66.8$ 75.6€
-7 °С
Новости Все новости

«Перспективы опасные»: учёный совет Пулковской обсерватории выступил против строительства в охранной зоне

05 февраля 2016 | 19:37

Накануне Дня российской науки в Главной астрономической обсерватории (ГАО) РАН состоялось заседание учёного совета, на котором были отклонены предложения инвесторов о строительстве в защитной зоне ГАО – в частности, жилого массива «Планетоград». Побывавший на итоговой конференции корреспондент «Диалога» отметил единодушие, царящее в обсерватории – от «активно настроенных» рядовых сотрудников до директора. Дело в том, что строительство грозит почти полностью лишить ГАО научной функции.

Вместе с новой застройкой неизбежно приходит засветка (световое загрязнение), запыление и тепловое загрязнение атмосферы. Когда свет звезды проходит через толщу воздуха, он претерпевает изменения, а если атмосфера нестабильна (скажем, от тепловых потоков), он заметно искажается. Засветка же в принципе лишает астрономов возможности наблюдать слабо светящиеся небесные тела. И пусть даже сильный источник света будет направлен прямо вниз – он неизбежно отражается от поверхности (особенно – от снега и льда) и также освещает небо. Пока этот процесс не приобрёл лавинообразного характера, но учёные уже обеспокоены этим.

«Основной итог последнего года, если не вдаваться в подробности – это то, что Пулковская обсерватория (особо ценный объект культурного наследия народов Российской Федерации и научный институт) по-прежнему вносит существенный вклад в мировую астрономическую науку, оставаясь многопрофильным научным учреждением, которое ведёт исследования широким фронтом – от наблюдений до построения физических теорий. И этот вклад растёт год от года», — заявил и. о. директора ГАО РАН Юрий Наговицын.

Хотя у ГАО есть 6 наблюдательных баз, основной материал она получает именно на своей главной площадке – вопреки утверждениям о том, что в Петербурге в принципе недостаточно хороший климат для изучения звёзд. Заведующая лабораторией астрометрии и звёздной астрономии Елена Рощина привела простой пример: работающий с 1956 года 26-дюймовый рефрактор в последние годы был превращён в роботизированную установку, которая может действовать без участия оператора и наблюдать небесные тела до 150 ночей в год!

«Пулковские высоты благодаря своему расположению обладают особым микроклиматом, который позволяет проводить высокоточные наблюдения. На данный момент, несмотря на то, что какие-то построенные объекты нам уже мешают, мы можем наблюдать небесные тела до 20-й звёздной величины – это очень тусклые звёзды или объекты Солнечной системы. Наши астрометрические наблюдения сравнимы по точности с теми, что осуществлял космический телескоп HIPPARCOS. Наши результаты публикуются, они имеют значение для смежных отраслей науки, а некоторые наблюдения – и стратегическую важность для космической отрасли», — пояснила Рощина.

Речь, по её словам, идёт о наблюдениях за потенциально опасными астероидами и снабжении данными для вычисления эфемерид (то есть расчётных положений космических тел) российской космической программы. Астрономы Пулковской обсерватории смогут, таким образом, помочь в осуществлении миссии к Юпитеру, намеченной на 2020 год. Тем самым учёные опровергают тезис о том, что Пулковская обсерватория не имеет научной ценности как центр наблюдений. Напомним, что в январе 2007 года в прессе появлялась информация о возможности переноса наблюдений на Кольский полуостров, что наделало немало шума в Петербурге; это заключение, выданное одиозной архитектурной мастерской Т. А. Славиной, не имело последствий, но заставило научное сообщество насторожиться. «Нам приходится говорить и о развитии Петербурга: когда-то это была далёкая окраина, пригород, а теперь это часть Московского района Петербурга (и частично Пушкинского)», — с сожалением отмечает пресс-секретарь обсерватории Сергей Смирнов.

Как рассказал научный руководитель обсерватории (а в прошлом – её директор) Александр Степанов, именно для предотвращения застройки окрестностей обсерватории была создана защитная полоса – и появилась она одновременно с созданием самой обсерватории, согласно указу Николая I. Тогда она насчитывала 1 версту (1067 метров) в поперечнике. В 1935 году запретную для строительства зону расширили до 5 километров.

«Защитная парковая зона необходима для сохранения благоприятного астроклимата. Она включает и саму Пулковскую обсерваторию, и была утверждена в 1996 году, когда ГАО вошла в список особо ценных объектов – среди них Московский Кремль, Эрмитаж, а из академических объектов – Кунсткамера и Пушкинский дом», — рассказал Степанов.

Оказывается, обращений с проектами строительства в охранной зоне Пулковской обсерватории только за период с 2008 по 2012 годы в администрацию ГАО РАН поступало… более тридцати. По словам Степанова, из них удовлетворены были четыре, и с двумя возникли проблемы: выполнены требования обсерватории не были. В частности, торговый центр «Ряды» на Пулковском шоссе нарушил условия регламента, и вскоре получит от обсерватории письмо с требованием привести свою деятельность в соответствие с нормами. Если этого сделано не будет, то следующей инстанцией, куда обратятся астрономы, станет прокуратура. Вторая проблема – автомобильная дорога М-20, на которой установлено освещение, не соответствующее требованиям учёных.

