64$ 72€
-0.83 °С

Добровольный и тотальный: в чём польза и великая миссия диктанта

12 апреля 2019 | 19:00| Общество

Диктант – страшнее слова не было для нашего класса. Боялись всего — забыть правило, отстать от учителя, сделать помарку, запутаться в переносе слова. Сегодня же название акции «Тотальный диктант», которая 13 апреля начнётся в Петербурге в 14:00 — символ не школьного страха, а, наоборот, возродившейся моды на грамотность. «Диалог» навёл справки и узнал, насколько похожи школьная проверка и акция в защиту грамотности, какая ошибка действительно может стать фатальной (спойлер: она не из области орфографии и пунктуации), и почему о письме под диктовку не стоит забывать даже в век мессенджеров и Т9.

Школьные корни «Тотального диктанта»

Просьба подготовить к следующему занятию двойной листочек – сигнал известный всем школьникам, означает: «Внимание! Диктант близко!» Впрочем, он всегда где-то недалеко от современного школьника. Сегодня в среднем больших проверок такого типа в год по 10-12, не считая словарных – они и вовсе «настигают» учащихся раз в неделю. И первая просьба учителя внимательно выслушать текст озвучивается в первом классе, сразу после освоения прописей.

«Как только ребёнок научился писать, ему даётся элементарнейший диктант, где все слова не расходятся с написанием. Например: «Папа ел суп». Цель – убедиться в том, что ребёнок правильно соотносит буквы и звуки, умеет оформить предложение. И далее диктанты сопровождают школьников постоянно, так как этот вид контроля лучше всего отражает уровень сформированности грамотного письма. Обычно ребятам предлагаются тексты средней трудности. Они подбираются в соответствии с теми правилами, которые уже изучены и в достаточной степени отработаны с детьми. Ребенок на слух должен воспринять слово, самостоятельно определить ошибкоопасные места (где возможно двоякое написание), определить, каким правилом надо воспользоваться, и применить это правило на практике. Таким образом, проверяется весь запас знаний школьника», – поясняет важность диктанта учитель начальных классов школы №249 им. М.В. Маневича Евгения Милейко.

Педагог уверен, что диктант не уступит своё место в школьной программе ни одной другой форме контроля. Именно диктант показывает, что ребёнок умеет излагать текст, который слышит, а там и до изложения собственных мыслей недалеко. Фрагменты, по которым дети в начальной школе пишут диктанты, зачастую это рассказы из «Азбуки» Льва Толстого (школьное пособие, написанное автором «Войны и мира» для обучения детей чтению, письму и арифметике). Это лаконичные тексты, но, конечно, по мере взросления детей они усложняются.

Когда 11 класс остался позади, а диктант впереди

Чисто гипотетически особенно проворный ученик может попытаться вычислить, каким будет следующий текст, например, просмотрев в интернете ту же «Азбуку». Или может расспросить тех, кто учится на класс старше. А вот у взрослых, которые решили поучаствовать в акции «Тотальный диктант», такой возможности в принципе нет: каждый год известные публицисты и писатели готовят уникальные тексты. За ТД-2019 отвечает журналист Павел Басинский – он написал четыре фрагмента для нескольких часовых поясов.

«Это тексты, которые специально пишутся для диктанта или ранее никогда и нигде не публиковались. Например, как в случае с Гузель Яхиной, которая дописывала в тот момент свой роман «Дети мои». Он ещё не вышел в печать, и она позволила одному из фрагментов текста стать частью «Тотального диктанта». Каким будет уникальный текст – мы узнаем только 13 апреля. Что касается тем и стиля написания, то каждый год они разные: публицистика, художественная литература и даже жанр мемуаров, как, например, диктант Леонида Юзефовича (прошёл в 2017 году – ИА «Диалог»), который он писал по своим воспоминаниям», — поясняет главный координатор акции «Тотальный диктант» в Санкт-Петербурге Елена Калинина.

