Новости Все новости

Святые чувства — на разгром «Дождя»

30 января 2014 | 19:45

Максим Резник, фото пресс-службы ЗакСаОценка произошедшего на «Дожде» понятна и очевидна со всех точек зрения — это неприлично, оскорбительно, неэтично. Можно подбирать любые эпитеты, среди которых наиболее уместным будет «невежественно». Потому что постановки подобного вопроса быть не может, с моей позиции как историка. Я старюсь сделать так, чтобы любой школьник знал — план «Барбаросса» предусматривал полное уничтожение Ленинграда. Поэтому невозможно ставить вопрос о том, что могло минимизировать жертвы.

Другое дело, что это не единственная подобная история — история с сайтом «Вестей» не менее возмутительна, когда «великого» человека Геббельса поставили между Эйнштейном и Есениным. И там, и здесь руководство СМИ приняло соответствующие меры. Так что сегодняшняя история, конечно, избирательна.

Понятно, что «Дождь» преследуют не из-за опроса. Понятно, что канал дал повод. Однако ВГТРК за Геббельса никто преследовать не собирается. Ведь это официозный канал. А ненависть к «Дождю» людей с авторитарным складом понятна. Мне, например, тоже много чего не нравится на российском телевидении — Мамонтовы, Карауловы — от них меня просто тошнит. Однако, их передачи я попросту не смотрю. И телеканал «Дождь», кстати, я не смотрю тоже — у меня дома его нет. Но зато есть у мамы — и я знаю, что этот канал дает возможность альтернативной точке зрения. Он несовершенен — впрочем, как, наверное, и любое СМИ.

Вообще я противник наезда на СМИ. Это очень опасная вещь: с нашими традициями и историей пытаться регулировать СМИ. Недавно я участвовал в дискуссии о цензуре. И я говорил: «Пишите про меня, что хотите, кроме некролога, — пока я не умер, по крайней мере, — а все остальное — это ваше право». А если писать будут гадости и вранье — так это будет говорить, скорее, не обо мне, а о тех, кто пишет.

Когда мои коллеги пишут письмо генпрокурору, которое заканчивается словами «вплоть до закрытия телеканала», и при этом явно игнорируют и не отвечают на мои вопросы, почему в нем не упоминается про ВГТРК, то становится понятно, что это избирательная оценка «Дождя». Все это возмущение носит не вполне искренний характер. Потому что, если уж возмущаетесь, то возмущайтесь и действиями всех, кто совершает подобные недопустимые вещи.

Приведу пример из собственной жизни. Когда у меня возник конфликт с милицонерами, меня по их жалобе, — что я их избил — суд оставил в тюрьме. Причем с той формулировкой, что моя общественно-политическая деятельность может повлиять на следственные органы. Закончилось все для меня хорошо. Но сами милиционеры произнесли очень важную фразу, когда встретились со мной и моим адвокатом, забрав свои претензии. Они сказали: «Если бы на вашем месте был член «Единой России», то нас бы посадили в тюрьму». Ситуация трактовалась исключительно в рамках политического подтекста, и в нашей стране, при существующей системе, все происходит именно так.

Поэтому решение ЗакСа обратиться к генпрокурору несет исключительно политический характер. И эти искренние, святые чувства, искренние обиды и возмущение людей, — те, что мы все разделяем, — используются для разгрома телеканала «Дождь». Вот и все.

Максим Резник, специально для ИА «Диалог»

Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!