73.3$ 85.9€
9.08 °С

Благотворители из Пригородного: «Ботинки и коляски на грядках не растут»

30 августа 2021 | 14:00| Общество

Светлана Теплякова и Максим Буриков из посёлка Пригородный, что в МО Парголово, занимаются помощью нуждающимся: погорельцам, многодетным семьям, сиротам, просто беднякам. Они собирают вещи, в которых нуждаются люди, и отвозят обычно в глубинку Псковской области – но не забывают и о соседях. Наш корреспондент побеседовал с ними и узнал, как и зачем они это делают, а также собрал информацию для тех, кто, прочитав этот материал, может захотеть присоединиться к этому большому делу.

«Подошвы у него были примотаны скотчем…»

— Почему вы решили помогать людям в Псковской области? И почему вообще Псковская область?

Максим: Началось это всё года три назад. Светлана вяжет – вяжет очень хорошо, на заказ, подиумные вещи. В один из моментов она вышла на контакт с клубом «28 петель», который делает вещи, среди прочего, для недоношенных деток. Несколько партий вещей Света им связала, потом отвезла, а они передавали – то в одно место, то в другое. Долгое время этот клуб планировал поездку в посёлок Лосицы Псковской области – в православный приют. Когда этот визит, наконец, состоялся, клуб сказал, что больше им туда не надо, это не их профиль. Но нас это дело зацепило – а мы как раз часто ездим, например, в Печоры. Возникла мысль – собраться и продолжить. Нашли телефон настоятельницы, матушки Вениамины…

Светлана: Я нашла в соцсети «ВКонтакте» их группу для связи, отыскала контактное лицо – и дозвонилась до матушки Вениамины, которая, собственно, и управляла этим приютом – и сейчас управляет, дай Бог ей здоровья. Что же я услышала от неё? «Пожалуйста, привозите вещи – любые! У нас нет практически ничего! Дети ходят в сильно поношенной одежде». Причём дети там есть очень разного возраста, и часть их – примерно половина – уже имеет взрослые размеры.

Максим: Чтобы вы понимали – у них сейчас уже живёт третье поколение! Они воспитали и выпустили (обычно это происходит к 18 годам) первых ребят, они устроились в жизни, работают, познакомились – поженились, у них родились дети… Этих детей туда тоже привозят на отдых, хотя там понятие «отдых» лучше брать в кавычки. И уже у некоторых из этого второго поколения появились и свои дети. Матушка сама петербурженка, преподаватель, с профильным образованием – но решила посвятить свою жизнь вот этому.

Светлана: На YouTube она рассказывает о приюте, у них есть два фильма – и там действительно есть, что послушать; это человек, который у меня вызывает уважение и восхищение. Я горжусь, что я с ней знакома, потому что это человек, каких сейчас очень мало.

Максим: После этого мы набрали по сусекам вещей у себя, у знакомых, друзей – сначала нас было человек 5-7. Правда, даже так у нас получился полный автобус – примерно 10 кубометров. Созвонились, договорились, приехали, всё это развезли.

Светлана: Нас очень хорошо встретили…

Максим: Но дело даже не в этом. Потом мы ехали обратно – и сначала встретили мужика, который топал по дороге, а ботинки у него были замотаны скотчем. Как в фильмах показывают: подошва привязана клейкой лентой! А потом увидели велосипедиста, который как-то странно ехал. Когда мы его догнали, оказалось, что это даже не велосипедист, а такой беговелист: у него просто сняты педали, их нет, забита какая-то палка, и он, как на настоящем беговеле, на этой штуке перемещается. И эти две картинки привели к осознанию того, что люди могут как-то вырастить на земле то, что растёт… но ботинки, куртки ведь не растут на грядках. Синтетика не растёт, а хлопчатобумажную или льняную вещь они сами сделать не могут – просто технология утеряна, осталось только промышленное изготовление.

Светлана: И коляски тоже не растут на грядках. И детские кровати… и много что ещё.