В этом году Павел Басинский поэкспериментировал с жанром детектива – он написал истории на основе сюжетов Александра Пушкина, Николая Гоголя и Максима Горького. Но, несмотря на традицию каждый год выбирать нового автора для диктанта, сложность текстов остаётся неизменной – за этим следит экспертный совет акции.

«Мы не просим авторов, чтобы они писали сложнее – самое важное, чтобы это был живой художественный текст, а он не заточен под какие-то специальные цели (скажем, проверить правописание одной или двух «Н» или «НЕ» с прилагательными). В тексте такого типа могут встретиться какие угодно трудности. Мы сами ничего не вносим, но когда автор, а это случается заранее, пишет текст, комиссия иногда просит что-то изменить. В общем тексты должны быть примерно сбалансированы по уровню трудности для всех регионов», – рассказала член Орфографической комиссии РАН и Совета по русскому языку при президенте РФ, руководитель экспертной комиссии ТД Светлана Друговейко-Должанская.

На результат диктанта может повлиять чтец: частично от него зависит, поймёт пишущий, где поставить запятую или нет. Например, в методических рекомендациях для школьных учителей прописан совет – диктовать в спокойном темпе, чтобы дети успевали записывать, а также настоятельно рекомендуют не совершать перемещений по классу – ведь текст должен звучать чётко, с одинаковой громкостью и акустикой на протяжении всего диктанта. Учителя иной раз помогают интонацией, выразительным взглядом, как бы намекая: вспоминаем правило «ЖИ» и «ШИ», которое недавно проходили.

«Я иногда голосом выделяю слова, в которых нужно быть особенно внимательным, бывает, даже спрашиваю: «Вы меня поняли?» Это сигнал, что надо насторожиться. Как правило, дети к концу диктанта уже устают, внимание у них притупляется, и класс лучше «встряхнуть». По статистике, самое большое количество ошибок делается в последнем предложении – особенно, если учитель сказал, что оно последнее. У меня сколько раз было, когда весь диктант написан идеально, но в заключительном предложении три ошибки, и… приходится ставить «тройку». Бывало очень обидно, поэтому я стараюсь поддерживать ребят. Хотя, на самом деле, так делать нельзя», — рассказала Евгения Милейко.

Схема школьного диктанта наверное знакома каждому: сначала текст зачитывается целиком, потом по предложениям, и снова весь текст повторно. В случае же с «Тотальным диктантом» сначала слово за автором – именно в его прочтении на записи участники услышат текст впервые. А потом уже за дело берутся «диктаторы» – так координаторы акции в шутку зовут чтецов. К их подготовке относятся серьёзно: экспертный совет ТД заранее высылает им тексты диктантов прошлых лет с интонационной разметкой. Таким образом совет пытается предотвратить, по словам Елены Калининой, сильные разночтения при диктовке (чтобы все чтецы примерно придерживались одного интонационного рисунка). А вот актуальный на 2019 год фрагмент они увидят чуть раньше всех остальных – всего за один или два часа до начала акции, под присмотром координаторов.

У чтецов будет совсем немного времени, чтобы подготовиться, а дело, напомним, они имеют с авторским текстом. Поэтому предусмотрена поблажка – не для самих «диктаторов», конечно, а для участников: с одной пунктуационной ошибкой (даже там, где она не зависит от прочтения) можно получить 5. Эта практика, когда пропуск, например, запятой оценивается «дешевле» орфографической ошибки, кстати, пришла тоже из школы.

«Когда авторский текст диктанта готов, экспертный совет ТД, в который входят лингвисты из разных городов, составляет специальный комментарий для проверяющих, потому что во многих случаях в пунктуации возможна вариативность. Мы стараемся предусмотреть все возможности постановки знаков препинания, которые разрешены правилами. Поэтому вариант пишущего может не совпасть со знаком препинания, прописанным автором, но должен соответствовать нормам правописания», – подчёркивает Светлана Друговейко-Должанская.

