57.6$ 54.4€
8.92 °С
Новости Все новости

«Клинская» против Фонтанки: из трёх «блокадных подстанций», вероятно, сохранят только одну

18 января 2016 | 18:54

18 января отмечается очередная — 73-я — годовщина прорыва блокады Ленинграда. Этот день активисты градозащитных движений, выступающих за сохранение здания «блокадной подстанции» (бывшей тяговой подстанции № 11 Ленинградского трамвайно-троллейбусного управления) на набережной Фонтанки, 3А, отметили трамвайной экскурсией, охватившей все три электрических узла, запуск которых и позволил ранней весной 1942 года наладить в осаждённом городе сначала техническое, а потом и пассажирское движение трамвая. Они также рассказали корреспонденту «Диалога», участвовавшему в экскурсии, о возможной дальнейшей судьбе здания на Фонтанке.

«Трамвай был предтечей Победы» — говорит Виктор Туралин, активист движения в защиту блокадной подстанции и ведущий экскурсии, которая проходила на борту трамвая ЛМ-68М (с табличкой некогда существовавшего маршрута № 90), отправившегося от станции метро «Выборгская». Подобные поездки — хотя и по более короткому маршруту — обычно проводятся 15 апреля (в годовщину возобновления пассажирского сообщения в Ленинграде), 9 мая, а также в летние месяцы по договорённости. Как правило, для них задействуют ретротрамваи, находящиеся в Музее городского электрического транспорта (бывшем трамвайном парке № 2 имени А. П. Леонова), но из-за сложной дорожной обстановки и большого количества снега на улицах сейчас решено было использовать вполне обычный вагон.

«Трамвай был полноправным участником обороны Ленинграда. Он ходил в прифронтовую полосу — в Автово, на проспект Стачек, и прежде всего на Среднюю Рогатку. Трамваями транспортировали войска, а несколько десятков вагонов были переоборудованы в санитарные поезда: обратно с фронта везли уже раненых. Для этого в салоне в три яруса размещались носилки; окна были задрапированы, чтобы внутри можно было зажигать свет. Было устроено отопление, всегда имелся бачок с кипятком — это необычно потому, что до 50-х годов ленинградские трамваи были холодными, без печек, и зимой путешествовать в них было тяжело. На плечи трамвайщиков также легла обязанность по перевозке грузов — если кто-то не знал, в городе существовал специальный грузовой парк (в районе нынешней станции метро «Фрунзенская», на бывшем Горячем поле). Это был не служебный трамвай — это были грузоперевозки по заказам предприятий, а в войну так возили боеприпасы и песок (для укрытия памятников, для строительства оборонительных сооружений и для тушения пожаров). Интересно, что песок добывали недалеко от трамвайной линии — в Озерках», — рассказал Туралин.

Напомним, что из-за отсутствия электроэнергии и мощных снежных заносов 3 января 1942 года трамвайное и троллейбусное движение в городе полностью встало. Автобусная сеть была на то время слишком неразвитой, к тому же этот вид транспорта обладал значительно меньшей вместимостью, а горючего, опять-таки, остро не хватало. Почти на четыре месяца город стал пешим — а что это могло означать для голодных, замёрзших людей, многим из которых приходилось преодолевать по несколько километров от дома до работы? Но в конце февраля горком ВКП(б) принял решение о восстановлении движения в блокадном городе — сначала грузового, потом пассажирского. Задача оказалась нетривиальной: помимо всего прочего, на всех трёх понижающих подстанциях, которые должны были питать электроэнергией электротранспорт, стояли ртутные выпрямители, но трубки их системы охлаждения к тому времени полопались. Работникам ТТУ пришлось за свои деньги покупать в аптеках резиновые бинты, чтобы эти трубки залатать. 8 марта возобновилась работа основной трамвайной сети города: сначала начали двигаться служебные вагоны, а пятью неделями позже, когда пути были расчищены от мусора и снега — и пассажирские.

«Когда отключили последнюю подстанцию, когда не пошёл трамвай, мы знали, что это было самое тяжёлое время для Ленинграда, потому что всё равно нужно было работать, держать то, что есть, и самим выживать. Поэтому мы — партизаны — очень тяжело переживали и стремились делать всё, чтобы не подпускать фашистские подкрепления к рубежам обороны. Ну а когда было сообщение о том, что пошёл первый трамвай, кто-то сказал: «Теперь мы будем жить!» — вспоминает Евгения Фёдоровна Александрова (в замужестве Крылова), в войну — связная 5-й партизанской бригады, а ныне — жительница Петербурга. Вся её семья — участники Великой Отечественной войны.

Как уже писал «Диалог», 9 ноября состоялось заседание Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга, на котором вице-губернатор Игорь Албин указал, что необходимо дать ещё два месяца на дополнительное изучение состояния здания на Фонтанке, 3А, решение юридических вопросов и проведение историко-культурной экспертизы. Эти два месяца прошли — и новое заседание совета, на котором и должен быть рассмотрен вопрос о дальнейшей судьбе не одной, а трёх тяговых подстанций, состоится в феврале. Однако новая экспертиза, которую выполнил и сдал в КГИОП аккредитованный государством эксперт Владимир Трушковский, не сулит ничего хорошего зданию на Фонтанке: автор исследования считает, что памятником нужно признать только здание подстанции «Клинская» (№ 15, на Можайской улице), так как она на несколько часов раньше других дала пробное напряжение, а две другие этого не заслуживают. Градозащитники считают, что поддержка «Клинской» — конечно, хорошо, но это не более чем «кость», призванная успокоить общественность и отвлечь её от дальнейшей судьбы подстанции на Фонтанке, которой уготован снос с последующим строительством апарт-отеля.

«Конечно, здание должно иметь свою функцию. Сейчас здание на Фонтанке выведено из строя, оно уже не исполняет изначальную функцию. Инвестор вложил свои деньги — 400 миллионов рублей — в этот вывод, а теперь требует от Смольного вернуть эти деньги. Вариантов дальнейшего использования здания мы видим несколько — не один. Первый: передать его цирку на Фонтанке, который испытывает недостаток площадей и не просто просит — уже не первый год — отдать ему подстанцию под административные помещения, а и имеет средства на её приспособление. Второй: создание филиала Музея обороны и блокады Ленинграда, памятника энергетикам и трамвайщикам военных лет (два года назад директор музея говорил, что с радостью возьмёт на баланс это строение). Третий: Русский музей. Так как здание представляет собой супрематическую архитектуру, редкий в центральных районах образец конструктивизма, в нём можно было бы разместить филиал, посвящённый авангарду 20-х годов», — разъяснил позицию градозащитников Виктор Туралин.

Добавим, что сегодня с 19 часов на Невском проспекте близ Малой Садовой улицы состоится серия одиночных пикетов в защиту здания бывшей подстанции «Центральная». Организаторы хотят таким образом привлечь внимание к необходимости придания охранного статуса всем трём подстанциям — «Центральной», «Клинской» и «Василеостровской» (расположенной по адресу 6-я линия, 37А).

Подготовил Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!