70.9$ 78.1€
13.7 °С
Новости Все новости

«Блокадная подстанция» получила два месяца отсрочки

09 ноября 2015 | 20:37

В понедельник, 9 ноября, состоялось заседание Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга, на котором рассматривался вопрос о будущем «блокадной подстанции». Заседание, на котором побывал корреспондент «Диалога», было выездным – и состоялось в самом здании на Фонтанке, 3А, которое сейчас находится в средней степени заброшенности. В итоге было решено ещё на два месяца продлить срок проведения исследований и экспертиз, которые позволят решить дальнейшую судьбу постройки.

Незадолго до объявленного времени у входа в здание, под мемориальной табличкой с указанием факта, что после суровой зимы 1941-42 годов эта тяговая подстанция дала энергию в городскую сеть и позволила возобновиться движению трамваев, собралось несколько активистов градозащитных движений с плакатами. Они возложили цветы к памятной доске и раздали прохожим бумаги с информацией об истории этого места, но на заседание их не пустили.

В ожидании членов Совета по сохранению культурного наследия у журналистов была возможность осмотреть интерьер здания – он произвёл предсказуемо удручающее впечатление, обычное для заброшенных объектов. Облупившаяся краска, отсутствующие батареи, остатки проводов и реле на стенах… Однако окна находятся в полном порядке, а стены – в основном обшитые деревом – кажутся вполне крепкими. Мусора на полу и оставшейся мебели почти не оказалось.

Появившись с заметным опозданием, вице-губернатор Петербурга Игорь Албин и глава КГИОП Сергей Макаров быстро осмотрели помещения и прошли в зал на четвёртом этаже, где и проводилось заседание. Там был наведён порядок, а для обогрева были установлены электрические батареи. «Впервые мы проводим заседание совета в верхней одежде», — пошутил Макаров, прежде чем напомнить об истории вопроса: в 2009 году было заключено соглашение с компанией «Роял Гарденс отель», ныне – одним из подразделений группы ЛСР, о строительстве на этом месте апарт-отеля.

«Инвестор должен был помочь с модернизацией городского электротранспортного хозяйства, что он и сделал. В марте 2009 года КГИОП выдал заключение о том, что здание не представляет ценности и не подлежит включению в реестр памятников. 21 марта результат экспертизы был вынесен на рассмотрение Совета по сохранению культурного наследия, который её одобрил», — рассказал глава охранного ведомства. А четырьмя годами позже, 24 декабря 2013 года, вниманию КГИОП было представлено уже другое заключение. С тех пор комитет четыре раза получал от петербургского отделения Всероссийского общества по охране памятников истории и культуры (ВООПИиК) результаты экспертизы здания – и четыре раза отправлял их на доработку.

«Сейчас здание находится в статусе выявленного памятника истории и культуры. ЛСР предлагает создать место поклонения подвигу блокадников с сохранением части стены здания. Губернатор Георгий Полтавченко рекомендовал вынести эти предложения на рассмотрение совета. А я предлагаю принять окончательное решение – ведь прошло уже шесть лет, и нужно либо согласиться с проектом – предусматривающим сохранение отдельных частей здания для увековечения памяти жителей блокадного Ленинграда – либо утвердить статус выявленного памятника», — сказал Макаров.

Такая постановка вопроса не могла устроить ту часть совета, которая выступает за сохранение подстанции. Дело в том, что совещательный орган в прошлый раз уже высказался за то, чтобы придать зданию подстанции звание памятника, теперь же предлагается снова обсуждать этот вопрос – возможно, с надеждой на то, что совет может опять изменить своё мнение. В прошлый раз это произошло, среди прочего, потому, что за период между двумя решениями изменилось законодательство, да и две экспертизы, результаты которых прямо повлияли на выбор органа, были проведены разными компаниями и имели разные акценты.

«Совет уже проголосовал за включение подстанции в перечень объектов культурного наследия, причём эту позицию поддержали 2/3 его членов. Как юридически можно обосновывать лишение объекта памятного статуса?» — возмутился заместитель председателя совета Санкт-Петербургского отделения ВООПИиК Александр Кононов.

«Было два взаимоисключающих решения. Без третьего нам не обойтись», — ответил Макаров.

«Но насколько вообще рассматриваемое предложение соответствует режиму охранной зоны? Новое строительство в ней запрещено. Нам нельзя сегодня принимать решение по поводу проекта возведения «апарт-отеля», потому что у нас другой вопрос», — вмешался депутат Законодательного собрания Алексей Ковалёв.

«Все эксперты рекомендовали внести здание в список объектов исторического наследия. Должен указать, что экспертизу 2009 года выполнял неаттестованный эксперт, до выхода соответствующего федерального закона о государственной историко-культурной экспертизе. В 2014 году экспертизу производили уже аттестованные специалисты – сначала это был Михаил Мильчик, зампред Совета по сохранению культурного наследия Петербурга, затем – ещё три аттестованных эксперта. Почему вы считаете эти заключения равноценными?» — добавил Кононов, обращаясь к городским чиновникам.