Ещё одна общая черта обязательного школьного диктанта и добровольного тотального – проверяющие будут вооружены красными ручками. Как и учителя, они подчеркнут пунктуационные и орфографические ошибки и вынесут их на поля. Все работы «Тотального диктанта» волонтёры проверят за 4-5 дней. После таких же проверок учителя в школах не только раздают оценки, но и пополняют свою коллекцию смешных ошибок, описок и драматических поворотов.

Эту историю, которая произошла с коллегой, нам рассказала учитель начальных классов Евгения Милейко. Текст был продиктован, ребята его проверили. Одно из предложений: «Всё радуется весне». Девочка после подходит  к учителю и говорит: «Светлана Владиславовна, я всё пропустила». А Светлана Владиславовна уже напряглась: «Прости, Машенька, что ты пропустила?» А ученица снова: «Всё». «Как всё? Принести тетрадку». Проверяет и видит, что диктант написан: «Ещё раз, не могу понять, что ты пропустила». И девочка показывает: «Видите предложение: «Всё радуется весне», я «всё» пропустила». Учитель выдохнула и поняла, что она не сошла с ума, просто ребёнок неясно объяснил.

А по итогам «Тотального диктанта» и вовсе появилась традиция сочинять уникальный текст со смешными ошибками и ослушками. По опыту Светланы Друговейко-Должанской, люди довольно часто, неверно услышав слово (или слово, которое оказалось незнакомым), заменяет его на похожее по звучанию. Например, в диктанте прошлого года речь шла о кирхе «со стрельчатыми окнами». В результате проверяющие нашли даже работу, где бедное здание было со «стрейчевыми окнами». По мотивам таких ослышек и собирается текст, который приписывается Еве Даласкиной. Этот вымышленный персонаж, появился в 2015 году: кто-то из чтецов предупредил, что начинает диктовать текст «Е. Водолазкина», а участник диктанта записал имя автора как «Ева Даласкина». С тех пор каждый год после «Тотального диктанта» Светлана Друговейко-Должанская выкладывает у себя в Facebook произведения авторессы.

«Ева Даласкина уже знакома нашим постоянным читателям как автор бестселлеров «Укованные решеткой», «Порнолыжные трассы» и «Из глубин Кибуряты». Представляем ее новое произведение.) […Бах спускался с крыльца школы и оказывался на площади, у подножия величественной кирхи с просторным молельным залом в кружеве стрельчатых окон и громадной колокольней, напоминающей остро заточенный карандаш.] …Бах!.. Я спускался с креста школы и оказывался на лошади у подножия могущественной кильки с прискорбным малиновым салом в кружеве стрейчевых окон и игроманной колокольней, напоминающей остров Заточенный Карандаш», – это пример ослушок и ошибок, которые допустила Ева во время «Тотального диктанта» 2018 года (орфография и пунктуация сохранены).

Подготовка к диктанту и фатальная ошибка

«Тотальный диктант» – не экзамен, и подготовиться к нему за ночь невозможно. Да и нелогично, по мнению экспертов, откладывать всё на последний день. Самые ответственные несколько недель посещали занятия – сегодня, кстати, последнее, и ещё можно успеть к 19:30 в аудиторию на Малой Садовой. С этого года была хорошая возможность пройти онлайн-курс на сайте акции, и до завтра это ещё можно успеть сделать – целая ночь впереди. Как отмечают организаторы, очные и заочные занятия готовили участников именно к диктанту 2019 года, повторяя правила, которые будут крайне актуальны в эту субботу. А конкретно петербуржцам не помешает ещё раз пробежаться, например, по удвоенным согласным на конце слова.

«В диктанте текста Леонида Юзефовича петербуржцев, например, подвело слово «удлиняли». Именно в Петербурге была довольно типичная ошибка написания этого глагола с двумя «Н», и это связано с тем, что мы действительно в городе произносим в этом слове долгий согласный. А так ошибки традиционны – это слитное и раздельное написание разных частей речи, в том числе и с «НЕ», это одно и два «Н» в прилагательных и причастиях», – отметила Светлана Друговейко-Должанская.

