89.1$ 95.2€
12.32 °С
Новости Все новости

Глава творческого центра Ольгинской деревни: «Задача — помочь ребятам найти главное, что будет востребовано в будущей жизни»

04 июня 2024 | 18:00| Общество

В Ольгинской детской деревне, которая находится в поселке Пригородный МО Парголово, работает Центр всестороннего развития и реабилитации детей ТЕРЕМ. Не так давно к уже существующим студиям добавилась новая – мастерская керамики «ГончарОль», где ребята не просто лепят из глины, а учатся создавать уникальные авторские изделия. О том, зачем это нужно и как помогает в развитии детей – в том числе имеющих проблемы со здоровьем – мы поговорили с Валентиной Андреевой. Она – администратор Центра и сама многодетная мама, чьи дети тоже учатся здесь самым разным ремеслам.

— Сколько всего детей занимается в вашем ТЕРЕМЕ? И конкретно керамикой?

— Всего в Центре занимаются более 100 детей. А керамикой — около 40 ребят.

— Получается, что у вас в Центре значительная часть всех детей, которые живут здесь в деревне?

— Да, в этом и была основная задача – создание на территории Ольгинской детской деревни мультикружкового центра в шаговой доступности для детей.

— Как вы вовлекаете детей в развивающие занятия? Как дети к этому приходят – их определяют родители или они сами выбирают из того, что видят?

— В действительности, и родители, и дети решают сами. Семейный клуб зародился как раз потому, что родители в Деревне находятся в тесной взаимосвязи. Они постоянно общаются между собой в поисках ресурсов для развития и воспитания приемных детей, для их реабилитации и социальной адаптации. Вообще, у нас достаточно дружное и активное родительское сообщество. Создавая наш центр и подбирая занятия и кружки, мы всегда опираемся на запрос родителей. Это логично, потому что именно родители видят, что ребенку нужно и что у него «хромает», к чему он стремится и в чем есть желание развиваться. Сначала выбирались самые востребованные направления, подбирались педагоги, понимающие специфику занятий с такими детьми. Так появлялась новая студия или кружок, затем ещё одна, и ещё…

Сейчас ситуация изменилась: у нас в ТЕРЕМЕ целая «карусель» занятий. Ребенок приходит на одно или два занятия, у него есть время побыть в Центре и посмотреть на другие направления, пока он ждёт родителей. Зачастую родители сами предлагают ребятам попробовать что-то новое. Ограничений нет – наоборот, только приветствуется, когда ребята сами активничают, говорят, что хотят изучать то или другое. Бывает даже так, что, походив на какое-то занятие, говорят «не зашло», «хочу еще тут попробовать». Попробовали, понравилось – и сменили направление.

— Расскажите, пожалуйста, для наших читателей: какие направления у Вас есть?

— На сегодняшний день у нас много разных направлений. Три художественные студии – одной оказалось слишком мало! Керамическая мастерская. Школа рукоделия – одинаково любимая и девчонками, и мальчишками. Есть Школа инженерного мастерства и робототехники – здесь ребята работают на 3D-принтерах, пользуются лазерным резаком. Там же осваивают и паперкрафт – создание объемных полигональных фигур из бумаги: изначально моделируют развертки, затем развертку вырезают лазером, потом уже ребенок её собирает, склеивает, если надо – раскрашивает. Все начинается с того, что дети изучают, как это работает, представляют себе эту 3D-модель и этапы её создания. Это же относится и к робототехнике. Пока осваивается первый уровень сложности, планируем переходить на второй, посложнее.

Для малышей у нас есть авторская программа по ЛогоЛепке – комплексной логопедической работе с речью и мелкой моторикой, когда ребята лепят и параллельно всё проговаривают, называя цвета, формы, предметы и их взаиморасположение. Для многих детей это совсем не так просто. Иногда при обсуждении того или иного предмета выясняется, например, что не все знают, куда надо приклеить хобот слону! В таком формате, с преподавателем, они рассуждают, отвечают по очереди – что, как, где, какая у них задумка. Из слепленных фигурок ребята разыгрывают целые спектакли.

Есть у нас и подготовка дошколят к школе – наша «АБВГДЕйка – с дополнительной и индивидуальной работой с теми детьми, кто отстаёт от общей группы. Дети работают с мнемокартами, дидактическими играми, осваивают азы чтения, счета, письма.

Особенно хочу остановиться на занятиях в шахматном клубе «Королевская пешка». Клуб уникальный. Преподаватель проводит проработку партий. Есть обязательные домашние задания – то есть не просто поиграли, посмотрели на фигуры, а именно идёт погружение в шахматную теорию. Мне кажется, что это очень важно – добавляет глубины в обучение. После участия в соревнованиях на уроках проводится анализ ошибок.

