64.8$ 72.4€
11 °С
Новости Все новости

Московский район и ПЗЗ: общественные слушания в «Бермудском треугольнике»

19 января 2016 | 15:33

Очередной раунд публичных слушаний по новому проекту правил землепользования и застройки (ПЗЗ) 18 января затронул, среди прочих, Московский район. Здесь, как ранее в Приморском районе, дебаты выдались жаркими: как выразился участвовавший в них представитель движения «Красивый Петербург» Анатолий Канюков, они проходили в «бермудском треугольнике» между тремя углами — охранной зоной Пулковской обсерватории, местом, где раньше находился кинотеатр «Зенит» и Митрофаньевским кладбищем. Корреспондент «Диалога» разбирался в ситуации.

«Вступление в силу закона о внесении изменений в закон о генеральном плане является основанием для внесения корректив в Правила землепользования и застройки. А в связи с изменением федерального законодательства ПЗЗ городов федерального значения утверждаются нормативно-правовыми актами высших органов исполнительной власти субъектов. Поэтому необходимо разработать новую редакцию правил для утверждения правительством», — так начальник Управления генерального плана и стратегического развития Санкт-Петербурга СПб ГКУ «НИПЦ Генерального плана» Варвара Ловкачёва пояснила необходимость принятия новой редакции ПЗЗ.

Другое основание – принятие классификатора разрешённых видов использования земельных участков, разработанного Минэкономразвития и утверждённого приказом этого ведомства от 1 сентября 2014 года. В рамках подготовки правил выполнены новые карты градостроительного зонирования, высотного регулирования и градостроительных регламентов. В основном же содержание проекта ПЗЗ осталось неизменным в сравнении с существующими нормами, утверждёнными в 2009 году. Действие их, напомним, не распространяется на охранные зоны объектов культурного наследия и территории особых экономических зон.

«Изменились предельные значения коэффициентов использования территории, порядок определения минимальных отступов от границ земельных участков. Отменено регулирование в части предельной высоты зданий в границах зон охраны объектов культурного наследия, установленных в составе закона Санкт-Петербурга № 820/7. Увеличилась площадь территорий, на которых высота не устанавливается – в границах особо охраняемых природных территорий, на территории ОЭЗ, улично-дорожной сети, объектов железнодорожного транспорта, на акваториях. Введено новое регулирование в части озеленения, изменения в части минимального количества машиномест, и так далее», — так Ловкачёва обрисовала наиболее важные изменения в проекте ПЗЗ.

В Московском районе основные изменения, отражающие коррективы в Генплан, таковы: во-первых, на месте «утраченного Митрофаньевского кладбища» (а оно, напомним, несколько последних лет являлось одной из «горячих точек» в противостоянии между Смольным и градозащитниками) установлена «рекреационная» зона (ТР2 – обычное обозначение для зелёных участков) общей площадью около 40 гектаров, а предполагаемая трассировка Измайловского проспекта изменена в обход этого объекта охраны. В парке Авиаторов в единую зелёную зону включён участок площадью 2,5 гектара, где ранее планировалось строительство спортивного комплекса. Установлена такая же зона ТР2 на пересечении Дунайского проспекта и Пулковского шоссе. Выделена инфраструктурная зона для прохождения путей аэроэкспресса, который должен связать аэропорт Пулково с Балтийским вокзалом. Предусматривается вынос промышленных предприятий, примыкающих – без санитарных разрывов – к жилой застройке в квартале между Кубинской улицей, 1-м и 2-м Предпортовым проездом. На пересечении проспекта Юрия Гагарина и Бассейной улицы выделена общественно-деловая зона (ТД2) для размещения новой площадки Музея обороны и блокады Ленинграда. Наконец, поскольку значительная часть района находится в зоне технических ограничений авиаузла, высотность на этой территории серьёзно понижена в сравнении с действующей редакцией ПЗЗ.

«Это ещё не Аустерлиц, но это уже Маренго» — примерно так отреагировали на новости, касающиеся Митрофаньевского кладбища, его защитники. Осталась одна проблема. «На карте высот вы рисуете там отметку 12 метров. Мне кажется, надо установить там 0 метров – какое там может быть строительство, если это рекреационная зона?» — удивился представитель группы ЭРА («Экология рядовой архитектуры») Николай Лаврентьев. «В зоне ТР2 тоже могут размещаться – по условно-разрешённому виду использования – разные вспомогательные объекты. На кладбище могут возникать какие-то церкви, часовни, обслуживающая инфраструктура», — сказала на это Ловкачёва.

