64.5$ 71.9€
16.41 °С

Екатерина Манжула: «В Петербурге уже настал тот момент, когда необходимо что-то сделать с городом»

19 апреля 2019 | 15:30| Город

Проведите эксперимент: выйдите в свой двор без цели, просто «убить» время. Скорее всего, через пять минут вы точно ответите на вопрос: комфортно здесь или нет. Может, дорожка через пять метров заканчивается и негде гулять, или в Петербурге, вот уж сюрприз, опять пошёл дождь, а над скамейкой нет навеса – или самой скамейки-то нет? В день, когда на Urban Change Week обсуждают комфортную среду, «Диалог» поговорил с директором Центра городских технологий и пространственного развития СЗИУ РАНХиГС Екатериной Манжула. Узнали у эксперта, в чём суть комфортной среды, и можно ли Петербургу поставить по этой теме «зачёт», а также – с чего начать петербуржцу, который хочет сделать свой двор удобным.

Прежде всего, расскажите, что такое комфортная среда, и существует ли вообще простой и понятный способ её создать?

Комфортная среда максимально подстроена под нужды человека. Здесь важен не красивый бордюр, а атмосфера места. Человеку должно быть удобно и приятно в нём жить, творить, развиваться физически и эмоционально, а другим людям, не живущим в этом городе, хочется приехать туда.

Чтобы создать комфортную городскую среду, нужно учесть сразу нескольких элементов. Во-первых, надо спрашивать людей, которые живут в конкретном районе и дворе, что им нужно. Во-вторых, необходимо подходить системно к процессам городского планирования: если мы обустраиваем территорию в одном месте, забывая о соседних пространствах, это приводит к восприятию города как лоскутного одеяла. К сожалению, такую ситуацию мы часто наблюдаем в Петербурге: благоустройство «разбрасываем», а потом понимаем, что у нас нет единого пространства, и перемещаться из одной зоны в другую не всегда удобно.

Как сейчас обстоит дела с комфортной средой в Петербурге? Есть ли она у нас?

Мне сложно дать оценку проекту «Формирование комфортной городской среды» в Петербурге: если хоть что-то делается – уже отлично. Плохо, когда вообще ничего не происходит в этом направлении. Посмотрела проекты 2017 года. Да, ремонтируют дороги, делают бордюры, ставят стандартные КСИЛовские детские площадки («КСИЛ» – один из крупнейших производителей детских площадок, и чаще всего оборудование этой компании стоит во дворах – ИА «Диалог»), и в лучшем случае как-то покреативнее их оформляют. Честно, нормально, но меня ничего не поразило, не возникло желание прийти туда, сесть на лавочку, провести там время – скорее я пойду в ту же «Новую Голландию». Пока мы на том уровне, когда просто благоустраиваем какую-то территорию, а не создаём городское пространство – точку притяжения, обладающую своим уникальным образом и атмосферой. Но получается, что деньги потратили на создание комфортной территории.

Петербург – город неоднородный. Как, например, на формирование комфортных пространств влияет характер застройки в историческом центре?

В Центральном районе вообще очень сложно что-либо сделать. Во-первых, потому, что много сетей. В большинстве случаев хотят сделать благоустройство, но нельзя. Например, на Кирилловской улице есть большой пустырь возле спортивной школы. Это шикарное место, на которое смотрят все – и застройщики, желающие лакомый кусочек, и простые горожане, которые хотят там видеть скейт-парк или оазис зелени. Но есть существенное ограничение – большая теплотрасса, которая сейчас без необходимой изоляции и находится близко к поверхности. И сделать там ничего нельзя, по большому счёту, даже выходить на эту территорию запрещено: труба старая, если прорвёт, то кипяток будет бить фонтаном. Перенести теплотрассу стоит таких денег, которых нет ни у района, ни у застройщиков. Территория прекрасная, но там пустырь, по которому бегают собачки. И таких зон в Центральном районе много. Второй момент – существующие парки: такие, как, например, Таврический и Овсянниковский сады. Они являются памятниками культурного наследия, и там разрешено делать только то, что было раньше, и в месте, где это располагалось изначально. В-третьих – очень плотная застройка. Разбивать полноценные парки там возможности нет. Единственно, что можно сделать, так это «размазать» озеленение и тем самым повысить общий его уровень в центре. Понятно, что можно благоустроить внутридворовые парки, но они практически все закрыты, и ими могут пользоваться только жители дома. Это тоже не решает вопрос полностью.

Получается, в спальных районах возможностей больше?

Там, конечно, возможностей и правда больше. Есть внутридворовые (если они, конечно, не заставлены машинами) и общественные территории. Если посмотреть, то во дворах у нас стоят обычно детская площадка, лавочка и урна. Всё прекрасно, но Петербург – северный город, у нас часто идёт дождь. А родители выводят детей гулять и в непогоду, потому что малышам надо двигаться. Никто также не думает, как сделать эту территорию комфортной для мамы. Да, лёгкое решение – поставить навес, но сколько мы видели детских площадок с навесами? А большинство – даже без лавочек для родителей. Практически никто перед формированием проекта не анализирует, как и кем используется пространство, не стремится «вытащить» его идентичность, делающую его уникальным, редко заботится о доступности и дружелюбности места для разных групп. Поэтому при больших возможностях в спальниках всё равно использование средств и качество проектов далеко от совершенства. И важно помнить, когда мы благоустраиваем территорию, надо не только сделать красиво и удобно, но и сформировать среду, в которой люди будут знакомиться и дальше взаимодействовать.