— А как часто вы отбираете новые направления и решаете вопрос с очерёдностью их открытия?

— Запросов на новые направления у нас много. Инициатив от родителей достаточно, а дальше получается – как звёзды сходятся: если у нас находится преподаватель, которому интересно работать с нашими детьми – набираем группы и занятия стартуют. Мы только набираем обороты; далеко не все потребности закрыты, но нас сильно сдерживает недостаток помещения.

— Дети, мы увидели, здесь есть разные – в том числе и с особыми потребностями. Как вы оцениваете, насколько им это действительно помогает, какой эффект даёт?

— Действительно, у нас есть и дети с задержкой развития, и с ограниченными возможностями, и с инвалидностью. У детей с задержками развития часто наблюдается один общий момент: вначале они очень стесняются, не скажут лишнего слова, не озвучат лишний раз свое мнение. Часто такое поначалу характерно и для приемных детей. Они не спешат выражать себя, привыкли к такой достаточно спокойной позиции: как сказано, так и буду делать. Но через какое-то время все дети понимают, что наш центр – это их царство, их место творчества и их дом. Они начинают раскрываться, активно общаться, контактировать друг с другом. Особенно между занятиями идет очень активный обмен – они обсуждают, показывают, что у кого получилось, кто что смог сделать. «Смотри, а я вот это смог, а вот здесь смотри, как у меня вышло, а приходи ко мне, давай вместе сделаем…» Социализация – развитие умения общаться друг с другом – это и есть самые важные результаты.

Отмечу и очень близкий контакт с преподавателем. Я знаю всех детей по именам, знаю все семьи. И мы совместно можем очень быстро адаптироваться под ситуацию, поддержать какие-то начинания, идеи, пресечь начинающиеся недоразумения. То есть мы всячески стараемся подходить с более пристальным вниманием к ребёнку. За счёт этого ребята быстро раскрываются на занятиях. Для детей с какими-то физическими особенностями мы стараемся создать максимально комфортные условия – например, на керамике для детей со сложностями работы руками мы делаем специальные инструменты, для незрячего ребёнка изготовили уникальные шахматы. Наш ТЕРЕМ оборудован пандусом, чтобы обеспечить комфортный доступ детям на колясках.

Ну, и наверное, самое главное: знания и умения, полученные на занятиях по керамике, 3D-инженерии и робототехнике, в дальнейшем могут стать основной профессией у таких детей.

— Ваши преподаватели, которые занимаются с детьми… кто они, где вы их находите? Может быть, среди них есть и кто-то из тех, кто здесь живет?

— Преподавательский состав разный, но всех объединяет любовь к детям и энтузиазм. Есть и те, кто живет здесь – наши родители. Есть многодетные мамы: они приводят сюда своих детей и сами же здесь работают. Большинство наших преподавателей говорят об особой отдаче от таких занятий. Есть у нас и такие преподаватели, которые целенаправленно идут получить именно такой опыт работы для своего профессионального роста.

— Расскажите, пожалуйста, как вы восстанавливаете эти ремёсла, которые вроде бы сильно отошли на второй план?

— Ремесла, которыми мы занимаемся, очень важны. Я бы сказала, что сейчас они становятся все более актуальными, возвращается их популярность. Наша задача – найти для ребят что-то, что они смогут использовать в будущей жизни. У маленьких детей мы стараемся обнаружить и развить талант, а старшим ребятам даём возможность найти себя, сориентироваться в выборе будущего пути.

Я уверена, что лучше всего во взрослой жизни иметь ту работу, к которой есть призвание. Вот я отлично помню себя в детстве. Я очень много чего попробовала – и то, что мне «заходило», идёт со мной по жизни: все эти таланты и умения, которые я приобрела тогда на каких-то кружках, в художественной и музыкальной школах, и так далее… Наша задача – дать ребятам эту зацепку на будущее ремесло, на будущую профессию.

Ведь та же работа с керамикой у нас – это не то, что им дают кусок глины и говорят «лепи, что хочешь». Мы начинаем со знакомства с ремеслом, историей, основами. Потом ребята определённое время учатся чувствовать материал, пробуют лепить, но обязательно по определённой теме, с овладением какими-то новыми приемами… И уже много позже они могут изготавливать изделия, которые пойдут в печь. Можно сказать, что всё начинается с простой лепки, а уже потом приходит гончарное искусство. Процессы здесь достаточно долгие, тщательные. Ребята учатся и терпению, и усердию, и получают опыт исправления ошибок. Мы действительно хотим дать им глубокое понимание всего процесса, а не просто развлечение в свободное время.

— То есть, это очень серьезная подготовка?

