17 °С
Новости Все новости

Декоратор-постановщик: Иногда для создания антуража в ход идут скрепки, скотч, клей — все, что найдется под рукой

28 ноября 2014 | 16:56| I like my job

Наш герой, Даниил, работает в удивительном мире кино, где можно воссоздать любую задумку, будь то война космического масштаба или роман 19 века. Он – декоратор-постановщик, человек, который реализует любые фантазии режиссера. Даниил поделился с «Диалогом» интересными историями из своей практики, а также рассказал о трудностях и особенностях своей профессии.

декоратор2

«Кино – это то, что ты видишь, а потрогать и удостовериться не можешь»

Самый главный человек на площадке – это режиссер. Затем — художник-постановщик, который руководит декораторами-постановщиками: он продумывает основную концепцию, а мы уже воплощаем ее на экране. Начинается все со сценария. Декоратор приходит на площадку первым и начинает «обживать» пространство, перестраивать его под задумку режиссера и художника-постановщика. Наполнить и обустроить кадр для «жизни» героя в нем — вот, пожалуй, основная декораторская задача. Мы создаем условия для реализации творческих талантов актеров, основываясь на сценарии и идеях художника и режиссера. Для этого используются самые разные материалы: от дерева до бумаги и железа. Все зависит от задачи, которая стоит перед декоратором. Когда речь идет о сиюминутном создании декорации, то в ход идут уже скрепки, скотч, клей и все, что найдется под рукой. Кино – это то, что ты видишь, а потрогать и удостовериться не можешь. Важно сделать антураж максимально достоверным. Например, когда снимался фильм «Д’Артаньян и три мушкетера», художник-постановщик был настолько дотошен, что даже просил декораторов скамейки сколачивать не с помощью железных саморезов, а деревянными клиньями, по старинке.

«Работа на площадке – это ужасная суета»

Я предпочитаю работать в качестве «декоратора освоения». То есть, находиться и работать отдельно от всей съемочной группы. Ты заранее подготавливаешь и обустраиваешь новую площадку для съемок, и в этот же день, или на следующий, приезжает команда и начинается работа. Тут основная трудность — в сжатых сроках, важна оперативность. А вот работа на площадке – это ужасная суета. Ты постоянно должен присутствовать, смотреть в монитор и отслеживать положение вещей в кадре. Нужно убирать мелочи, поправлять то, что мешается и, тем самым, портит общую картинку. На освоении ты занимаешься своим делом спокойно, а тут из-за каждого блика приходится все переставлять и менять.

«Бутафорский гаечный ключ из фанеры весит меньше килограмма»

Бывают сложные ситуации, когда приходится на месте что-то сооружать не из нужных материалов, а из подручных средств. Например, в фильме, над которым я работал, была сцена, где один герой бьет другого по голове большим металлическим гаечный ключом. Нас за 10 минут до съемочного процесса попросили сделать муляж инструмента, чтобы даже случайно не нанести вред актеру. Ну мы сделали бутафорский ключ из фанеры за несколько минут. Он весил меньше килограмма, но внешне был не отличим от настоящего. Также часто приходится подстраиваться под каскадеров, делать помосты, рельсы, чтобы никто не поранился. На съемках фильма «Джентльмены, удачи!» — а проходили они на Галерной улице в историческом особняке — по сценарию должен был случиться пожар. Так как, естественно, в самом особняке ничего жечь нельзя, была построена копия помещения во дворе. Мы спускали пианино со 2 этажа, и всё это эпически поджигали. Съемки были напряженные, открытый огонь всё-таки. Но обошлось без травм или потерь, и в итоге пианино было водружено обратно на 2-й этаж, а съёмки продолжились в обычном режиме.

