64$ 72€
12.84 °С

История гвардии: как полки «будили» Петербург и возводили на престол императоров

03 апреля 2019 | 11:15| история

В семи залах Главного штаба, где сегодня размещается Музей российской гвардии, можно увидеть бережно сохранённые мундиры, знамёна, медали, портреты – артефакты из истории самых элитных полков императорской армии. Вместе с заместителем генерального директора Эрмитажа по научной работе Георгием Вилинбаховым «Диалог» прогулялся по этим залам, чтобы понять, как жила столица два и даже три века назад, почему петербуржцы вставали под звуки барабанов, и какую роль гвардейские полки сыграли в истории России.

Военная столица и её гвардейские будни

Петербург развивался и строился как военный город. Первыми его монументальными строениями стали Петропавловская крепость и Адмиралтейство. Здесь размещались, начиная с петровского времени и до начала XX века, военные учебные заведения, штабы российской императорской армии и казармы гвардейских полков. А в некоторые периоды истории города численность военных достигала четверти от всего населения Северной столицы. Свидетельства об этом сохранились в живописи, литографии и гравюрах. Как отмечает государственный герольдмейстер РФ Георгий Вилинбахов, редкий городской сюжет обходился без фигуры офицера на заднем плане в коляске и на лошади или без марширующего взвода караульных.

На казармы гвардейцев можно набрести в разных частях города: павловские полковые квартиры находились у Марсова поля, свой небольшой военный городок лейб-гвардии Преображенского полка обосновался около Кирочной, а в честь гвардейцев ещё одного соединения назвали мост, неподалёку от которого квартировали военные – Гренадерский.

«Насыщенность военными в городе нашла своё отражение в его топонимике. Иногда это были очевидные названия: например, Конногвардейский бульвар, в районе которого размещались казармы и манеж лейб-гвардии конного полка. Но есть в Петербурге и скрытые военные топонимы. Например, Захарьевская улица названа так в честь полковой церкви кавалергардов (прихода святого Захария). Также Фурштатская получила своё название потому, что на этой улице находился гвардейский фурштат (военный обоз – ИА «Диалог»). В городе постоянно проходило множество армейских событий, начиная от больших парадов на Дворцовой площади и Марсовом поле, и среди них – ежедневные военные церемонии, когда прохожие встречали отряд, идущий нести караул в банк или госучреждение», – рассказал государственный герольдмейстер РФ Георгий Вилинбахов.

Петербург даже звучал по-другому. Вместо гула машин, который сегодня характерен для больших городов, в разных уголках военной столицы раздавалась музыка парадных маршей. По воспоминаниям Гавриила Державина, который жил в казармах лейб-гвардии Преображенского полка, он с сослуживцами мог услышать, как бьют тревогу на другом конце города – на квартирах Измайловского. Утро в имперской столице в принципе начиналось с барабанов, и ими же и заканчивался день, когда вечером в полках играли сигналы к отбою. Более того, начиная с XIX века, у каждого гвардейского полка появляется свой марш. Под эту композицию гвардейцы маршировали по улицам Петербурга, и горожане могли на слух определить – идут семёновцы или преображенцы.

Подтверждали статус военной столицы Петербурга и трофеи, которые гвардии привозили с полей сражений. Традиция помещать захваченные знамёна и штандарты врагов в церквях появилась во время Северной войны: шведские боевые регалии хранили в Петропавловском соборе. Этот обычай прижился. Так, например, свидетельства побед армии в войнах с Турцией петербуржцы могли увидеть в Спасо-Преображенском и Троицком соборах, где висели захваченные в сражениях штандарты. Вообще статус города гвардейцев и военных подчеркивался постоянно, в том числе и в императорском Зимнем дворце.

«Одно из отличий Зимнего от королевских и императорских резиденций мира – то, что его парадные залы были своеобразными залами русской славы. Даже сейчас сохранились части того условного музея, который располагался там в 19 веке. После Иорданской лестницы посетители идут в Фельдмаршальский зал, где висят шесть портретов русских командующих XVIII и XIX веков. Дальше можно пройти по Петровскому залу, где сохранились две фрески, изображающие сражения Северной войны – при Лесной и под Полтавой. Потом идёт военная галерея с 332 портретами русских генералов, участников войны с Наполеоном. Посетитель может проследовать дальше, в Пикетный зал, где хранится батальная живопись. А следом пройти в Александровский зал, окна которого выходят на Дворцовую площадь, где стоит колонна на фоне арки Генерального штаба. При этом напротив, за спиной посетителя, будут висеть портрет самого императора Александра I и картины битв времён его правления», – описал небольшую часть маршрута военный славы по залам Зимнего дворца Георгий Вилинбахов.