«Мы забрали всё, что было у ближайших знакомых»

Максим: Несколько раз ещё мы так съездили. Получилось, что мы забрали всё, что было у наших ближних знакомых. Ведь дети растут, и есть вещи, которые уже просто не хочется носить. Да и самому приходится менять куртки и брюки: два года назад я влезал в штаны 48 размера, а теперь вот и 54-й не надеть. (смеётся) Мы в итоге познакомились с очень хорошими людьми – в частности, нам бы ничего не удалось без помощи Галины Поповой из Ольгинской деревни, находящейся здесь же, в Парголово. Это женщина с фантастическим оптимизмом, запалом… Движимые этими силами, мы создали группу «ВКонтакте», написали некое обращение к людям, которые могут быть заинтересованы… Сейчас у нас, наверное, человек 60 единомышленников. Мы собираем вещи, которые люди перестали носить. Нас много – получается некий резерв вещей, и он постоянно пополняется, потому что у всех людей есть ещё какие-то знакомые, социальные связи – назовём это так. Про нас рассказывают, и зачастую звонят или пишут в соцсети «А давайте мы вам отдадим…», «А у нас есть вот что…»

Светлана: Это уже пошли знакомые знакомых.

— То есть люди активно сейчас стали сдавать вещи?

Максим: Летом активность, конечно, упала: людям хотелось до весны избавиться от ненужного. Мы сделали семь «ходок» до весны, а всего – уже 10 автобусов отвезли. Этим летом ездили три раза. Да, летом люди уезжают на дачи, в отпуска – надеемся, в сентябре всё это возобновится. У Галины уже завалена целая комната – на машину точно наберётся.

Если люди хотят поучаствовать – пусть лично пишут Светлане «ВКонтакте». Мы посмотрим, кто они, что выкладывают на своих страницах – не хотим, чтобы оказалось, что нам пишут мошенники. Если человек вызовет доверие, страница не фейковая – мы тогда присылаем ссылку на чат, в котором мы уже обсуждаем работу.

Светлана: Там мы обсуждаем оперативную информацию – переписываемся с людьми, которые не просто интересуются, а в конкретную поездку собирают вещи, привозят, или же мы у них забираем. Мы сами на машине можем объезжать окрестности: Левашово, Верхнее Парголово, проспект Просвещения – например, если молодые мамы сами не могут приехать и привезти нам. Сейчас вот с Парнаса женщина просит забрать коляску…

Максим: Дело в том, что до точки назначения нужно ехать 370-400 километров; обратно столько же. Речь не обязательно про Лосицы; мы познакомились с большим количеством мест, которые нуждаются в нашей помощи: в Порхове, в Никандровой пустыни, в Новоселье, в Заполье, в Плюссе. Собирать вещи по городу мы не можем: мы как-то провели эксперимент – только на погрузке по Парголово и Левашово мы проехали 70 километров. Представляете, сколько времени уходит на все эти объезды? К тому же машину мы собираем под завязку уже здесь и стараемся выехать пораньше, чтобы успеть обернуться за день.

Светлана: К 12 часам ночи мы уже возвращаемся домой. Там мы не ночуем: приехали, разгрузились, отдохнули, погуляли, побывали в святых местах, оставили записки – молитвы за здравие наших мамочек, наших деток – и обратно. Конечно, мы отдыхаем душой, пока находимся в этих местах – совершенно чудесных. Но водитель, разумеется, устаёт.

«В Парголово взаимовыручка очень развита»

— А случалось ли так, что вы оказывали помощь людям и ближе – в Петербурге, в Ленобласти?

Светлана: Да, конечно, причём прямо на Тихоокеанской улице, где мы живём. Здесь есть дома, в которых давали квартиры многодетным семьям. У нас было несколько случаев, когда в парголовской группе «ВКонтакте» бросали клич. Скажем, молодая девушка, с тремя детьми, а самой ей – максимум 27 лет; она спрашивала, у кого есть мебель – потому что она въезжает в пустую квартиру. Мы с друзьями помогали, относили элементарную мебель. Вообще в Парголово взаимовыручка очень развита. Поскольку район – по крайней мере, Пригородный, где мы живём – пока ещё не очень большой, многие люди друг друга знают. В тех группах «ВКонтакте», которые работают полностью некоммерчески – без рекламы и всего прочего – идёт именно жизнь соседей, и люди друг друга выручают. И собачек мы находим, когда они теряются, и кошечек пропавших, и помогаем, когда, допустим, женщина пишет – на маленького ребёнка нужны вещи, именно младенческие. И мебелью помогают, в том числе. Взаимопомощь очень активно идёт.

Ещё был случай – у родственников наших друзей. По жизни у них очень скромный бюджет, и тут они неожиданно узнали, что у них будет двойня. Не ждали – не гадали, планировали-то одного ребёнка… Мы им отвезли то, что сложнее всего купить – коляску…

Максим: Мы отыскали двухместную коляску…

Светлана: Это сложно найти в принципе, а стоит она, если покупать новую, очень дорого. Так что случаи такие тоже бывают.