Если с подготовкой по существу всё примерно понятно – перед смертью не надышишься, то вот с психологической готовностью есть вопросы. Часто учителя в школе практикуют лёгкое «накручивание» перед диктантом – например, Евгения Милейко по своему опыту знает, как важно напомнить ребятам, что нужно собраться, а то ученики расслабятся и потеряют один, а то и два балла. Можно, конечно, вспомнить славные школьные годы – и перед «Тотальным диктантом» себя также мобилизовать. Но психологи советуют прежде понять – зачем вы идёте на акцию?

«Надо просто получить удовольствие от взаимодействия с русским языком. Если будут допущены какие-то погрешности, это означает, что у человека есть ресурс познания языка. Ведь ошибка – не катастрофа. Когда диктант ассоциируется со стрессом, с обязанностью соответствовать высоким требованиям – это означает боязнь потерять самоценность. Не совсем верная установка на экзамен. Да, это проверка, но не ради оценки, а проверка того, что ты достиг. И допущенные ошибки – это путь к познанию», – советует доктор психологических наук, профессор кафедры специальной психологии СПбГУ Светлана Посохова.

Вообще и психолог, и организаторы акции отмечают, что всегда можно выбрать площадку по душе, где комфортно. Это может быть тихая библиотека или театр, университеты, стадион и даже крейсер «Аврора». Можно выбрать для настроя и известного чтеца.

«Есть те, кто хочет получить более яркие эмоции: не только написать диктант, но и побывать в интересной обстановке, увидеть в качестве чтеца нетипичную персону. Светлана Сурганова второй год будет диктовать на филфаке РГПУ им А.И. Герцена, несколько лет в акции принимает участие актриса Зоя Буряк. А солисты группы «Ундервуд», которые до этого читали на столичных площадках (будучи москвичами), в этом году специально задержатся после своего концерта в Петербурге, чтобы надиктовать текст здесь. Не будет актёра Михаила Боярского: он до этого два года диктовал, но у него на этот день назначены съемки, и с сожалением некоторым и пожеланием удачи он вынужден был отказаться», – рассказала Елена Калинина.

От девиза «быть модным» к результату – быть грамотным

Девиз «Тотального диктанта»: «Быть грамотным – модно». И сегодня кураторы и эксперты акции уверены, что это высказывание трансформируется в тенденцию, в том числе и благодаря ТД. Координатор площадок в Петербурге Елена Калинина отмечает сильную положительную динамику в росте количества участников акции (в 2018 в Петербурге – 10,2 тысячи человек, а двумя годами ранее – 6,4 тысячи). А руководитель экспертной комиссии ТД Светлана Друговейко-Должанская рассказала, что компании уже начали ориентироваться на результаты диктанта при приёме на работу пиарщиков и SMM-щиков. По её словам, оценка 4 или 5 повышает шансы получить место.

«Такие проверки самого себя – это интересно и полезно: ты можешь понять, насколько упускаешь культуру речи и письма. Это также способ объединиться в едином порыве и продемонстрировать уважение к языку. То, что сейчас происходит с речевым поведением тех же подростков, требует большого внимания со стороны общественности и специалистов, поскольку оно существенно изменяется из-за влияния информатизации. Тот факт, что в акцию [«Тотальный диктант»] вовлечены взрослые – это большой плюс, потому что они – носители речевой культуры в семье, а семья – это та среда, что закрепляет и речевые штампы, и правильность речи, и нарушения», – отмечает доктор психологических наук Светлана Посохова.

Мода – дело не вечное, и не все из нас строчат на работе тексты. В эпоху мессенджеров и программ с проверкой орфографии можно положиться на цифровых помощников – они всё поправят. И если даже от руки напишешь «Хачу боржч» – ну поймут же люди, так зачем уходить в дебри русского языка? Учителя ответят: «Чтобы быть культурными». А психологи с филологами спросят: «Вам разве не интересно проверить себя и узнать что-нибудь новое?» Например, что «стрельчатые окна» пишутся именно так. По форме они напоминают арку с острым углом, а своими очертаниями отсылают к готике.

Подготовила Рената Ильясова / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!