Можете привести в пример идеи, которые предлагают жители? И как определить, кого опрашивать, когда проект благоустройства только запущен в разработку?

Например, недавно делали к конкурсу «Малые города и исторические поселения» для Гатчины проект по благоустройству территории в районе аэродрома. Когда мы начали опрашивать жителей, то выяснили моменты, о которых эксперты никогда бы не подумали. Нам подсказали, что у этой территории важная транзитная функция, и чтобы мы там ни делали, её нужно сохранить, она для людей первостепенна. Жители предложили решение транспортной проблемы, которое не могли долгое время найти ни администрация, ни эксперты: сделать в одном неочевидном месте большую парковку. Тогда людям не придётся час стоять в пробке на железнодорожном переезде, направляясь из одной части города в другую: они просто смогут оставить машины на стоянке и по трём транзитным переходам перейти к себе домой.

Или, например, у нас на детских площадках выгуливают маленьких собачек. Знаете, почему? Дело не в том, что люди такие некультурные, а потому что владельцы маленьких собачек боятся идти туда, где есть большие собаки: их питомцы нервничают, люди боятся, что они могут пострадать. Но если разбить площадку для выгула на две части, то владельцы маленьких животных перестанут выводить их на детскую площадку. Этот нюанс также подсказали нам горожане.

Чтобы сделать пространство комфортным, надо выяснить у людей: а как они используют территорию, какие у них есть запросы? Если мы формируем среду в определённом районе, то не можем учесть мнения всего города, это нереально. Но как минимум нужно определить локацию и посмотреть, какие есть субъекты там – от граждан и власти до предпринимателей и бюджетных учреждений. И тут есть проблема, когда делают проект, теряются много групп стейкхолдеров (человек или группа людей, оказывающих влияние на принимаемые в городе решения. Больше о терминах урбанистики можно прочитать в нашем материале — ИА «Диалог»). Их мнения не учитывают, а иногда даже вообще не спрашивают. И зачастую это происходит потому, что никто не задумывается, какие субъекты заинтересованы в использовании территории. Хотя мы все в городе равны – и власть, и бизнес, и горожане.

Есть ли возможность сделать такие опросы жителей рядовой практикой? И как это сделать по всем правилам?

Это, конечно, требует временных и немного финансовых ресурсов от власти, потому что труд социологов, экспертов, модераторов, дизайнеров, проектировщиков, которые проводят проектировочные сессии, не бесплатный. Есть вариант на безвозмездной основе, например, найти студенческий проект – было бы желание. Но по минимуму нужны три сессии, чтобы организовать с гражданами соучаствующее проектирование.

Сначала проводим исследования, онлайн-опросы, потом выходим на место и смотрим, как используется территория, опрашиваем разные социальные группы. В результате выясняется, чем люди в этом пространстве занимаются. И на первой сессии, определяется проблематика и возможности территории, а также какие функциональные зоны здесь нужны.

На второй сессии всё уточняется. Например, ясно, что нужна детская площадка, но какая? Для детей от нуля до трёх или старше? Или где должен находиться скейт-парк? Выясняется, что лучше его построить ближе к проезжей части, потому что он шумный, и там он никому не помешает. А детскую площадку, наоборот, сдвинуть вглубь участка, в более тихое место. После этого специалисты изучают, есть ли на территории ограничения, и с учётом этого корректируют проект.

А в ходе третьей сессии жителям представляется финальный проект со всеми нюансами и получают обратную связь по его доработке. И дальше надо уже выходить на реализацию. Другое дело, что может прийти недобросовестный подрядчик, у которого цель сделать дешевле и не всегда качественно. Тогда дело за администрацией, которая может принять конечный результат, а может не принять, и последует суд и разбирательство. Факторов много.

Как сегодня в реальности выглядят отношения между горожанами и властью, когда дело касается благоустройства?

Когда проект разрабатывается, в лучшем случае спросят у людей, где они хотят благоустройство. Хорошо, если попросят принести идеи – но, как показывает практика, людей, которые действительно могут предоставить проекты, раз-два и обчёлся. Архитекторов и планировщиков, связанных с благоустройством территорий, у нас не так много, явно не в каждом дворе. Обычные горожане не всегда могут создать комплексный, продуманный проект. Часто жители озвучивают идеи из разряда «хочу лавочку» или «хочу детскую площадку». Далее, чаще всего, два-три проекта выносят на общественные слушания. Люди могут высказать своё мнение, но на самом деле никто не обязан следовать их пожеланиям. И сколько я ни пыталась прийти на общественные слушания, там зачастую лишь несколько человек.

