6 °С

Где это: Канонерский остров

03 марта 2017 | 18:00

Канонерский остров, благодаря строительству Западного скоростного диаметра, в последнее время получил статус «острова под мостом». «Диалог» вместе с историками, краеведами, основателями YouTube-канала #окологорода Игорем Ивановым и Михаилом Уваровым решили рассказать про «Канонерку» подробнее.

Канонерский остров, благодаря строительству Западного скоростного диаметра, в последнее время получил статус «острова под мостом». «Диалог» вместе с историками, краеведами, основателями YouTube-канала #окологорода Игорем Ивановым и Михаилом Уваровым решил рассказать о «Канонерке» подробнее.

Канонерский остров находится в Кировском районе: по соседству с Белым и Гутуевским островами, между Морским каналом и Финским заливом. В существование этой таинственной части города многие раньше даже не верили: в конце XIX-начале XX веков некоторые петербуржцы видели его только на картах — там располагался завод и немногочисленные постройки для рабочих. До 1983 года на остров можно было попасть исключительно водным путем (то есть он был изолирован от города) и только тем, кто имел пропуск в Морской порт или работал на Канонерском судоремонтном заводе. В 1983 году появился подземный тоннель, по которому теперь можно проехать на территорию острова на маршрутках и автобусах от станций метро «Нарвская» или «Балтийская».

«Название острова отсылает нас к петровским временам, когда здесь стояла батарея, то есть пушки, и, соответственно, пушкари. Они должны были защищать город от шведов. Пушкари в те времена назывались канонирами. Отсюда и название. Потом постепенно появлялась морская инфраструктура – верфи, завод», — рассказывает Игорь Иванов.

«Сейчас практически ничего не осталось – ни кирпичных, ни, уж тем более, деревянных домов того времени. Во время Великой Отечественной войны всё это было разбито и разрушено немцами. Однако во время блокады Ленинграда завод работал – корабли переделывали под военные нужды», — добавляет Михаил Уваров.

Мы стоим в самом начале «Канонерки», сразу же после тоннеля. Перед нами Гутуевский остров, который закрыт для прохода (на нём располагается Морской порт) и Белый остров – на нём центральная станция аэрации, то есть очистные сооружения: здесь отстаиваются и сжигаются нечистоты. Вода в Невскую губу попадает уже чистой. Северная часть Канонерского острова тоже закрыта – там судоремонтный завод.

Свободные, открытые пространства этой территории мы с краеведами условно разделили на три зоны: жилая, «меж-пространство» и дикая.

Слева от жилой части, если продвигаться вглубь острова, проходит Морской канал, как раз под ним — тоннель. Далее он переходит в бухту «Золотые ворота». «Канал — это часть фарватера, по нему проходят все корабли: через бухту и уже оттуда — в сторону Кронштадта. «Аврору», например, именно здесь проводили. Паромы в Финляндию, Швецию тоже этим путём идут, потому что только здесь есть глубина, её специально прокопали. Вода здесь была всегда, но в 1870-е годы канал углубили, не только здесь, но и дальше, по морю до Кронштадта», — поясняет Игорь Иванов. Вдоль канала неспешно идут суда, открывается вид на порт Гутуевского острова с разнообразными кораблями и кранами.

Свернув в сторону жилой части, мы видим ту самую внушительную часть ЗСД, проходящую прямо над жилыми домами. «Ноги», на которых держится магистраль, напоминают конечности какого-нибудь вымышленного существа из фильмов, в которых монстры напали на нас, маленьких. Именно здесь проектировщики сделали сужение этой «воздушной» дороги, чтобы как можно меньше задеть остров. Но, конечно, многие жители недовольны таким тесным соседством с магистралью. «Проблема «Канонерки» не только в этом – здесь много мусора, а сама земля пропитана цинком и тяжёлыми металлами. Это факт: начиная ещё с царских времен тяжёлые металлы из труб всех этих заводов витают в воздухе. На Гутуевском было много вредного производства – изготовляли резину, масла, кости перемалывали и жгли, чтобы делать клей», — говорит Игорь Иванов.