От потешных полков до гвардии, которая возводит на престол императоров

История гвардии в России начинается с 1683 года, когда императором Петром I были собраны отряды мальчиков, которые получили название «потешных». В последствии из этих ребят составили первые полки лейб-гвардии – Преображенский и Семёновский (кстати, они свои названия получили в честь тех деревень, где квартировали – под Москвой). Но официально гвардейцами их офицеры и солдаты стали лишь в ноябре 1700 года – перед первым походом на Нарву. Полки отличились в боевых действиях, смогли сохранить свои знамёна и с достоинством выйти из этого печального для русской армии боя. Император усвоил жестокий урок войны, а также отметил своих гвардейцев.

Пётр I заложил традицию шефства и покровительства над полками, которой придерживались потом все государи России. Одна из реликвий ранней истории гвардии – это сохранившийся мундир Петра по форме лейб-гвардии Преображенского полка: именно в него монарх был одет во время Полтавского сражения. Дошли до наших дней и знамёна гвардии периода Северной войны – на ткани изображались Андреевские кресты и аллегорические символы. К слову, ближе к завершению войны со шведами символы начали «урезать». Пешие гвардейские полки пересаживали на лошадей для большей мобильности, и везти широкие знамёна было неудобно, поэтому пошили небольшие по формату стяги.

После смерти Петра Первого началась эпоха дворцовых переворотов, когда гвардия почти перестала искать славы на полях сражений, зато играла важную роль в политической жизни страны. Так, первой, кого гвардейцы возвели на престол, стала Екатерина I.

«Как пишут современники, гвардия в те годы испроказилась и разнежилась. Полки постоянно находились в Петербурге. Им уделялось особое внимание государей, и почти полностью исчезла из распорядка нормальная строевая служба. С точки зрения боевой силы, гвардия стала хуже – но, тем не менее, её роль для страны повысилась. Все правители считали себя шефами гвардейских полков и носили их мундиры – в том числе и императрицы, для которых шили специальные мундирные платья», — рассказал Георгий Вилинбахов.

Одно из таких платьев можно увидеть в музее Российской гвардии: это наряд Екатерины II, которая покровительствовала пехоте, поэтому платье зелёного цвета с золотыми галунами. К слову, у каждого полка был свой цвет, который помещался на кайме гвардейского знамени. Так, за Преображенским закрепился красный, за Семёновским – синий, а за Измайловским – зелёный. Этот обычай, отметил Вилинбахов, появился в елизаветинский период.

Однако не только дворцовыми интригами жила гвардия – в её рядах проходили службу и талантливые полководцы, в том числе и самый выдающийся командующий екатерининского времени – Александр Суворов: Он осваивал военную науку в лейб-гвардии Семёновского полка.

Через муштру и дисциплину к победе над Наполеоном

Переход от галантного XVIII века к набирающему обороты XIX столетию стал особенно важным для истории гвардии. В конце царствования Екатерины II дворянских недорослей (детей) буквально с младенчества записывали в полки. Аристократы перестали смотреть на гвардию как на возможность снискать боевую славу, и многие проходили службу «на бумаге». Но ситуацию переломил император Павел I. Он презирал элитные полки России за расхлябанность. Считая своим кумиром жёсткого и талантливого полководца Фридриха Великого, Павел, ещё будучи цесаревичем, в Гатчине стал собирать свою личную гвардию. Эти полки он муштровал по прусскому обычаю, требовал порядка и соблюдения норм устава – и этот подход дал результат. После кончины Екатерины II гатчинская гвардия прибыла с Павлом в Петербург и исключила какие-либо поползновения вельмож передать трон в обход отца любимому внуку императрицы – Александру. К периоду правления Павла относится ещё одно любопытное явление – символика Мальтийского ордена на знамёнах и штандартах гвардейцев (Кавалергардский корпус и лейб-гвардии Преображенский полк). Дело в том, что император получил звание великого магистра, и всячески это подчёркивал.