«Это круговорот вещей»

— Интересно это слышать – и сравнивать с тем, что я слышал во время недавней акции по экологическому просвещению в Осиновой Роще. Женщина рассказывала, что она, когда первый ребёнок подрос, отдала коляску подруге, для её ребёнка… а потом, когда у неё самой появился второй, коляска перекочевала обратно, и так семь лет они друг другу передавали.

Максим: Когда вещи меняют даже по 5-7 владельцев – это нормально! Детские вещи не изнашиваются с той же скоростью, что и взрослые.

Светлана: Наши друзья придумали кое-что интересное в этом же ключе – мне очень понравилось. У них самих трое детей, у их родственников – по двое, и плюс ещё друзья. Они создали то, что я называю «фонд вещей»: точно так же обмениваются, но уже не между двумя подругами, а между семью или десятью семьями. Они забирают из этого «фонда» то, что сейчас подходит детям, и сразу отдают туда то, из чего дети выросли. Это настолько удобно! Особенно тем, у кого детей много, да у кого они очень близкие по возрасту и размеру: не десятилетний и младенец, а, скажем, погодки. Получается, что в этот фонд они добавляют новые вещи – если, например, купят какой-нибудь зимний комбинезончик – но сноситься это не успевает, потому что дети растут очень быстро. А поскольку этим занимаются вскладчину родители, каждая конкретная семья большой финансовой нагрузки не несёт.

И с точки зрения экологии это тоже очень удобно и правильно. Мы-то, конечно, отвозим то, что остаётся у нас, в Псковскую область, потому что понимаем, насколько там людям тяжело. Новгородчина, правда, живёт не намного лучше…

«С нами часто здороваются незнакомые люди»

— А государственные органы вам помогают? Или хотя бы не мешают?

Светлана: Мы везём вещи в Плюсский район. Тамошний комитет соцзащиты – это государственный орган, там есть девушки-кураторы, они распределяют это по многодетным семьям и детям-инвалидам.

Максим: Дело в том, что по закону государство не принимает помощь от населения. Нельзя пойти в соседний детский дом и отдать вещи туда – их не примут. Нельзя отнести игрушки, которыми твой ребёнок играл, в детский сад в соседнем дворе – они могут принять только новое. Поэтому мы договариваемся с теми, кто может это принять.

Светлана: В комитет соцзащиты (не только Плюсского района, но также Струго-Красненского) мы имеем право привозить – и мы не единственные, кто это делает; есть ещё благотворительные фонды. Но с детскими домами мы не работаем, потому что у нас нет новых вещей. Всё остальное – это наша работа с православными приходами. Поскольку объём, который мы привозим, очень большой (10 кубометров – это комната под потолок), мы привозим вещи туда, где есть возможность разгрузиться и раздать это людям. Были случаи, когда полмашины мы отвозили в одно место, а полмашины – в другое.

Максим: Там тоже работают люди, и они – как и везде – бывают разные: кто-то просто работает за зарплату, причём совсем небольшую. А кто-то трудится для людей! И такой сразу вспомнит: «У нас на той неделе девчонка погорела – у неё нет теперь ни матрацев, ни кроватки для ребёнка! Вы привезли – давайте сразу им отдадим!» В целом люди делают очень полезное дело, пусть и с разной эффективностью.

Светлана: Наши соседи, парголовчане – повторюсь, люди очень отзывчивые, очень добрые, по-настоящему неравнодушные. Я даже была удивлена огромному отклику, который пошёл, когда стало известно о нашей деятельности. Собирали всё – по знакомым, знакомым знакомых…

Максим: Сначала всё происходило в своём кругу. А когда мы смогли выйти на внешнее окружение… теперь, когда мы ходим по улицам, часто с нами здороваются люди, которых мы даже не знаем. Мы догадываемся, что это те, кто участвует в нашей работе – через знакомых…

Светлана: Да, это наши единомышленники, хотя лично мы с ними не знакомы.

Максим: Хорошие люди, которые стремятся помочь друг другу, есть везде и во все времена.

— Вы публикуете списки того, что необходимо людям…

Светлана: Этот список собирался не за один раз – он стал результатом наблюдений в нескольких поездках.

Максим: Нижнее бельё, постельное бельё – это то, что обычно изнашивается полностью, до тряпья. Конечно, нас спрашивают: не нужны ли масло, сахар, крупы? Но это всё очень тяжёлое, и здесь возникает проблема: мы ведь всё грузим и разгружаем сами. Если какой-то человек хочет по доброте душевной дать поддон масла – мне потом этот поддон вынимать. Просто по здоровью может не быть возможности. Мне уже 50 лет – начинаются возрастные моменты, которых не было раньше…

Светлана: Может быть, в какой-то момент мы просто будем брать с собой кого-то из друзей, молодого человека, в качестве грузчика.

