64.6$ 73.1€
4.26 °С
Новости Все новости

«Хорошенькие девочки едят»: что такое расстройства пищевого поведения и как с ними справиться

07 марта 2019 | 18:00| Общество

Расстройствами пищевого поведения называют анорексию, булимию и компульсивное переедание. Иногда эти болезни связаны — при попытке вылечиться от анорексии может наступить булимия. По данным американской организации Eating Disordes Coalition (EDC), от осложнений, вызванных анорексией, ежегодно в США умирают 5-6% больных. В целом же расстройства пищевого поведения считаются третьим по частоте хроническим заболеванием среди девушек-подростков в мире. В России официальной статистики заболеваний РПП не существует. «Диалог» пообщался с одной из создательниц паблика «Хорошенькие девочки едят» и со специалистом по лечению пищевых расстройств о том, почему возникает РПП, как справиться с болезнью и что делать в случае срыва.

Как возникает РПП

Нервная анорексия характеризуется патологическим желанием снижения веса, отказом от еды и сильным страхом располнеть. Также может появляться дисморофобия — искажённое восприятие собственного тела, когда даже при отсутствии лишнего веса человек кажется самому себе некрасивым и «толстым». Человек, страдающий анорексией, всячески старается снизить количество потребляемой пищи: дробит её на маленькие кусочки, пытается есть стоя, начинает усиленно, и зачастую чрезмерно, заниматься спортом. Анорексия может привести к аменорее — нарушениям менструального цикла, сердечной недостаточности, депрессии. Для нервной булимии характерны приступы переедания и чрезмерные попытки контроля массы тела, «сорвавшись», человек старается избавиться от съеденного. Булимия может спровоцировать малокровие, заболевания желудочно-кишечного тракта, почечную недостаточность.

Специалист по решению проблем пищевых нарушений Екатерина Михайлова пишет, что начала активно худеть начиная с 9-го класса, хотя проблемы лишнего веса не стояло — «То ли любимый мальчик сказал что-то о моей внешности, что меня задело (я трепетно относилась ко многому, что говорилось в мой адрес), то ли просто хотела выглядеть очень хорошо к выпускному».

«А потом было поступление в институт, опыт настоящей любви и разбитого сердца, экзамены, переживания, работа и всё, что сопутствует началу взрослой жизни. Я не справлялась с напряжением. Ведь мне всё ещё хотелось быть лучшей… И… я начала заедать проблемы… Укоренилась привычка с получением зарплаты покупать вкусности себе и родителям (в подарок), на стипендию с друзьями мы отправлялись в пиццерию или кофейню. Всё это затягивало, а вместе приходили и лишние килограммы. Но мне нужно было быть идеальной, так что я снова «села» на диету, а позже практически вообще прекратила есть, усиленно стала заниматься спортом, так что скоро я достигла веса, который был уже ниже нормы, но я всегда знала, что могу скинуть ещё чуть-чуть. Я всё ещё не была совершенной… Мне мало что стало интересно, хотелось уединения и тишины, но жизнь продолжала бить ключом (работу и учёбу никто не отменял, хотя общение с друзьями я и свела к минимуму). Как-то раз мы с моим другом забежали после работы в фастфуд и наелись там всего. Мой организм, конечно, не смог всё это переварить после листьев салата и воды без газа и очистился сам (тогда я «узнала», как можно есть всё и не полнеть). Это было настоящее открытие. И начало нового образа жизни… Жизни с булимией. Я худела, но с каждым разом ела всё больше и чаще, а вырывать пищу становилось всё сложнее», — рассказывает она (орфография и пунктуация сохранены).

По её словам, так продолжалось восемь лет — оставшиеся 4 года обучения и ещё 4 года после окончания университета. Екатерина стала жить по графику 6/1 – шесть дней она ничего не ела, а потом сутки ела всё и затем шла в туалет и избавлялась от пищи. После того, как срывы стали учащаться, Екатерина начала принимать слабительные и диуретики (мочегонные препараты). Её физическое состояние стало стремительно ухудшаться, а жизнь превратилась в замкнутый круг зависимости: «еда — чистка — работа – стресс – еда – чистка – стресс – еда».

Преодолеть болезнь Екатерине помогла психотерапия, а впоследствии она и сама стала специалистом по решению проблем пищевых нарушений. «Мой случай — это переход от практики к теории. Я тот человек, кто пережил расстройство пищевого поведения лично. И уже на заключительном этапе выздоровления мне стало совершенно ясно, что хочу и, главное, могу помогать другим. На тот момент я ещё не знала, что это перерастёт в дело жизни, как бы это сейчас громко ни звучало. Я страдала расстройствами пищевого поведения много лет. Всё началось с анорексии, отсутствия желания жить и депрессии. Дальше последовал затяжной период булимии и мои безуспешные (к счастью) попытки выйти в анорексию снова. Ну а дальше осознанный и поступательный выход к здоровью, через булимию, отказ от очищения и компульсивные приступообразные переедания. Так что мне удалось пройти опыт всех основных форм пищевой зависимости. И сейчас это очень помогает в помощи другим», — говорит Екатерина в беседе с корреспондентом «Диалога».

