66.5$ 75.4€
-9 °С

Архитектор Асиф Хан: «В будущем архитектура будет простой, как облако»

16 ноября 2018 | 17:00| Культура

В Петербург выступить в рамках VII международного культурного форума приехал лондонский архитектор-экспериментатор Асиф Хан. В России Хан известен по проекту «Мега лица», который был представлен в одном из павильонов на Олимпиаде в Сочи. Проект позволял каждому и участников стать «лицом игр» — оно как будто бы вырастало на огромном 3D экране. Корреспондент «Диалога» записал размышления Хана о метаболизме, космосе и архитектуре будущего.

Шуховская башня

Владимир Шухов был не просто инженером, но также химиком и математиком, он размышлял о конструкциях как о едином целом. Его первая в мире гиперболоидная башня, созданная в 1896 году в Нижнем Новгороде, представляет из себя переплетение сеток. Она вдохновила многих инженеров и архитекторов — в частности, архитектора Мюнхенского стадиона. Она же вдохновляет людей в XX веке, которые создавали компьютерную архитектуру и работали на основе идей Шухова. Конечно, он экспериментировал и далее, создавая купола на российской выставке, использовал новые технологии, натяжные стальные конструкции, что было инновационным в то время. Вы знаете Шуховскую башню в Москве (металлическая радио- и телебашня, памятник архитектуры советского конструктивизма. Расположена в Москве на улице Шухова рядом с телецентром на Шаболовке. Построена в 1920-1922 годах – ИА «Диалог»). Долгое время она была под угрозой уничтожения, но сейчас принято решение её реконструировать. Этот человек значительно опередил своё время.

Метаболизм в архитектуре

В Японии в 1960-е годы прошла конференция по дизайну и проектированию. Тогда в стране уже много всего произошло: Вторая мировая война, атомная бомбардировка. Архитекторов занимали поиски национальной идентичности, они много размышляли о том, что же такое современная Япония в шестидесятых годах. На конференцию были приглашены 150 художников и дизайнеров со всего мира, целая плеяда. Этот форум стал площадкой для дискуссии, заложившей основу того, как Япония будет развиваться. Движение метаболизма возникло в результате совместных действий архитекторов и дизайнеров, которые хотели создать новое направление, в сторону которого будет двигаться человечество. Они рассматривали человеческое общество как важный процесс, непрерывное развитие, начиная с атома. И почему бы не использовать это слово из биологии – метаболизм [для названия нового направления]? Дизайн и технологии должны развивать «жизненность» человека. Мы хотим спровоцировать метаболическое развитие общества. Архитекторы говорили, что «Хотя наше движение и называется «метаболизм», но некоторые члены нашей группы рано или поздно умрут, поэтому мы должны будем привлекать новых». Предполагался масштаб от атома до галактики. Они хотели создать архитектуру, которая одновременно будет и связана с миром, и станет выходить за его пределы. Как и Шухов, они экспериментировали со стальными конструкциями. Это здание, пропускающее солнечные лучи, которое будет развиваться, как биологический организм. Спустя десять лет, в 1970-е годы, появилась возможность вытащить это направление за пределы Осаки. Заразить мир восприятием города как организма, который может расти. Речь идёт о модульной архитектуре внутри самой конструкции – как, например, этот капсульный отель в Японии (речь идёт о башне «Накагин», построенной в 1972 году в Японии. Здание фактически состоит из двух взаимосвязанных бетонных башен (11- и 13-этажных), в которых размещается 140 сборных модулей (или «капсул»). Каждый из модулей является автономной квартирой или офисом. В то же время они могут быть связаны и объединены в целях создания большего пространства – ИА «Диалог»).

Сейчас мы воспринимаем это как нечто обычное. Но здесь мы наблюдаем первый пример того, как архитекторы этого проекта нашли в себе достаточно смелости. Это здание будет невероятным и актуальным и через 50 лет – к нему подключаются новые модули по мере необходимости. Можно добавить дополнительное пространство, санузел, офис. Это невероятный пример формирования дополняемой инфраструктуры, системы подключения пространств. Дух экспериментаторства – это та вещь, которая позволяет архитекторам развиваться, а вовсе не комплексная застройка. Застройка – это то, что позволяет поддерживать штаны. А эксперименты позволяют развиваться.

