70.7$ 79.9€
17.77 °С
Новости Все новости

Кражи, салюты и Путин в баре: истории троих людей, которым пришлось работать в новогоднюю ночь

30 декабря 2019 | 12:00| Общество

Каждый год 31 декабря мы с друзьями ходим… на работу. Пока большинство жителей России самозабвенно встречают Новый год с фейерверками и шампанским, некоторые вынуждены работать — в основном, обслуживая гуляющих или обеспечивая их безопасность. «Диалог» побеседовал с поваром, фотографом и продавцом, которые были вынуждены выйти на смены в самые праздничные часы года, и выяснил, стоит ли лишать себя праздника, и как возненавидеть хот-доги за одну ночь.

Екатерина, студентка. Работала в Новый 2019 год продавцом:

Мне нужно было быстро заработать деньжат, и у меня был всего лишь месяц — январь. Это упиралось в Новый год и праздники, и в итоге меня привлекла фирма, у которой по всему городу точки фаст-фуда. Они под Новый год набирали людей, которые будут работать в ночь с 31 декабря на 1 января — продавать хот-доги на Дворцовой площади. Обещали, кстати, золотые горы: за одну ночь — от 7 до 15 тысяч. Я поверила, хотя и понимала, что, скорее всего, они очень завышают эту цифру. Но даже тысяч пять за одну ночь — уже неплохо.

Я прошла что-то вроде тренинга: один раз до Нового года вышла, проработала весь день и поняла, насколько это невыносимо и тяжело: 12 часов ты стоишь на морозе, продаёшь хот-доги. А их, на самом деле, не так просто жарить. Видимо, руководство решило, что одного дня учёбы должно хватить…

Итак, 31 декабря около 6 часов вечера я пришла на работу, и меня поставили не на Дворцовую площадь, а у «Адмиралтейской»: это самое ужасное место, на которое я только могла попасть, потому что около метро никто не захочет покупать хот-доги — это делают уже дальше.

На этой точке было очень много проблем. В итоге я стояла в новогоднюю ночь на улице 12 часов в -15. В какой-то момент ещё началась небольшая метель, а где-то в середине смены у меня украли 6 тысяч. Всё, что было после этого, как в тумане: я не знала, что со мной произойдёт и как мне расплатиться — произошла буквально катастрофа. Я не просто не заработала денег, я ещё и осталась должна.

Сама новогодняя ночь — то, что вокруг меня происходило — это было любопытно. Мимо курсировало много людей, все были добрыми, предлагали мне выпить, кто-то постоянно мне совал какие-то конфеты, особенно под конец — в 5-6 утра. И все были невероятно отзывчивыми и понимающими даже в те моменты, когда я пару раз продала откровенно ужасные хот-доги — они не шли со мной ругаться, хотя отдали за них по 250 рублей.

И у меня очень противоречивые воспоминания об этой ночи: с одной стороны, атмосфера праздника чувствовалась, хотя я и не принимала в ней участия. Я предлагала людям какую-то услугу (а всё-таки 90% моих хот-догов были вкусными), и это было приятно. Но, с другой стороны, на следующий день я проснулась с температурой. Весь январь продолжала работать — нужно было выплачивать долг, да и хотелось что-то заработать, хотя изначально я планировала выйти ещё пару раз, не больше. В общем, это был один из самых отвратительных опытов в моей жизни, но я не жалею — он многому меня научил.

Игорь, повар. Работал в Новый 2016 год:

Четыре года назад я встречал Новый год на работе. Вышел, потому что сменщик в эту ночь работать не хотел — он отмечал с девушкой. А мне в принципе было интересно попробовать, пощупать — что это такое. Предложили хорошие деньги — в два-три раза больше, чем платят за обычную смену, — я и согласился.

В результате гостей было очень мало — пара столов. И сам Новый год мы, персонал, в итоге встретили вместе на баре с алкоголем, курантами и Путиным. Около двух часов ночи мы закрылись и поехали праздновать уже в другое заведение. Вышло отлично — и отметили, как полагается, и деньги получили.

Я знаю много поваров, которым нравится работать в Новый год: но, конечно, дело не в атмосфере, а в финансах. Работать, когда все вокруг отдыхают, мы привыкли — это наша профессия. Поэтому в этом плане разница не такая разительная: к тому же, работающие всегда по-своему отмечают, а с алкоголем на смене явно веселее.

Сейчас уже на Новый год работать не хочется — приятнее отмечать с близкими. Но о том, что был такой опыт, я не жалею — попробовать что-то новое всегда интересно.

Илья, фотограф. Работает в Новый год уже не первый раз:

В последний раз я встречал Новый год на работе в прошлом году. Нужно было, как водится, запечатлеть новогодние торжества на улицах Петербурга, чтобы утром 1 января подготовить фоторепортаж.

Отказаться, конечно, можно было, варианты есть всегда. Но кто-то должен был это сделать, а так как посылать кого-то вместо себя, тем более — отрывая таким образом его или её от собственных планов и общения с семьёй, — я считаю неспортивным, выбор был очевиден.

Ровно в полночь я был занят съёмкой того, как люди зажигают бенгальские огни у Эрмитажа. Что-то, как водится, «пошло не так», объектив капризничал из-за темноты и неровного освещения. Разбирая потом снимки, я удалил 22 штуки, сделанные ровно в эту минуту, между 23:59 31.12.2018 и 00:01 01.01.2019. Поэтому сам момент наступления нового года я для себя не успел отметить. Загадать желание — наверное, тоже, хотя сейчас я уже этого не помню. Может быть, что-то придумал я заранее, но сейчас можно сказать, что если желание и было, вряд ли оно осуществилось — ничего такого за последующий год я не припомню. Хотя осталось ещё несколько дней — шансы есть…

Ещё был момент, который заставил понервничать — когда пришла пора снимать заключительный фейерверк, у меня забарахлил спусковой тросик, поэтому снимать пришлось, нажимая на кнопку спуска самой камеры, а это было чревато смазанными кадрами. К тому же я не очень удачно выбрал точку, где установить штатив, и поэтому прямо посреди фейерверка пришлось бегать и искать другую. Но в итоге снимки были сделаны, это главное.

К праздничной атмосфере у меня отношение неоднозначное, но в принципе, эмоции скорее положительные. Впрочем, нужно опасаться пиротехники! Пиротехника — изобретение Сатаны: заряды имеют свойство искрить, срабатывать не вовремя и совершенно не там, где предполагал стрелок. Не очень приятно, когда отлетевшая в сторону петарда или хлопушка взрывается прямо под ногами — случалось и такое, а страшных историй в жизни доводилось слышать ещё больше.

В целом я не вижу для себя проблемы в том, чтобы работать в Новый год. К тому же это технически довольно непростая съёмка — зима, ночь, ещё и не ясно, какая погода будет — поэтому есть и элемент вызова.

Да, и в этот Новый год я наверняка буду снова работать в городе. До встречи в центре Петербурга в 00:00 1 января 2020 года!

Беседовала Дарья Тюрина / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!