— Как реагируют сами люди, которые получают от вас эту помощь?

Светлана: Они просто счастливы – это надо видеть! Особенно когда они получают не только одежду, но и коляски, кроватки, детские стулья. Им этого реально не купить.

Максим: Мы видели, как люди спят на поддонах. Вот он нашёл где-то эти поддоны, принёс – сколотил кровать. Бывает же, что случилась беда, человек погорел… Мы привезли матрас, кровать – уже какое-то облегчение.

Светлана: Куда бы мы ни приехали, в какой бы год ни приехали – нам всегда говорят про то, что где-то есть погорельцы.

— Да, пожар – это всегда страшно… Но мы про это обычно слышим в новостях, если, не дай бог, где-то на пожаре в деревянном доме сгорела целая семья…

Светлана: К сожалению, бывает и такое. К счастью – мы слышим в основном о случаях, когда люди все остались живы, но у них теперь нет ни дома, ни хозяйства. Да и в Парголово такое случается изредка.

— Да, была история в январе…

Светлана: Почему мы упоминали, что боимся мошенников? Ведь именно после того случая кто-то взломал одну парголовскую группу «ВКонтакте» и собирал деньги якобы на помощь тем погорельцам. Больше двух суток не могли восстановить доступ.

«Мои свитеры носят и на Маврикии»

— Расскажите немного про то, с чего всё, собственно, началось – про вязание.

Светлана: Это хобби, которым я занимаюсь… примерно 30 лет.

Максим: Первый свитер Света связала в возрасте 12 или 14 лет!

Светлана: В 12 начала, в 14 довязала…

Максим: Её спросили: «Где ты взяла такой замечательный свитер?»

Светлана: Мне не поверили, когда я сказала, что сама сделала – особенно те, кто сам вяжет. Сказали: «Этого не может быть! Ты же учишься в школе и занимаешься в спортивной школе». Это моё любимое дело: у меня есть большая страница в Facebook, и да, мои вещи носят и на Дальнем Востоке, и в Москве, и даже на острове Маврикий.

Максим: Одна девушка нам звонила с восхищением: она купила свитер с зелёными листочками и уехала в Австралию. Там в этом свитере пришла в какой-то магазин очень дорогой одежды, и продавщица подбежала с вопросом: «Откуда у вас может быть этот свитер? Он только что пришёл, мы ещё не повесили ценник!»

Светлана: Сейчас я не делаю вещи на заказ – только для своих…

Максим: Я думаю, дело в том, что обычно заказывают вещи, которые получаются, как чехол на танк – ровненько, гладенько, без узорчиков… и размера огромного. Обыденность. Это очень грустно вязать: я смотрю, как жена над таким работает, и я вижу, как у неё прямо тухнет в глазах эта радость. А когда она делает какой-нибудь красивый свитер с узорами – это совсем другой человек. Ввиду того, что конъюнктура такая, у неё кончаются творческие силы. Я посоветовал пока просто прекратить.

Беседовал Илья Снопченко / ИА «Диалог»

P. S. Вот какие предметы одежды, обуви и галантереи собирают Светлана и Максим для благотворительной деятельности.

Одежда

— Одежда и обувь принимается практически любая, но целая и чистая. Особенно необходимо нижнее бельё для детей и женщин: можно ношеное, но только в очень хорошем состоянии.
— Мужская одежда принимается без верхнего ограничения по росту и до 52 размера, мужская обувь – до 46 размера, так как многие мальчики в семьях носят взрослые размеры.

Хозяйственные товары

Зубная паста, твёрдое мыло, детский крем или крем для рук, стиральный порошок, зубные щётки, любые чистящие средства, резиновые перчатки, губки и т. п.

Иные принадлежности

— Любые рюкзаки, портфели, сумки, велосипеды, самокаты;
— Детские кроватки и коляски, стульчики для кормления, переноски, манежи, игрушки и материалы для творчества, любая канцелярия, детские книги и развивающие материалы;
— Текстиль и товары для дома (занавески и посуда), в хорошем состоянии.

Все материалы просят упаковывать так, чтобы они не рассыпались при перевозке автотранспортом. Обувь желательно сдавать только в мешках, так как коробки занимают много места и мнутся при транспортировке.

Желающие сдать их могут написать Светлане лично в социальной сети «ВКонтакте».

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!