трансстроя». Удастся ли это сделать – вопрос открытый.

Быстрее, выше, дороже… ещё дороже!..

Собственно, такая стоимость не только кажется запредельной, но и обеспечивает «Зенит-Арене» место в ряду самых дорогих стадионов мира (пусть и далеко от первой тройки). По крайней мере, в абсолютных величинах. А ещё стоит учесть, что самые дорогие стадионы мира строятся, как правило, в странах со значительно более высоким показателем ВВП на душу населения – в первую очередь в США. Кроме того, значительную часть средств на их возведение вкладывают сами команды, спортивные лиги или частные инвесторы, которые затем получают, например, право присвоить объекту своё название (что мы и видим в случае трёх из указанных ниже арен). Итак — короткий экскурс в мир самых дорогих спортивных объектов планеты.

Пальма первенства принадлежит нью-йоркскому Yankee Stadium: площадка, расположенная в районе Бронкс, обошлась в 2,3 миллиарда долларов (131 миллиард рублей), из которых 1,2 миллиарда пришлось на бюджетные средства. Как и в случае с петербургским стадионом, строительство сопровождалось многочисленными скандалами – по финансовым вопросам (естественно), а также в связи с утерей территории зелёных насаждений, так как арену возвели на месте парка. В этом, правда, американцы приняли соломоново решение: в новый парк, удачно названный «Полем наследия» (Heritage Field), превратили территорию снесённого старого стадиона, так как новый объект построили не на месте прежнего, а через дорогу от него. Арену начали строить, кстати, в том же 2006 году, что и стадион на Крестовском, а завершился этот долгий и трудный процесс значительно быстрее: к апрелю 2009 года.

Более миллиарда долларов за «штуку» стоили и четыре других недавно построенных в США футбольных стадиона – MetLife под Нью-Йорком (1,6 миллиарда), AT&T в Далласе/Форт-Уэрте, Levi’s в Сан-Франциско (по 1,3 миллиарда) и U.S. Bank в Миннеаполисе (1,1 миллиарда). Эти арены, кстати, являются открытыми – без крыши. Затмить их всех обещает (по стоимости) новый Los Angeles Stadium в Калифорнии: на него предполагается потратить 2,66 миллиарда долларов… но только частных средств, которые вкладывает в проект спортивный магнат Стэнли Крёнке (ожидая, что удастся получить налоговые льготы от властей).

Среди финалистов «ценовой гонки» – как ни странно, и Национальный стадион в Сингапуре. На нём имеется не только раздвижная кровля (благодаря которой здание имеет статус самого крупного купольного сооружения в мире с диаметром 310 метров), но и сдвигающийся первый ярус. Такое инженерное решение было применено для того, чтобы арена могла принимать не только футбольные матчи, но и крикетные, и легкоатлетические состязания. Стадион был построен за три года – после того, как в 2010 году был снесён находившийся на этом же месте предшественник – и открылся в июне 2014 года. Причём, как и в случае с петербургской ареной, не обошлось без задержки… на целых два месяца. Стоимость строительства составила 1,87 млрд сингапурских долларов (то есть 76 млрд рублей по нынешнему курсу). Нужен ли Сингапуру (фактически – городу-государству, которое никогда не блистало достижениями своей футбольной сборной) такой гигантский и баснословно дорогой объект – вопрос открытый. По крайней мере, «Город льва» может себе это позволить.

Нужно упомянуть и лондонский стадион «Уэмбли», также созданный на месте снесённой прежней арены и открытый в 2007 году. Стоимость его строительства составляет по меркам 2017 года 947 миллионов фунтов (по текущему курсу – 67,3 миллиарда рублей). Знаковый элемент его конструкции – наклонная арка, поддерживающая всю массу северной части раскрывающейся кровли и около 60 процентов массы южной половины. Другая крупная (и дорогая) новая арена в Лондоне – Олимпийский стадион, построенный специально к открытию ОИ-2012. Его строительство обошлось в 486 миллионов фунтов (£608 млн, если сделать поправку на изменения курса), и ещё 274 миллиона ушло на последующую реконструкцию для соответствия требованиям IV категории УЕФА. В сумме – около 63 миллиардов рублей.

Для сравнения: самым дорогим культурным объектом в мире (и единственным, строительство которого обошлось более чем в миллиард долларов США) является Elbphilharmonie в Гамбурге. Вот нам и разница в приоритетах…

Что в имени тебе своём

Наконец, переменчивым оказалось даже само название будущего стадиона. Рабочим его обозначением было «футбольный стадион в западной части Крестовского острова», но пока ещё не был снят вопрос о финансовом участии «Газпрома» в строительстве, городские власти всерьёз рассматривали вопрос о присвоении объекту названия «Газпром-Арена». В декабре 2009 года председатель комитета по физической культуре и спорту городского правительства Вячеслав Чазов неожиданно заявил, что именно такое название получило больше всего голосов на конкурсе. Топонимическая комиссия в ответ указала, что проводимый комитетом конкурс являлся неофициальным, тогда как в голосовании, организованном самой комиссией, название «Газпром-Арена» шансов на утверждение не имеет.

«Скорее всего, стадион будет «Крестовским» или «Приморским» — по Приморскому парку Победы, в котором он находится», — передавала тогда «Карповка» слова члена ТК Алексея Ерофеева.

Другими популярными у участников опросов на эту тему названиями стали «Петербург-Арена», «Зенит» и, как ни странно, «стадион имени Кирова». Добавим, что в феврале 2014 года фракция КПРФ в Законодательном Собрании внесла предложение о присвоении именно последнего названия строящейся площадке, однако успеха не добилась. А поскольку давно было известно, что стадион будет эксплуатировать футбольный клуб «Зенит», название «Зенит-Арена» прочно закрепилось за ним до присвоения официального имени, в том числе – в народном сознании.

В итоге, однако, ФИФА утвердила название «Санкт-Петербург Арена», под которым стадион принимал февральские мероприятия. В будущем оно может снова измениться: в ходе второго теста – то есть концерта 22 февраля – вице-премьер Виталий Мутко предложил ФК «Зенит» «продать» имя стадиона спонсору, чтобы получать от него деньги на содержание объекта.

Итог

В конце концов, величайший петербургский долгострой современности всё-таки завершён. Для этого понадобилось потратить десять с половиной лет, сумму, сравнимую с десятой частью бюджета Петербурга за год, и не поддающееся исчислению количество нервных клеток горожан. Чего стоит одно только прошлогоднее решение о перераспределении средств АИП, истолкованное петербуржцами однозначно (и со злорадством подхваченное в иных кругах)! Промежуточным итогом стало, среди прочего, заявление Георгия Полтавченко (сделанное в марте 2015 года, когда исход строительства стадиона был ещё далеко не определён) о намерении Смольного отказаться в перспективе от подобных «мегапроектов», требующих больших расходов бюджетных средств.

Конечный вердикт выносить пока рано: стадион ещё не вошёл в нормальную рабочую колею, не подсчитаны-пересчитаны все денежные затраты. В том, что подобные пересчёты ещё будут, сомневаться не приходится: федеральные власти в лице министра по вопросам открытого правительства Михаила Абызова уже заявили о необходимости аудита крупных спортивных строек, в том числе «Зенит-Арены». Это значит, что упала ещё не последняя голова того, кого признают виновным (или хотя бы крайним) в неудачах и растратах при строительстве, и не перемещён с одного счёта на другой последний рубль. Мы наблюдаем последнюю главу, но не эпилог этой долгой и поучительной истории.

Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!