Затем слово взял архитектор Юрий Земцов – автор проекта гостиницы, которую инвестор предполагает возвести на месте здания подстанции. «Мы занимаемся этим местом давно – ещё с прошлого столетия. Появился проект, который особых нареканий не вызывал – напротив, получал одобрительные отзывы. Напомню, что то здание, которое мы видим сейчас – не то же самое, которое было построено в 1932 году. Уже в начале нашей работы мы рассматривали его как градостроительную ошибку – нельзя было в своё время такое сугубо промышленное здание ставить в центре имперского Петербурга. Да и этот разрыв между подстанцией и соседним домом нехарактерен для петербургских традиций. Мы уверены, что и мемориальная доска – самострой. Да, память о блокаде для петербуржцев свята – и когда возникла тема этой подстанции, кто-то повесил табличку, а за ней появилось и представление о необходимости сохранения строения», — сказал он.

Земцов предложил исправить то, что считает «градостроительной ошибкой», а память о подвиге работников ТТУ военного времени увековечить, оставив от здания часть фасадной стены – именно ту, где находится табличка.

«Предметом охраны является объём здания, без поздних пристроек – тот, что существовал на момент начала войны. В документах из архивов указано, что 8 марта 1942 года ток дали три подстанции сразу — № 11, («Центральная»), № 15 («Клинская») и № 20 («Василеостровская»). Поскольку после первой блокадной зимы городу грозила эпидемия, решено было восстановить подачу энергии и наладить грузовое движение, которое позволило бы вывезти с улиц мусор, нечистоты и лёд. В 80-е годы Ленгорисполком принимал решение об установке мемориальных досок на всех трёх подстанциях, но в случае с «Клинской» (№ 15) этого сделано не было потому, что она тогда, в отличие от «Центральной», работала в полностью автоматическом режиме. Кроме того, именно «Центральная» сыграла выдающуюся роль, так как она запитывала сеть в центре города. Мемориальная доска была открыта здесь к 50-летию Победы, так что это совершенно определённо не «самопальное» решение градозащитников – оно было принято задолго до того, как появился проект отеля», — парировал Александр Кононов.

После этого спор перешёл в историческо-юридическую плоскость. Можно ли считать снос здания и создания на его месте совершенно нового «реконструкцией», которая только и разрешается в пределах объединённой охранной зоны центра Петербурга (даже если в новом строении будет использоваться часть стен и фундаментов прежнего, как настаивал Земцов)? И если речь идёт о «регенерации архитектурной среды», то какой именно культурно-исторический срез нужно восстанавливать, ведь на этом месте, как пояснил архитектор Никита Явейн – руководитель «Студии 44» и бывший председатель КГИОП – никогда не располагалось никаких примечательных объектов?

«Раньше здесь находились двух- и трёхэтажные здания хозяйственно-промышленного назначения. В 30-е годы началась очистка окрестностей Михайловского замка от неказистых строений. Подстанция эта, я считаю, не является памятником архитектуры однозначно, да и вообще состояние этого куска городской среды вызывает большие вопросы – но она заставляет нас задуматься о более широкой проблеме. Как гражданин, я считаю, что мы все забыли сегодня о блокаде. Все – и КГИОП, и городское правительство. О чём я? О том, что не проведена, например, инвентаризация хлебозаводов, работавших в ту пору – один из них как раз сейчас демонтируют. Всё это в частных руках – и его отправляют на металлолом. Нет инвентаризации кладбищ и захоронений – как будто это не наша история вовсе. Нужно всё это изучить и понять. Да что там – никто толком не знает даже, где проходила линия обороны Ленинграда…», — посетовал Явейн.

Вице-губернатор Игорь Албин решил, что этот вопрос нужно поставить в план работы Совета по сохранению культурного наследия на 2016 год.

«Никакой диссонансной роли это здание не играет. Это, конечно, не шедевр конструктивизма, но оно построено достаточно аккуратно. Упомянутый Юрием Исаевичем [Земцовым] разрыв появился только после строительства нового здания ближе к началу Фонтанки, но нам теперь почему-то предлагают его заполнять. Нашу экспертизу отклонили, честно сказав, что нет политического решения, и пока оно не будет принято, ситуация не изменится. Напомним вам, что предложен и вариант современного использования здания – руководство Цирка на Фонтанке дважды обращалось с просьбой передать ему подстанцию для размещения административных служб», — добавил Кононов.

На этом дискуссия по существу увяла, поскольку, как констатировал Алексей Ковалёв, контрпредложения формализованы и представлены не были. Вице-губернатор Игорь Албин указал, что необходимо дать ещё два месяца на дополнительное изучение состояния здания, решение юридических вопросов и проведение историко-культурной экспертизы (которая изучит, согласно предложению Никиты Явейна, все три упомянутые выше подстанции, сыгравшие важнейшую роль в обороне Ленинграда). Представители инвестора, сидевшие в зале, попросили было слова – заявив, что не хотят, чтобы их считали варварами – но с трибуны так и не выступили. Впрочем, заместитель гендиректора группы ЛСР Борис Мурашов после заседания не скрывал своего разочарования и такой отсрочкой: «Это коммерческий проект, который сильно пострадает. Мы уже истратили на него 400 миллионов рублей, и продолжаем нести убытки. Мы ждём окончательного решения», — сказал он.

«Выездные заседания очень полезны – они помогают погрузиться в материал. Правда, сейчас из 45 членов Совета по сохранению культурного наследия присутствуют лишь 23, поэтому решение принимать нельзя. Нужно подготовить для членов совета информационно-аналитические документы, определить состояние здания. С учётом предложения о проведении историко-культурной экспертизы всех трёх подстанций, предлагаю установить срок в два месяца», — резюмировал Албин.

Подготовил Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!