Жилая зона довольно маленькая: на острове проживает около пяти тысяч человек. Старинных зданий, как уже говорилось, практически не сохранилось, однако одна постройка царских времен сейчас отреставрирована, и внутри находятся заводские офисы. «В этом доме в советское время находилась амбулатория завода, построенная одновременно с голландским городком на Васильевском острове. Изначально постройка была предназначена для канонерских судоремонтных мастерских», — замечает Игорь Иванов.

Около этого дома — памятник коту. «При шведах остров назывался Киссансаари, в переводе «кошачий остров», поэтому поставили фигуру кота – то есть, получается, символа острова. Поговаривали, будто бы здесь раньше жили дикие кошки. Впрочем, это скорее легенда», — рассказывает Михаил Уваров. К слову, кот символизирует сурового, хитрого, уверенного в себе портового рабочего.

Продвигаемся дальше, в сторону набережной. Посреди немногочисленных домов вдруг встречается загон. Если честно, даже не понятно, для кого он предназначен, но вот и подсказка – рядом с загоном стоят железные скульптуры коней. Оказалось, что на Канонерском острове в тёплое время года работает передвижная конноспортивная школа. Сейчас всё пустует, и железные кони кажутся очень одинокими. Отсюда уже виднеется набережная. Мы приближаемся, и она оказывается очень маленькой. По сути это единственный «цивилизованный» подход к заливу. Мы вместе с прогуливающимися мамочками и пенсионерами дышим свежестью, забыв о цинке в почве, рассматриваем вдалеке Кронштадт и ЗСД, нависший над нами. Ближе всего сейчас к нам море.

Двигаемся в противоположную от ЗСД сторону вдоль залива и с каждым шагом попадаем в зону «меж-пространства». Жилая часть закончилась. Справа — вода, слева — пустырь, редко перемежающийся гаражами. Сейчас всё присыпано снегом, однако сквозь него виднеются куски строительного мусора, попадаются истерзанные предметы мебели, быта: например, унитазы. Позади — жизнь с домами, детским садом, бассейном, магазинами. Впереди – совсем дикая часть острова. Это пространство также печально известно тем, что в девяностые годы было облюбовано сомнительными личностями для выяснения своих «высоких» отношений. Но Михаил Уваров рассказывает о другой эпохе.

«В петровские времена, да и вообще, до момента строительства дамбы, когда город атаковался наводнениями, все остатки разрушенных зданий, лодок, людей прибивались именно к этим островам. В частности, к Канонерскому: прямо сюда, где мы сейчас идём», — говорит он.

Ещё одна мистическая деталь «меж-пространства» — так называемая «телевизорная». Это остатки каменного здания, на котором видны разнообразные надписи, но ярче всего выглядит нарисованный «зомбоящик». Кто в него смотрит? Кто-то же в него смотрит, иначе зачем? Всё вокруг очень странно.

За «телевизорной» начинается последняя зона – «дикая». Остров уже заканчивается, максимально сужаясь. Можно сказать, что территория завершается тропинкой в лес. Здесь примечателен мол из камней царских времен: их привозили и укладывали по краям острова для защиты его от наводнений. Правда, сейчас они присыпаны снегом, а вот летом видны замечательно. С самого узкого и дикого участка совсем близкой кажется стройка на юго-западе города, видна дамба и далёкая северо-западная ТЭЦ Приморского района.

Чтобы уехать через тоннель обратно, надо снова пройти через дикую часть и «меж-пространство», потому что транспорт ходит только в жилой части острова.

Канонерский остров – остров на окраине. Да, мы романтизировали его, разделив на четыре зоны (вместе с закрытой, там, где завод), придав ему мистики и таинственности, странности и иррациональности. Если говорить прямо, жителям этого места завидовать особо не в чем. На территории острова нет отделения полиции, больницы. Большая часть острова – свалка, пустырь, на котором, бывает, находят трупы людей, не удивляясь этому. Сюда до сих пор вывозят строительный мусор. Над головами теперь ЗСД. Всё это так. Однако это действительно уникальное место, где все адреса звучат как «Канонерский остров, дом …», куда сложно добраться, а, добравшись, на близком расстоянии можно наблюдать работу порта. Здесь можно почувствовать себя в небольшом городке на берегу неласкового моря, немного заброшенном, но обладающем своей атмосферой опустошенности. И только маленькие машинки жужжат наверху.

Подготовила Ксения Савельева / ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!