«Нам пришлось перемешать песок, чтобы реализовать новое видение режиссера»

Мне довелось работать и в крупных полнометражных картинах, и в сериалах. Были две студенческие короткометражные работы, по Шукшину. В одной из них мы создавали антураж магазина «Сельпо», то есть полностью восстанавливали его внутренний вид. А во втором съемки проходили зимой, в лесу, в минус 20 градусов, приходилось кидать в кадр снег. Были работы для рекламных роликов – «МETRO», например, или финской строительной компании. С рекламными роликами все намного проще, потому что чаще всего прямо в павильоне строится декорация и в ней уже происходит само действие. Работал в короткометражке Алексея Германа-младшего для кинофестиваля. Там был один общий кадр — берег моря и песок. Съемки проходили здесь, в Петербурге, и для коричневого песка Финского залива была привезена еще тонна светлого речного. Мы разгрузили его и выложили красивую дорожку к воде, все проверили, посмотрели. Сделали несколько прогонов, после чего режиссер велел вернуть назад песок залива, и мы перемешали песок, чтобы реализовать его новое видение.

декоратор

«Иногда место входа в декорацию и сама декорация – это два совершенно разных места»

Часто приходится ехать на съемки в другой город или даже страну. Приходилось работать в южных городах России, даже довелось ездить в Израиль. Там мы снимали Египет, в котором на тот момент начались волнения, и было принято решение поехать в более спокойную страну. Для одного фильма съемки проходили в двух местах – Петербург и Геленджик. Так вот бункер под землей мы снимали здесь: под Светлановским стадионом в бомбоубежище. А сам вход в бункер мы строили в каменном карьере в окрестностях Геленджика: возводили конструкцию из дерева, декорировали ее под бетон. Поэтому порой место входа в декорацию и сама декорация – это два совершенно разных места. Иногда даже разные города. В этом бункере мы снимали сериал «Стая».

«Необходимо знать подробности и смотреть исторические справки»

В работе декоратора предполагается изучение истории. Ты читаешь сценарий, а дальше необходимо узнать подробности и посмотреть исторические справки, чтобы вникнуть в происходящее. Работа в исторических картинах как раз и интересна своей детальностью. Например, сейчас идет сбор народных средств на фильм «28 панфиловцев» — картина про солдатский подвиг во время Великой Отечественной войны. Но это не какой-то частный или государственный заказ — у съемочной команды есть план в 60 миллионов рублей и обычные люди перечисляют деньги на создание этой картины. На данный момент собрано 25 миллионов и процесс продолжается, деньгами распоряжаются очень аккуратно, избегая лишних затрат. Сейчас ребята ждут зимы и снега для начала съемок, так как действие происходило зимой, и чтобы сэкономить на искусственном снеге, намного проще снимать в настоящем. Мне бы хотелось поработать в этом фильме именно за идею воскресить в памяти людей этот подвиг. Тем более, что я ни разу не участвовал в исторических картинах, а это очень интересно.

«Основная прелесть кино»

Была такая ситуация: режиссер поставил задачу — по сценарию главные герои выходят на поляну перед лесом и откапывают замаскированную ветками машину. То есть, нужно спрятать автомобиль. Мы нарубили лес, все замаскировали как нужно. Приходит режиссер и спрашивает: «Машина где?». Мы указали на замаскированный транспорт. Режиссер тут же сделал новой задачей расчистить немного маскировку, чтобы машина угадывалась под веткам. Получается, мы очень добросовестно выполнили работу, а это оказалось не нужным, но это уже издержки. Еще как-то раз для одного фильма мы с коллегой делали бутафорский параплан, без купола. Нужно было сварить основу, приделать стропы, чтобы в результате подвесить конструкцию на кране. По-другому снять полет актрисы так, как нужно, было просто невозможно. Я специально общался с парапланеристами, чтобы понять, как это должно выглядеть, какой разбег должен быть у строп, чтобы на экране все смотрелось натурально. Такое я делал в первый раз. Пожалуй, в этом и есть основная прелесть кино. У тебя есть шанс постоянно открывать для себя что-то новое и необычное, то, что никогда не приходилось делать до этого.

Текст — Валерия Митрошенко, иллюстрации — София Ламанен / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!