По её словам, различные формы РПП имеют свойство перетекать одна в другую. «Из последних исследований видно, что где-то одна треть аноректиков переходит в булимию, и четверть людей, страдающих булимией, попадает в анорексию», — рассказывает эксперт. По мнению Михайловой, РПП могут быть обусловлены несколькими причинами: это генетическая предрасположенность, влияние семьи и социума, а также психологические и психические изменения.

«Сидящие на голоде»

«Куплю флуоксетин и побольше», «Как купить флу?», «Девочки, кто может отправить флу в Беларусь»? «Кто продаст флуоксетин в Вологде»? — такие сообщения оставляют участники  одной из ано-групп «ВКонтакте» «Покажи кости», посвящённых похудению. Такого рода групп «ВКонтакте» очень много — «Психология анорексии», «Дневник анорексички» и другие. Мы не будем приводить ссылки на них из этических соображений.

Флуоксетин — это антидепрессант, в числе эффектов которого сильное снижение аппетита, поэтому он очень популярен у людей, страдающих расстройствами пищевого поведения. Несмотря на то, что лекарство продаётся в аптеках только по рецепту, люди с РПП всеми правдами и неправдами стараются его достать — часто приобретая у перекупщиков в интернете. Помимо флуоксетина, «в ходу» также фуросемид — сильное мочегонное средство, которое люди, стремящиеся быстро похудеть, применяют для быстрого вывода жидкости из организма. Фуросемид назначают пациентам с повышенным артериальным давлением или при тяжёлых отёках. В случае, если принимать таблетки не по назначению, это может привести к тяжёлым последствиям: например, обморокам, резкому снижению артериального давления. Поскольку фуросемид выводит из организма калий — бесконтрольный приём этого препарата чреват нарушениями сердцебиения.

У людей, «сидящих на голоде», есть свой собственный сленг и своя символика — красная нить вместо браслета. Участницы обращаются друг к другу — «бабочки». После того, как человек перестал есть, ему желают «побольше отвесов» — ушедших килограммов. Способы борьбы с ними — вызов рвоты после еды, полный отказ от пищи и воды — «сухое голодание», либо отказ только от пищи, но с водой и кофе.

«Вызываю рвоту после приема пищи, уже как полгода, в последнее время очень тяжело очищать желудок. Уже пила воду с солью — не помогает. Желудок как будто не хочет отдавать пищу. Что делать?» — «Сижу четвертый день, ни разу не сорвалась и всем того же желаю. Отвесы радуют. Правда отекаю сильно. Завтра за фуро и зелёным чаем. Всем отвесов и не срываться! Все мы должны быть идеальными!», — пишут участницы группы (орфография и пунктуация сохранены).

Для голодания нужен напарник — и зачастую люди, решившие перестать есть, объединяются друг с другом, чтобы поддерживать и «не сорваться». Те, кто что-то едят, подвергаются резкой критике. Допустим, девушка, которая в обсуждениях написала, что выпила кефир или съела яблоко, тут же получает возмущённый комментарий: «Это по-твоему голод?».

Люди, «садящиеся на голод», нередко ведут онлайн-дневники. Например, такие: «Я — Эмма, девочка, которая стремится к ручкам-веточкам, ножкам-спичкам и скулам, о которые можно порезаться. Мой идеал — 48 кг и я обещаю, что достигну его»; «Я обычная девочка, которая недовольна своим внешним видом уже очень давно, но ничего с этим не делала. А сейчас собралась и начала действовать»; «Я Ника. Пытаюсь худеть на разных диетах, но в конце концов срываюсь. Но в этот раз всё по серьёзному. И я изо всех сил буду худеть» (орфография и пунктуация сохранены). Среди тем: мотивация на похудение, фотоотчёты «отвесов» и просто обсуждение событий, происходящих в жизни: отношений, одноклассников, проблем с родителями.

По словам Екатерины Михайловой, для подростков, сидящих в таких пабликах, анорексия становится чем-то вроде субкультуры. По данным National Association of anorexia nervosa and associated disorders, 76% страдающих анорексией — это девочки и мальчики от 11 до 20 лет, ещё 10% — это дети до 10 лет, и лишь 14% — это люди старше 20. По словам специалиста, в России эти цифры не слишком отличаются, поскольку РПП имеет свою клиническую картинку вне зависимости от материка.

«А раз заболеванию подвержены в первую очередь молодые и очень молодые люди, то их объединяют их общие проблемы. Это трудности с самоидентификацией, самооценкой, внутренние конфликты, и, как следствие, конфликты с обществом, противопоставление себя социуму, ощущение избранности. Как бы это странно ни звучало, всё это дает анорексия и те сообщества, в которые девушки и девочки объединяются. Конечно, на тот момент им это не кажется проблемой, тем более, что у нас не принято говорить о том, что голод или похудение могут быть проблемой. И если мы все знаем, что наркотик — это плохо, алкоголь пить не стоит, то, что похудение опасно, говорят мало или не говорят вообще», — рассказывает Михайлова в беседе с корреспондентом «Диалога».

