64.5$ 71.9€
16.41 °С
Новости Все новости

Директор дома Набокова Андрей Аствацатуров: «Музей воспрянет и реанимируется»

29 апреля 2019 | 15:00| Культура

В понедельник, 29 апреля, открылся после долгого бездействия (вызванного ремонтом) музей Набокова на Большой Морской улице, 47. Корреспондент «Диалога» побеседовал с новым директором музея Набокова – Андреем Аствацатуровым, известным литературоведом и писателем.

По его словам, уже есть далеко идущие планы, предусматривающие изучение на базе музея русской литературы (особенно – русского зарубежья), организацию творческих чтений, дискуссий и выставок. Аствацатуров добавил, что музей вызывает большой интерес, среди прочего, у иностранных туристов, поскольку Набоков – писатель, известный и популярный не столько в России. Пока музей не может дать гостям всё, что их интересует, но новый руководитель намерен изменить это обстоятельство.

— Мы открываемся после затяжного и изнурительного ремонта, который вели не мы, а районная администрация. Я думаю, музей воспрянет и реанимируется. У нас есть новые специалисты, замечательные музейщики, мы ждём пополнения коллекции через какое-то время. Думаю, музей заработает с прежней силой – может быть, ещё более интенсивно. Я постараюсь, чтобы так было.

— Сегодня музей открывается для публики?

— Да, наконец-то, слава Богу.

— При этом некоторые помещения ещё ремонтируются, некоторые не экспонированы…

— Одно из пространств будет использоваться, возможно, как временная экспозиция – мы ещё подумаем над этим. Там будут демонстрироваться выставки художников – или современных, или не очень современных.

— А уже составлен какой-то план экспозиционной деятельности?

— Сейчас мы будем как раз этим заниматься, для этого наняты профессиональные музейщики. У меня есть много знакомых и связей в музеях, я знаю многих кураторов – из тех, кто работает с современным искусством и не очень современным – но я бы здесь положился на своих коллег. Мы будем привлекать специалистов со стороны, взаимодействовать с центрами и разными выставочными пространствами, насколько эти помещения позволят сделать какую-то экспозицию.

— Как вы считаете, этих помещений – на первом этаже дома Набокова – достаточно?

— Сегодня, конечно, их не хватает – и при условии, что коллекция увеличится многократно, одного этажа будет мало. Вы знаете, что второй и третий этажи, а также подвальное помещение, занимает музыкальная школа Бортнянского, и было бы логично, если бы всё это здание принадлежало СПбГУ, музею. Тогда была бы возможность более правильно распределять коллекцию, более эффективно вести работу. Я думаю, что, в конце концов, руководство придёт к этому решению, и это будет очень логично, потому что в комнатах Набокова должен быть всё-таки музей, а не музыкальная школа. Сейчас там ведётся довольно странный ремонт, который удивляет, по-моему, абсолютно всех – его ведёт администрация Адмиралтейского района, там устанавливают какой-то гипрок. Вице-губернатор по культуре тоже приходил и поражался затраченным средствам – это всех немного удивляет… Из-за этого ремонта, собственно, музей и был закрыт на какое-то время – но сейчас он открылся и, как мы видим, заметных разрушений нет…

— Очень хорошо понимаю, потому что я работал в газете «Невское время», которая как раз и занимала помещения на втором и третьем этажах дома Набокова…

— Ого! Больше 15 лет назад, верно?

— Газета уехала в 2010 году, и после этого и начался ремонт. Но вы упомянули о том, что коллекция музея будет расширяться – а за счёт чего это будет происходить?

— Вы знаете, что ведутся сейчас переговоры с [американским] фондом Набокова. Сын писателя в своё время завещал некоторую часть архива музею, но это было пожелание, [а не официальное завещание]. Конечно, весь свой архив он передал в фонд Набокова. Сейчас фонд действительно задумался о том, чтобы передать эти коллекции в Россию. Но что значит «в Россию»? У коллекции должен быть какой-то хозяин. Логично, чтобы её передали дому-музею Набокова – это расширило бы экспозицию, потому что на сегодняшний день, извините, экспозиция немножко… удивляет. Она, в общем, объективно слабая – вы видите, и сами можете обратить внимание.

— Много ходило слухов и разговоров о том, что фонд Набокова не хотел передавать коллекции, потому что были недовольны состоянием музея. Это так?

— Во-первых, насколько я знаю, фонд Набокова готов предоставить эту коллекцию, на сегодняшний день ведутся переговоры с Минкультом. Дело в том, что это очень серьёзный дар, не какие-то книги – это документы, имеющие весомую ценность. Если это, конечно, передаётся России, то это должно идти через Минкульт, с соответствующей документацией, и, мне кажется, всё-таки коллекция должна быть в музее, если мы хотим сделать его неким центром исследования Набокова. Но в этом случае, конечно, логично, чтобы музей принадлежал СПбГУ, потому что в университете – профессура, много специалистов по Набокову: сейчас у нас работает как минимум шесть человек. Я работаю на двух факультетах, и каждый год пишут дипломы, в больших количествах – курсовые работы, магистерские диссертации, посвящённые Набокову. Можно было бы сблизить университетское, академическое исследование и ресурс музея – это было бы замечательно и для образования, для студентов, и для самого музея. Сейчас мы бы хотели организовать такое сотрудничество, и руководство, скорее всего, и видит во мне, с одной стороны, фигуру, которая могла бы привлечь людей к музею, а с другой, человека, который способен наладить некоторый диалог.

— Видимо, поэтому вас и назначили директором музея.

— Видимо, поэтому.

Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!