Если обычный петербуржец решил, что «хватит это терпеть» и пора сделать свой двор или муниципальный округ комфортнее, с чего начать?

Если человек хочет благоустроить внутридворовую территорию – это к муниципалам. И первое, что советую – записаться на приём к главе МО. Можно как минимум узнать в беседе, не стоит ли ваш двор на очереди по какой-нибудь программе благоустройства, и вообще планируют ли там что-то сделать. Если же это не внутридворовая, а районная территория, нужно написать письмо в отдел благоустройства районной администрации и, опять же, узнать, не включено ли пространство в адресную программу. Если объект уже включили в планы на благоустройство, то тут особо вариантов нет – тот же «Твой бюджет» не может выделить деньги на такой проект, иначе произойдёт дублирование расхода средств.

В случае, когда благоустройство территории не запланировано в программах, то можно предложить главе включить его туда – и если не в ближайшее время, то на какой-нибудь год. Не удалось уговорить – можно сформировать сообщество, привлечь спонсоров и своими силами добиться своего. Пока такого проекта, как «Твой бюджет», для муниципальных образований нет – мы готовим этот проект, но, скажем так, проблема в том, что не все главы МО готовы сотрудничать с гражданами по модели соучаствующего проектирования или партиципаторного бюджетирования. Им кажется, что их работы достаточно, чтобы развивать территории муниципалитетов: львиная доля бюджета округов и обязанностей администраций направлена на благоустройство.

Если имеем дело с районом, то можно прийти в «Твой бюджет», подать идею, пройти в бюджетную комиссию. И даже если не удастся попасть туда, есть пример людей, которые просто пришли на заседание, рассказали свою идею – и члены бюджетной комиссии брали их инициативу. Так случилось со скейт-парком на Васильевском острове. А вот если вы живёте в таком месте, как Гатчина, то можно принять участие в проектировочных сессиях по проектам, которые разрабатывают для конкурса малых городов и исторических поселений. Отбор происходит каждый год. Соответственно, надо переговорить с главным архитектором, с администрацией и предложить разработать проект на конкретной территории. В любом случае, важно сформировать вокруг проекта сообщество: один человек в поле не воин, а когда нас много и мы хотим что-то сделать – это сила, поэтому надо собирать соратников.

Вы отметили, что жители могут заинтересовать проектом благоустройства спонсоров. Насколько сейчас бизнес заинтересован в это вкладываться?

Вероятность привлечь спонсора существуют, если рядом с территорией строятся новые дома. У застройщика есть две возможности. Первая – как сделают, так сделают: грубо говоря, всё заасфальтируют и поставят две лавочки – но такая территория не повысит интерес к недвижимости. И второй путь – с помощью жителей сделать эту территорию крутой и классной. Это не так дорого стоит – достаточно привлечь команду экспертов, которые проведут исследование территории, опрос жителей и проектировочные сессии, и разработают концепцию и проект. Есть яркий пример в Татарстане, когда благоустройство финансово поддержал застройщик, что возводил дома рядом, и за счёт этого он увеличил доход своей недвижимости в несколько раз. Компания стала себя позиционировать не как возводящая обычные дома, а как продающая квартиры рядом с обустроенным парком. Искреннее считаю, что при желании найти ресурсы всегда можно – платно или бесплатно. Например, мы в Гатчине сделали всё бесплатно, это был наш пилотный проект.

Осенью в Петербурге пройдут выборы. Какую, на ваш взгляд, роль обещание «мы организуем комфортную среду в городе» будет играть в политической повестке?

Безусловно, всё, что связано с развитием города, приобретает большое значение – не может быть иначе. В Петербурге уже настал тот момент, когда необходимо что-то сделать с городом. Потребности людей XVIII века отличаются от потребностей жителей из XXI столетия. Нам нужно, чтобы город развивался и функционировал по-другому. Ещё далеко до Москвы, Лиссабона и Барселоны, но мне кажется, что сейчас пойдёт импульс, который поможет значительно улучшить наш город. Безусловно политики используют момент и будут больше уделять внимание этому вопросу в своих предвыборных кампаниях.

Недавно вице-губернатор Евгений Елин заявлял, что город будет делать ставку на цифровую модель Петербурга. Её сейчас разрабатывает в ИТМО. Этот подход оправдан?

Цифровой двойник городу нужен, он помогает более четко увидеть существующую ситуацию и решить много вопросов. Но он, скорее, помощник в формировании системного подхода к организации комфортной среды, а не само решение. Тут ещё вопрос, как его реализуют. В любом случае, цифровые и количественные данные также важны, как и качественные. Сейчас есть исследования, которые собирают сведения, как движутся массы людей, и на их основе можно делать проекты, принимать решения о развитии тех или иных территорий. Но чтобы создать комфортную среду, важно понимать, почему эти массы так двигаются, из-за чего люди идут в одну локацию и не посещают другую. И спрашивая людей, анализируя их потребности, мы поймём, как дальше развиваться. Во взаимосвязи цифровых данных и опросов людей мы можем создать что-то прекрасное.

Беседовала Рената Ильясова / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!