По её личным наблюдениям, среди людей, страдающих нервной анорексией, большинство имеет золотые медали и красные дипломы, они склонны к гиперответственности и перфекционизму, «синдрому отличницы» и «хорошей девочки». «А это значит, что такие люди не бросятся решать свои сложности с помощью алкоголя или наркотиков. Они обратятся (конечно, совершенно неосознанно) к чему-то, что кажется максимально безобидным, а, возможно, даже правильным и «уважаемым» в обществе — как, например, похудение, «правильное питание» или голодание. Проблема действительно серьёзна. О ней нужно говорить и её нужно решать», — считает эксперт.

Хорошенькие девочки едят

«В 2014-2015 годах ано-паблики и паблики о похудении были очень распространены, буквально каждая девушка знала о, например, «Типичной анорексичке». «ВКонтакте» не находит в таких сообществах ничего опасного, и поэтому удалить их или заблокировать невозможно. В противовес им и было создано наше сообщество», — говорит Анастасия Лисиц, одна из администраторов паблика «Хорошенькие девочки едят».

По её словам, людей с расстройством пищевого поведения толкают на кардинальные меры низкая самооценка, психологические проблемы, неуверенность в себе, нехватка внимания, ненависть к себе, желание получить результат как можно скорее. В свою очередь, по мнению Анастасии, наиболее эффективным методом борьбы с РПП является бодипозитив.

«Мы пропагандируем любовь к своему телу, к себе, к еде. Мы основываемся на опыте западных специалистов, например, протоколе Минни Мауд. Но этот способ требует немало времени и усилий, и далеко не каждый осознает, что это необходимо», — говорит она.

Протокол Минни Мауд — это руководство по восстановлению после РПП. «Minnie» в названии отсылает к Миннесотскому голодному эксперименту, проводившемуся во время Второй мировой войны. Цель эксперимента: определить, как можно помочь голодавшему человеку и каким должно было быть его питание во время восстановления. Слово «Maud» – относится к протоколу Модсли, лечебной программе для лечения расстройств пищевого поведения. Протокол Минни Мауд предполагает, что человек, страдающий РПП, должен ежедневно съедать хотя бы минимальное требуемое количество калорий, не взвешиваться и не тренироваться, чтобы избежать срыва, а также начать психотерапию.

Участницы группы «Хорошенькие девочки едят» выкладывают в сообществе фотографии еды и рассказывают о своём опыте борьбы с РПП. «Хорошенькая девочка кушает с друзьями и наедине, и чувствует себя превосходно! Хотя не хочу и борюсь с этим, но не всегда выходит»; «Признаю только сейчас, что анорексия была моим врагом, а не лучшей подругой. Она обманывала меня всё это время, и я непростительно велась, что в итоге причинило мне боль. Я предала себя, свой организм, и теперь мне стыдно перед собой. Мне стыдно, страшно и больно. Но я знаю, что должна себя простить и двигаться дальше. Зато навсегда запомню эту боль, чтобы никогда не возвращаться к анорексии, как к защитному механизму» (орфография и пунктуация сохранены).

Одна из часто обсуждаемых тем — проблема срывов и возвращение к РПП. Екатерина Михайлова говорит, что частота первых зависит от того, насколько качественно были проработаны и устранены причины пищевого расстройства. «Переедания, голод, очищения, бесконечные мысли о еде — это вершина айсберга. Это то, как мы пытаемся адаптироваться к жизни, не умея в ней жить. Приведу пример: нам страшно совершать действие — мы идём и переедаем, очищаемся. Дальше наступает психологическое переключение и облегчение, а, значит, совершить действие становится легче», — поясняет эксперт.

«Мы виним себя — включаем режим голодания, и все чувства на фоне голода начинают отпускать. Становится легче. И мы на время перестаём испытывать это чувство. Мы поссорились с родными, и нас мучает чувство обиды, мы идём и переедаем «на зло». Причин масса. Это не значит, что нужно разбирать каждый приступ РПП в отдельности. Но мы в процессе выздоровления учимся и формируем в себе эмоциональный интеллект. Проще говоря — учимся жить без «костыля» в виде РПП. И когда нам это удается, то никакие рецидивы не страшны. Если же проработано многое, но не всё, то да, рецидивы возможны. Особенно в первые полгода выздоровления. Это, скорее, норма, чем исключение. И рецидивы в этот момент являются верным индикатором, что есть ещё над чем поработать. Главное в этот момент не запаниковать», — добавляет она.

По мнению Анастасии Лисиц, для человека с РПП крайне важна поддержка, понимание и принятие. Ни в коем случае нельзя комментировать внешность и фигуру. «Нужно показать ему свою поддержку, убедить его, что он достаточно хорош и важен. Но если человек сам не признает, что у него РПП, это будет очень сложно. Самое главное — не помешать: нельзя как-либо комментировать внешность и фигуру человека, его еду, нельзя насильно кормить, излишне давить. Лучше всего отвести к психологу самого человека и его родителей, чтобы они знали, как с ним обращаться правильно, ибо часто проблема бывает и в близких тоже», — заключает Анастасия.

Подготовила Мария Осина / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!