Градозащитники ответили, что в данном случае ни о каких церквях речи идти не может, тем более что строительство на кладбищах дополнительно запрещено федеральным законом. В парке Авиаторов — который тоже отмечен как зона ТР2 — например, установлена как раз нулевая высотность.

«Замечание справедливое, хотя в том же парке Авиаторов у нас есть монумент – точно выше 8 метров. Что же касается Митрофаньевского кладбища… там, конечно, ничего строиться не будет, предложение совершенно правильное, надо его учесть», — ответил на это глава администрации Московского района Владимир Ушаков.

Заместитель председателя Митрофаньевского союза Илья Попов поблагодарил за утверждение зоны ТР2 на территории кладбища, но пожелал прояснить вопрос о возможности воссоздания староверческого собора на Громовском старообрядческом кладбище, которое находится неподалёку. Ушаков предложил рассмотреть этот вопрос отдельно.

Но главным камнем преткновения стал вопрос о возможном строительстве вблизи Главной астрономической обсерватории РАН. Как сообщил активно участвовавший в слушаниях официальный представитель ГАО Александр Шумилов, администрация научного учреждения имеет право согласовывать (или не согласовывать) проекты, которые предполагается реализовывать в непосредственной близости от своей территории – и уже отклонила ряд одиозных начинаний девелоперов, которые грозили уничтожить саму функцию Пулковской обсерватории как действующего научного центра. Но атаки различного рода отражать приходится постоянно, и ряд «подводных камней» крылся как раз в проекте правил землепользования и застройки.

«В ПЗЗ радиус охранной зоны Пулковской обсерватории указан от центра Пулковской обсерватории, в Генеральном плане – от её границ. Это достаточно большая разница, которая может «потеряться», — указал активист движения «Красивый Петербург» Анатолий Канюков.

Ловкачёва на это ответила, что в 1945 году распоряжением Совета народных комиссаров зона охраны была установлена от главного телескопа, а теперь эта зона уточнена. Шумилов возразил, что в документе Совнаркома не было упоминания главного зала обсерватории; более того – в этом зале нет крупного телескопа, а отсылка к этому объекту возникла один раз – в распоряжении КГА № 833 от 20 декабря 1996 года.

«Мы не знаем оснований, на которых появился «центр главного зала» Пулковской обсерватории, потому что там – музей, с этой точки зрения охранять там нечего, а инструменты вообще-то расставлены по всей территории. А если считать от центра главного зала, то некоторые из них оказываются довольно близко к ограничивающим факторам. Например, большой рефрактор стоит более чем в 700 метрах от Пулковского шоссе, а вновь открытый телескоп, запущенный в прошлом году, находится ещё ближе к границе территории: если считать от центра главного зала, то ему достаётся менее двух километров защитной парковой зоны. В приложении 3 к проекту ПЗЗ говорится о защитно-парковой зоне Пулковской обсерватории, но это серия общих слов – обеспечить незадымляемость, возможность наблюдений… Но мы знаем, как эти слова конкретизировать – и учёные разработали конкретные градостроительные ограничения. Ещё у нас есть неградостроительные ограничения: сколько света, сколько тепла может выделяться на этой территории. Главное – мы предлагаем закрепить в ПЗЗ зону охраны в точности как в действующем Генплане, а именно – три километра от границы участка, а не от главного зала», — сказал Шумилов.

Один из его коллег уточнил, что требования в ПЗЗ не включены и застройщиками не выполняются (примером чему может служить потеря восточного горизонта наблюдений из-за строительства коммерческих объектов) – поэтому нужно хотя бы придумать, как контролировать соблюдение этих норм. Чиновники считают, что согласовывать это нужно на уровне конкретного проекта. Но это означает, что такой проект строительства в охранной зоне должен появиться, а практика показывает, что городские власти обычно с благосклонностью относятся к крупному строительному бизнесу, не обращая внимания на мнение общественности, отдельных организаций, оказавшихся на пути больших проектов, и на предостережения экспертов.