«Активная работа императора Павла I по приведению гвардейских полков в состояние настоящих армейских частей очень скоро сказалась во время Наполеоновских войн. Гвардейцы, начиная с первой кампании 1805 года против Бонапарта на территории Австрии, зарекомендовали себя блестящим образом – достаточно вспомнить сражение при Аустерлице и описанную Львом Толстым в романе «Война и мир» атаку. Кавалергарды и гвардейцы спасли русскую пехоту от окончательного поражения, когда на них шла армада французской конницы. Два полка не просто смогли остановить противника, но обратили его в бегство и преследовали, попутно сметая пехотные части французов. В том сражении они захватили в качестве трофея орла одного из пехотных полков армии Наполеона, который потом был помещён в Благовещенский собор в Петербурге», – рассказал Георгий Вилинбахов.

Гвардейцы стали активными участниками кампании 1812-1814 годов. Во время Бородинского сражения лейб-гвардии Измайловский, Литовский и Финляндский полки в каре (это боевой порядок пехоты в виде квадрата или прямоугольника) сдерживали атаку французской конницы на линии Семёновского оврага. А в сражении под Кульмом русская гвардия смогла спасти отходящие после боя русскую и прусскую армии от поражения у Дрездена.

«В награду многие полки получили георгиевские знамёна. Важным фактом в оценке заслуг гвардии стало создание роты дворцовых гренадеров. Она была собрана из гвардейских чинов, имевших награды за войну 1812 года, за вступление в Париж, причём офицерами могли быть только те, кто во время наполеоновских войн выслужился из солдат. У них была совершенно особая форма одежды, которая напоминала облик старой гвардии Наполеона: широкие лацканы на мундире, на головах – медвежьи шапки. В какой-то степени это продолжение рыцарской традиции, когда победитель брал доспехи побеждённого и потом пользовался ими. Также в память об Отечественной войне 1812 года дворцовые гренадеры получили особые знамёна – на них была надпись: «В воспоминание подвигов Российской Гвардии», — пояснил Вилинбахов.

В второй половине XIX века гвардия по-прежнему оставалась важной боевой частью русской армии. Так, корпус гвардейцев отправили на поля сражений русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Элита армии участвовала и в важных политических событиях страны – например, в восстании декабристов.

Печальный зал

Последний, седьмой зал Музея российской гвардии посвящён финальному периоду её славной истории – началу XX века и Первой мировой войне. Здесь мундиры в витринах не пестрят цветами: они намного ближе к современной защитной форме военных, а вместо золотых галунов – практичные карманы. Этот зал герольдмейстер РФ Георгий Вилинбахов считает самым печальным из всей экспозиции музея.

«Гвардия в 1914 году ушла из города под полковые марши – и, конечно, с надеждой вернуться с победой домой. Но они оставили свои казармы и квартиры навсегда, и больше в столицу не вернулись. В той или иной степени то, что мы открыли музей гвардии – это их возвращение домой. К нам всё ещё поступают вещи, которые офицерами полков были вывезены из страны в эмиграцию», – рассказал Вилинбахов.

Одна из таких реликвий, вернувшихся из-за границы – это георгиевское знамя за Отечественную войну 1812 года лейб-гвардии гренадерского полка. Офицеры прошли с ним через гражданскую войну и увезли его в изгнание.

«В начале 50-х они стали думать, какова будет судьба этого знамени: не хотели, чтобы оно попало на какой-нибудь блошиный рынок. Решили передать на хранение в родственный гвардейский гренадерский полк британской армии – но с условием, что реликвия хранится у англичан либо пока в России не прекратится власть большевиков, либо когда будет восстановлен лейб-гвардии гренадерский полк, либо когда появится музей, заинтересованный получить знамя для своей коллекции», – отметил герольдмейстер РФ.

Это георгиевское знамя возвратилось в Россию в 2003 году (во время государственного визита президента России в Великобританию). Сегодня его можно увидеть в музее гвардии в том виде, в котором его когда-то от русских офицеров получили англичане. И спустя полвека полотнище с георгиевским крестом, ленточками и темляком всё так же упаковано в коробку для бильярдных шаров.

Подготовила Рената Ильясова / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!