Лес брокколи – волшебное место, куда все мы хотим попасть

Мои студенты занимаются моделированием, работают с масштабом, помещая туда во много раз уменьшенную фигуру человека. Это позволяет понять очень многое. Например, лист с дерева может стать целым ландшафтом. Также как и губка, плёнка, кукурузные хлопья — это даёт новые идеи для архитектуры. Кто бы мог подумать, что можно одеть себя в пузырьки? Или вот, лес брокколи — волшебное место, куда мы все должны когда-нибудь попасть. Когда мы получим возможность создавать что-то новое, свежее… какой мир, какой город мы построим? Вот что интересно. Культура экспериментирования есть во всех моих работах. Около десяти лет назад я открыл свою студию, где мы экспериментируем с новыми формами. Мы сделали навес от солнца из миллиона пенных облачков. Мы можем создавать архитектуру, использовать её, увеличивать – и полностью убирать, если она нам больше не нужна.

Возможно в будущем, архитектура будет простой, как облако – и это именно то, что мы пытались сделать. Мы пытались вернуться к нашим истокам, к биологии. Мы пытаемся стать ближе к природе за счет использования технологий.

Самоё тёмное здание в мире

На Олимпиаде в Сочи в 2014 году мы делали кинетический павильон «Мега Лица» для компании «Мегафон». Фасад здания преобразовывал лица людей, заходящих в него, превращал их в трёхмерную скульптуру. Мы проводили большое количество экспериментов для того, чтобы понять, как выглядит лицо, если оно имеет такие большие масштабы. Проект потребовал сотрудничества учёных, технологов, специалистов по 3D-сканированию. Более ста человек в течение года работали над этим проектом. Человеку нужно было зайти в будку, где его лицо снимали при помощи пяти камер – и за полсекунды оно преобразовывалось в 3D, а далее задействовались вычислительные мощности и модерация. Например, если кто-то сканировал не лицо, а другую часть тела, то модераторы могли сказать «нет», прежде чем она отразилась бы на фасаде. Мы воспринимаем это, как прототип архитектуры будущего – поверхность, которая может по-разному формироваться. Таким, кстати было и мое первое здание кафе в Англии, в основе которого лежала идея архитектуры метаболизма. Днём это было кафе, а вечером превращалось в сцену.

MegaFaces Pavilion and kinetic facade, Sochi Winter Olympics 2014 from Asif Khan on Vimeo.

Ещё один проект для Олимпийских игр – это павильон в Пхёнчхане. В детстве мне родители подарили микроскоп, и я проводил за ним часы. Потом я впервые попал в обсерваторию – и эта трансформация в перспективе от микроскопического мира до космоса потрясла меня и осталась со мной на всю жизнь. Проект предполагал использование самого темного материала в мире – он называется Vanta (матовый чёрный материал, который способен поглощать 99 процентов света, который попадает на его поверхность – ИА «Диалог»). Это нано-трубки, расположенные по вертикали. Фасад выглядит плоским, но на самом деле он покрыт триллионами нано-трубок. Это идеальный прямоугольник, и если вырезать его на небе, то он станет его частью. Куда бы вы ни посмотрели, вы увидите космос со звёздами. Вы чувствуете себя богом. И по мере того, как рассветает, конструкция становится всё темнее. Внутри павильон, напротив, белый, и он покрыт гидрофобным покрытием. Люди могли взять воду и выпустить её на поверхность, было выпущено 25 тысяч капель воды. Вода двигалась по своего рода каналам, тем самым демонстрируя мобильность города, а в итоге сливаясь в большое озеро.

При помощи этих проектов я хочу показать, что я, по мере своих сил, решаю сложные задачи, экспериментирую. Отвечая на вызовы неизвестного, мы изменяем внешний вид городов и пытаемся спрогнозировать, как будут выглядеть поселения будущего. И я верю, что любые подобные эксперименты будут той колыбелью, из которой будут создаваться будущие города. Задайтесь вопросом: будет ли важно то, что я делаю, через 150 лет? И если ответить самому себе «да» – то, что вы делаете, действительно значимо.

Подготовила Мария Осина / ИА «Диалог»

Все материалы, касающиеся Культурного форума-2018, доступны по ссылке.

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!