66$ 74.2€
13.46 °С
Новости Все новости

Почему учёные ставят эксперименты на мышах и крысах? Рассказывает биолог

31 июля 2019 | 11:21| Просто о сложном

Перед тем, как проводить испытания лекарств на людях, учёные должны выполнить доклинические испытания на животных, чаще всего – на мышах и крысах. Эти грызуны живут в лабораториях, где им вводят различные инъекции и смотрят на полученный результат. Весьма незавидная судьба – но пока, говорят учёные, отказаться от этой модели сложно. О том, почему это так, и можно ли ставить опыты, не используя живых существ, «Диалогу» рассказал научный сотрудник химико-биологического кластера Университета ИТМО, кандидат биологических наук Артур Прилепский.

Анестезия для грызунов

Мышей и крыс используют в различных научных опытах не потому, что они в чём-то провинились перед человечеством. По словам Артура Прилепского, всё гораздо проще – это выгодно с экономической точки зрения и удобно в научном плане.

«Есть несколько ключевых аспектов, объясняющих, почему именно эти подопытные. Во-первых – стоимость: мыши дешёвые, и их легко содержать. Второе – они изучены вдоль и поперёк. Другими словами, это простая и понятная модель. В третьих – мыши не так долго живут. То есть, если нужно оценить какие-то вещи, связанные с продолжительностью жизни, это тоже удобно. Но, мыши и крысы – не единственные, кого используют в экспериментах: есть ещё морские свинки, кролики. В некоторых исследованиях – например, по приживаемости искусственно выращенных сосудов – используют овец. Многие опыты проводятся на кошках и собаках. А если речь идёт о чём-то близком к человеку, используются свиньи», – объясняет Прилепский.

Подопытным во время экспериментов приходится переживать мучения. Например, чтобы протестировать новый препарат от какого-то заболевания, сначала нужно сделать так, чтобы у животного этот диагноз появился, и только затем начинается лечение.

«Например, у мыши создают опухоль, потом вводят лекарство и смотрят, уменьшилась ли она. Понятно, что животному от этого не хорошо. Есть и другие специфические виды изучения активности. В своё время мы работали на крысах, морских свинках и кроликах. У них были тромбы, которые рассасывались препаратом. Но в данном случае всё делалось под анестезией – хотя такой подход во многих экспериментах не применяется, потому что он влияет на скорость кровотока, на интенсивность дыхания, сердцебиения. Во многих ситуациях это может сказаться на результатах эксперимента. Другими словами, анестезия обычно применяется, когда нужно сделать какую-то операцию. Поэтому зачастую её не применяют», – говорит учёный.

Есть и другие опыты: когда на грызунах проверяют, какую дозу препарата можно использовать без вреда для здоровья. Такой эксперимент подразумевает высокую вероятность того, что подопытный его не переживёт.

«Эксперимент на острую токсичность – достаточно негуманная вещь: животному заранее вводят какие-то очень большие дозы вещества, и что произойдёт дальше, никто не знает. Цель – установить насколько терапевтическая доза отличается от опасной. Естественно, существуют определённые формулы пересчёта: например, от мыши – к крысе, от крысы – к кролику, от кролика – и дальше. Таким образом, это всё можно экстраполировать на человека и понять его норму. Естественно, в опытах по острой токсичности животные могут умирать от разрыва сердца, кровоизлияния, судорог – чего только может не быть», – рассказывает эксперт.

Однако успешно проведённые тесты на животных не всегда означают, что для человека новое лекарство окажется действенным. По словам, Артура Прилепского, учёные научились лечить все виды рака у мышей, а когда удастся добиться таких же результатов на людях – неизвестно. То же самое касается и безопасности: во время доклинических испытаний препарат может зарекомендовать себя положительно, в то время как человеческий организм отреагирует на него иначе.

Как живут подопытные

Крысы и мыши живут в лабораторных вивариях: клетках со специальными условиями проживания. Есть даже специальные нормы, где подробно описывается вид корма, подстилки, частота кормления и уборки, длина светового дня или уровень влажности в жилище.

«Есть и автоматические виварии – в них поддерживаются идеальные условия, в том числе, по стерильности. Потому что есть эксперименты, в которых нужны мыши без иммунной системы. Так что в данном случае у них в клетке чище, чем вообще где-либо», – говорит Артур Прилепский.

Но даже если животное успешно переживёт все испытания, оно, скорее всего, всё равно погибнет. Затем их тельца направляют на утилизацию, чем занимаются специализированные организации.

«Когда планируется эксперимент, прописывается всё. Животные закупаются в специальном питомнике – и обычно все они, так или иначе, умерщвляются под общей анестезией. В редких случаях, если это большое животное – например, кролик, который ничему не подвергался – то кто-то может забрать его к себе домой. Однако чаще всего подопытных ждёт утилизация», – говорит специалист.

Почка вместо мыши

Против экспериментов на животных уже не первый год выступают зоозащитники. Но пока учёные не могут отказаться от существующей модели, поскольку альтернатива – например, искусственно выращенные органы – дорога и пока что не оправдана.

«Я сам не сторонник живодёрства – но, к сожалению, от этого никуда не уйти. Понятно, что жалко: в эксперименте можно и 200 крыс зарезать, 200 мышей загубить. Но, так или иначе, тестировать на людях по правилам нельзя. У нас в стране, даже если человек всё подпишет и согласится с [возможностью] летального исхода, то учёного или врача всё равно могут посадить. Поэтому первые стадии испытания проводятся на клеточных культурах животных. Да, сейчас есть так называемые органы на чипе – это когда выращивают какие-то аналоги органов и собирают своего рода гомункула: искусственно выращенную почку, лёгкое, печень. На них тестируют препараты – однако это далеко от настоящего организма. Разработка находится на зачаточном уровне, но она очень дорогая, сложная и не совсем правдоподобная», – объясняет Прилепский.

Точку зрения некоторых зоозащитников о том, что препараты можно тестировать на заключённых, приговорённых к пожизненному сроку, он не поддерживает – по мнению специалиста, и эта позиция найдёт своих противников. Другое дело – позволить смертельно больным людям участвовать в экспериментах. А до тех пор, пока это невозможно, опыты на животных – меньшая плата за то, чтобы разработать новое лекарство, которое в будущем спасёт человеческую жизнь.

Эксперт также отметил, что сегодня в руководствах по доклиническим исследованиям намечается тенденция к сокращению числа подопытных в группах. Другими словами, учёные тоже стараются сократить количество загубленных животных, когда это не вредит достоверности получаемых данных.

Подготовила Алла Бортникова / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!