«Мы вносим ограничения по высоте и засветке, но механизма контроля над соблюдением ограничений, к сожалению, нет. Поэтому и дороги освещены не так, как нам бы хотелось, и новые здания отражают очень много света. Вот одна из заявок: «Мегалит» хотел построить здание в 80 метров – то есть выше Пулковского холма – рядом с «Метрикой». Конечно, пришлось отказать. В законах есть противоречия: наше предложение – корректировать законы, и раз наша зона «защитно-парковая», то в ней и надо разбивать парки. На худой конец – строить стадионы, которых у нас не хватает», — отметил Александр Степанов.

Бывший глава обсерватории добавил, что бороться с административным ресурсом, который стоит за крупными инвесторами, было очень нелегко – например, в ходе обсуждения строительства дороги М-20. Тогда удалось договориться с городом хотя бы о переносе ограды и строительстве подземного перехода на опасном участке перед главным входом на территорию ГАО (там, пересекая Пулковское шоссе, за несколько лет погибли 12 человек, среди которых были и сотрудники обсерватории). Сейчас, по его словам, ситуация в последнее время улучшилась, поскольку защитой ГАО занялись и Законодательное собрание, и прокуратура; кроме того, появились регламенты, которые застройщики должны выполнять. Наконец, создана комиссия по астроклимату, которая вырабатывает рекомендации в этой области.

Инженер лаборатории астрометрии Александр Шумилов (который, напомним, был докладчиком на общественных слушаниях, посвящённых проекту правил землепользования и застройки – ПЗЗ – в Московском районе, и жёстко отстаивал там позицию ГАО) отметил, что защитная зона – не прихоть астрономов, а острая необходимость.

«Она описывается в нормативных документах как территория с отступом в три километра от границ обсерватории. Важно, что среди этих нормативных документов главный по силе (и мы на него опираемся) – это постановление Совета народных комиссаров № 4003 от 11 марта 1945 года. Есть ещё постановление Ленгорисполкома и постановление КГА № 833 от 20 декабря 1996 года, и статья закона № 71 о правилах землепользования и застройки – в редакции 2009 года. Документ 1945 года имеет высшую юридическую силу – значит, остальные не должны ему противоречить. Это важно, так как в постановлении КГА защитная парковая зона отображена неправильно – в виде круга радиусом 3 километра от центрального зала музея ГАО. В документах советского периода такой формулировки нет, поэтому администрация обсерватории направила предложения о корректировке ПЗЗ, чтобы защитная зона отражалась так же, как в текущей версии Генплана Санкт-Петербурга», — рассказал он.

К этой территории, по его словам, прилагается регламент, который должен обеспечить соблюдение астроклимата. Ограничения и запреты касаются фоновой засветки, спокойствия атмосферы (в основном ограничения касаются тепловых потоков, идущих, например, от труб котельных), загрязнения и запыления воздуха. На основе этих норм создан и конкретный список видов деятельности, которые можно и которые нельзя вести в охранной зоне: этот перечень и передали городской администрации для включения в ПЗЗ. «В частности, обсерватория ни в коем случае не приемлет высотную (учёные требуют высотного регламента не более 12 метров), площадную (площадь каждого пятна – не более 300 квадратных метров) и скученную застройку (расстояние между строениями должно быть не менее 100 метров). Из этого проистекают и ограничения на размеры участков», — пояснил инженер. В обоснование своих слов он добавил, что Пулковская обсерватория – единственное в мире учреждение подобного рода, активно работающее в границах пятимиллионного города, а другие ей подобные (в Париже, Берлине, Будапеште) в своё время не озаботились защитой своих охранных зон. И в итоге… исчезли как центры наблюдений, оставшись лишь образовательными и музейными заведениями.

Как подчеркнул в итоге Александр Степанов, руководство ГАО стремилось к компромиссам, минимизации ущерба. Но когда на рассмотрение поступают проекты, грозящие уничтожить саму научную функцию обсерватории, это становится невозможным. В качестве примера он привёл проект «Планетограда»: изначально речь шла об «элитном жилье» (то есть – небольших домиках, раскиданных на большой площади), и этот проект был согласован. Теперь же проект «внезапно» превратился в квартал массовой жилой застройки, не соответствующий никаким регламентам по высоте и плотности (фактически – это совсем другой проект, в который к тому же попытались протащить объект промышленного строительства, однозначно запрещённый в защитной зоне). Другие угрозы – средневысотные здания в Шушарах (30-40 метров) и плотная застройка между Пулково и «Экспофорумом»: такие планы есть.

«Сегодня учёный совет рассматривал очередные проекты: производственного кооператива «Шушары» и первой очереди «Планетограда». Они не согласованы, отвергнуты. Также мы отзываем проект планировки территории (ППТ) «Планетограда», — отметил Юрий Наговицын.

«Город расширяется и наступает – это объективный процесс. Но мы не можем допустить, чтобы Пулковская обсерватория перестала быть обсерваторией. Перспективы… опасные», — подытожил Александр Степанов.

Подготовил Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!