— Да. Мы сразу говорим: «Ребята, давайте, чтобы у вас получалось, мы выполняем работу серьёзно, шаг за шагом». Иногда у кого-то появляется… не то, чтобы разочарование, скорее усталость: надо ещё ждать, надо ещё что-то доделывать… Но всё это уходит на второй план, когда им из обжига приносят их первое готовое изделие: поменявшее цвет, блестящее от глазури. Они создали это – и вот держат в руках уже не просто какую-то поделку, которая будет пылиться где-то на полке, а самое настоящее авторское изделие. Даже если оно не совсем идеальное – что-то где-то неровно, что-то не прокрашено – неважно: это их первые самостоятельные работы! И понимание важности соблюдения технологии воспитывается на каждом занятии. Гончарное искусство очень непростое, это обязательно своеобразное положение тела, работа обеих рук, при которой сразу включаются оба полушария мозга. Ещё нужно правильно держать изделие на круге: передавить нельзя, ослабить тоже нельзя, иначе стенка будет неровная. У нас уже сформировалась группа из четырёх гончаров! Преподаватель ими очень довольна. А как интересно наблюдать за их реакцией: «Я могу!» И это счастливое лицо ребенка с осознанием того, что он сам это сделал: не кто-то другой слепил, а он сам, своими руками создал такое уникальное изделие!

Мы стараемся сделать так, чтобы всегда и во всём был серьезный подход. Свободное творчество – это хорошо, но оно уместно на мастер-классе. Но, если мы приходим на занятия – мы учимся, познаём материал, осваиваем технологию, нарабатываем опыт: глина ли это, краски, 3D-моделирование, лазер –везде нужен серьёзный и вдумчивый подход. Мне кажется очень важным донести это до каждого ребёнка.

— Я знаю, что вы тоже многодетная мама, и ваши дети тоже ходят сюда заниматься? Если не секрет, на какие занятия?

— Моим детям интересно всё! Они посещают занятия по ЛогоЛепке, ИЗО, Школу инженерного мастерства «3DМастер» и керамику. Старший увлечен 3D-моделированием – он в принципе увлекается компьютерами. Мне очень нравится, что здесь у нас идёт прикладная работа с компьютером: ты работаешь в программе, но в результате у тебя получается конкретная вещь. Ты запрограммировал, разложил 3D-модель, спланировал, а дальше у тебя на руках либо что-то вырезанное лазером, либо распечатанная трёхмерная модель, либо комбинированное изделие. Я считаю это залогом будущей профессии. Ближайшее будущее – за 3D-принтерами.

Моя самая маленькая дочь ходит на ЛогоЛепку. Здесь прекрасный преподаватель: очень душевный, «видящий» детей. Она всегда находит к каждому нужный подход. Конечно, это не такое серьезное творчество, как в студии керамики, но каждому возрасту – своё. Две младшие дочери занимаются в ИЗО студии: создают картины с использованием разных материалов — от акварели до черного мела.

— Если кто-то из ребят действительно увлечётся тем, чем занимается в ТЕРЕМЕ и дальше будет совершенствоваться, то впереди может быть художественная школа или более серьезное обучение по профилю?

— На творческие занятия мы обычно приходим по двум причинам. Одна – «если у меня есть талант, я чувствую, что я могу и хочу развивать его дальше». А вторая – «я хочу расслабиться, лучше понять себя; пока я занимаюсь, мне хорошо в этом процессе». Мы уважаем любой выбор. Здесь никто не гонится за первыми местами.

Можно прийти и начать делать то, что тебе близко, и в процессе искать себя. У детей постепенно развивается осознанность, они пропускают через себя темы, которые им дают для творческих заданий. Все это в совокупности дает отличные результаты.

Могу подтвердить это на примере моей дочери. Она начала заниматься керамикой. Натура творческая, часто не доделывает работы до конца, импульсивно перескакивает с одного на другое. Но керамика, как я до этого уже сказала – это в первую очередь, технология, она требует вдумчивости и соблюдения всех этапов. Действительно, в начале работы дочки были кривоваты, косоваты и явно не доделаны до конца. Со временем она уже сама стала говорить: «Я бы хотела сделать по-другому». Сейчас она занимается уже полгода, и теперь рассуждает иначе: «Я, пожалуй, еще доделаю, я здесь не закончила».

Наблюдая за детьми, я вижу, что все дети разные. Есть, как я их называю, «ранние»: они уже знают, чего хотят, во всё вдумываются, все хотят суметь, везде поучаствовать. А есть ребята, которые приходят в ТЕРЕМ, не зная, чем конкретно хотят заниматься, пробуют себя – и постепенно находят. Неважно, каким путём каждый из них идёт – главное, что все пути ведут к развитию и пониманию себя.

Беседовал Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!