«Обсерватория хочет начать с тезисов, которые полагает неоспоримыми. Первое: Пулковская обсерватория активно работает, и на своей главной площадке по сегодняшний день производит наблюдения, высоко оцениваемые научным сообществом – российским и мировым. Второе: в настоящее время наблюдательные программы развиваются, в прошлом году мы ввели в строй большой оптический телескоп, и есть планы дальнейшего расширения. Третье: ещё 70 лет назад, сразу после окончания Великой Отечественной войны, было ясно, что минимально необходимый размер ЗПЗ – три километра, и это подтверждено соответствующими документами Совнаркома. И четвёртое – то, что связано с темой нашего мероприятия: защитная зона требует исчерпывающего и корректного отображения в ПЗЗ. Дело в том, что застройка защитной зоны ещё не обрела лавинного характера, но она с каждым годом становится всё более агрессивной. Грань, которая делает наблюдения невозможными, ещё не перейдена – мы ещё работаем, и эти наблюдения ещё имеют научную ценность – но давление на качество наблюдений становится всё больше и больше», — заявил Шумилов.

Таким образом, речь в очередной раз идёт о том, что ГАО РАН может навсегда утратить свою основную функцию, если вокруг вырастут жилые и деловые кварталы с неизбежной засветкой, пылью и локальными источниками тепла (например, модными в наше время небольшими котельными, над каждой из которых в атмосфере всегда появляется марево).

«Мы подготовили достаточно серьёзные предложения, которые позволят защитить именно саму возможность наблюдать. Мы категорически не приемлем ни высотное строительство, ни строительство на больших площадях – и все ограничения, градостроительные и научные, мы бы хотели закрепить в статьях ПЗЗ. Если мы это сделаем, то я уверен, что на десятилетия вперёд научная деятельность обсерватории будет в относительной безопасности», — подытожил делегат от ГАО.

Ушаков предложил принять все эти предложения и через какое-то время провести отдельную встречу по этой теме – выездную, на Пулковских высотах.

Третий вопрос касался судьбы участка на улице Гастелло, где некогда располагался кинотеатр «Зенит»: он был снесён в 2008 году, и с тех пор на этом месте пустырь, огороженный синим забором. Сначала там предполагалось построить 120-метровое деловое здание, теперь (после того, как в апреле 2010 года городской суд наложил запрет на возведение небоскрёба) – «всего лишь» семиэтажный жилой дом. Но жители окрестных домов недовольны и этим, поскольку место находится ровно напротив Чесменского дворца – одного из двух памятников федерального значения на территории Московского района.

«На каком основании в районе Чесменского дворца зона строгой охраны ОЗ1 была переведена в зону регулируемой застройки? У нас есть официальный документ: в ноябре 2015 года собственник уже получил разрешение на строительство жилого здания, а в декабре КГА ответил нам, что документы не рассматривались», — обратилась к президиуму жительница Московского района.

Градостроительный план земельного участка утверждён распоряжением КГА, функциональное назначение предполагаемого здания – жилой дом, ответили чиновники. По генеральному плану – это зона жилой застройки, пусть в проекте ПЗЗ и имеются ограничения по высоте – 23 метра, но информации о выдаче разрешения на строительство в системе РГИС пока нет. «Мы вам говорим, что в зоне охраны строгого режима вообще нельзя делать «дырки»!» — возмутились горожане. Они указали на то, что здание закроет вид на Чесменский дворец с Московского проспекта. «Что мешает смотреть на дворец с улицы Гастелло?» — удивился глава районной администрации.

Такой ответ показал, что в данном вопросе к согласию прийти не удалось – а значит, конфликт ещё продолжится.

Всего в слушаниях участвовали от 120 до 150 человек. Обсуждались и другие вопросы – например, о доступности будущих станций метрополитена, о санитарных зонах предприятий, о возможности строительства автозаправочных станций в пределах жилых кварталов (такие объекты относятся к условно разрешённым, что беспокоит жителей некоторых кварталов). А вот предложение о том, чтобы проголосовать по поводу предлагаемых поправок, не прошло: «регламент слушаний этого не предполагает». Теперь в течение четырёх дней – то есть до 22 января включительно – все желающие имеют право подать в районную администрацию предложения и поправки (в письменном виде).

Марафон общественных слушаний по ПЗЗ продолжится сегодня и завтра: сегодня дебаты пройдут в Центральном, Красносельском и Петродворцовом районах, завтра – во Фрунзенском, Колпинском и Красногвардейском районах. Во всех случаях слушания состоятся в 18:00 в зданиях районных администраций, кроме Петродворцового района – там они пройдут в культурном центре «Каскад» по адресу Царицынская улица, 2.

Подготовил Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!