64.6$ 73.1€
2.35 °С

Армейские традиции: от торжественных до забавных

22 февраля 2019 | 18:00| Что к чему

Образ защитника Отечества в отличие от связанной с ним даты — 23 февраля, появившейся в календаре всего сто с лишним лет назад, — формировался в нашей стране долгое время. И немалую роль в этом сыграли воинские традиции. В канун праздника «Диалог» узнал, какие ритуалы имеют многовековую историю и закреплены в уставах, а какие в армейском братстве чтут неформально.

От «служу царю» до «кары трудящихся»

Сегодня ещё спорят, обязана ли Россия появлением настоящей армии императору Петру I. Эксперты напоминают, что регулярные полки (иноземные) были сформированы ещё при его батюшке, царе Алексее Михайловиче. И всё же именно армию и порядок её формирования создал государь-реформатор. Также в его царствование закрепился ритуал присяги.

Построенные рекруты повторяли слова обязательств за читающими клятву командирами, так как многие читать не умели. Текст был закреплён и узаконен в выпущенном в 1716 году «Артикуле воинском». Новобранцы петровской армии обещались ничего не утаивать, «чинить противление» врагам Отечества, послушно служить и следовать своему долгу добровольно, осознавая, как такая «приятна честь». Заканчивалась клятва так: «И во всём так поступать, как честному, послушному, храброму и неторопливому салдату надлежит. В чем да поможет мне Господь Бог всемогущий» (орфография и пунктуация сохранены).

Друг за другом новоявленные солдаты поднимали вверх руки, сложенные троеперстием, а также расписывались в присяжных листах — списках. Большинство из рядовых были неграмотными и просто ставили крест напротив имени. Хотя верность царю и Отечеству не обсуждалась, присяга всё-таки менялась, и текст, принятый при Петре I, не совпадал с тем, который произносили при Николае II. Причина простая — менялась страна, менялась и сама армия.

«За эти два века всё трансформировалось. С XVIII столетия и вплоть до царствования Александра II армия формировалась за счёт рекрутского набора. Солдаты служили по 25 лет и более. А потом ввели всеобщую воинскую повинность, и появилась процедура увольнения. Сначала служили пять лет, потом сократили до четырёх. А при последнем императоре долг считался исполненным после трёх лет. В сборах новобранцев не было ничего романтичного. В XIX веке их просто строили, а затем вели на ближайшую железнодорожную станцию для отправки в армию», — рассказал старший научный сотрудник Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи Александр Кайгородцев.

После Февральской революции был короткий период, когда не «Его императорскому величеству» клялись в верности, а Временному правительству. Также в этом варианте офицеры и рядовые ещё осеняли себя в конце речи крестными знамениями. После Октябрьского переворота троеперстие ушло в небытие, но «перепись» новобранцев осталась. И в бывшем Доме офицеров на Литейном, 20, где только недавно цвет русской армии танцевал на балах, со всего города после объявления о формировании РККА (Рабоче-Крестьянской Красной армии) стали приходить добровольцы — вступить мог любой, кому исполнилось 18 лет.

«Ещё в октябре 1917 года здание было национализировано и стало Домом рабочих и крестьян. А в феврале 1918 здесь состоялась запись первых добровольцев в Красную армию. Так Дом офицеров стал купелью советской армии. Но люди ещё не давали здесь присягу, это случилось позже», — пояснил заместитель начальника Дома офицеров Сергей Кононов.

Вскоре новая власть продумала текст новой присяги, и первые красноармейцы начинали с фразы: «Я, сын трудового народа, гражданин Советской Республики, принимаю на себя звание воина рабочей и крестьянской армии». С образованием СССР стали в первой строчке подчёркивать, что клятву давал уже гражданин Союза Советских Социалистических Республик. Заканчивалась видоизменённая присяга весьма грозно и бескомпромиссно: «Если же я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся» (редакция от 1947 года). Кстати, довольно точно эта церемония воспроизведена в сцене кинофильма «Красная площадь. Два рассказа о рабоче-крестьянской армии» (1970 год, режиссёр Василий Ордынский).

Хотя присяга, как и другие атрибуты — например, знамя, а позже и погоны — остались, до сих пор споры вызывает вопрос, переняла ли Красная армия традиции Русского императорского воинства.

«На мой взгляд, это две разные армии — Советская и Русская императорская. Кроме того, что часть военных спецов пошла служить в Красную в годы Гражданской войны, а потом большинство из них попало под репрессии. Если одна основана на вековой отечественной культуре, то вторая возникла для уничтожения исторической традиции. Допустим, мы говорим о погонах в годы Великой Отечественной войны, возвращении памяти о Дмитрии Донском, Александре Невском, Александре Суворове и Павле Нахимове. Но давайте посмотрим на факты. В 20-30-е годы XX века отношение к этим историческим деятелям было крайне отрицательным. И только тяжёлые годы войны побудили власти вернуться к национальным традициям и образам. Можно внести внешне все старые атрибуты, но если заглянуть, то под ними никак нельзя обнаружить ту армию и те традиции», — считает преподаватель СПбГУ, кандидат исторических наук Иван Петров.

Сегодня присяга в Российских вооружённых силах — уже сложившийся ритуал. Текст заметно сократился и стал куда лаконичнее. Здесь нет устрашающих элементов с карами и презрением от народа, зато появилось понятие ответственности перед Конституцией. И, стоит отметить, со времён империи неизменным остался во всех присягах важный пункт — о выполнении приказов командиров.

«Я, (фамилия, имя, отчество), торжественно присягаю на верность своему Отечеству — Российской Федерации. Клянусь свято соблюдать Конституцию Российской Федерации, строго выполнять требования воинских уставов, приказы командиров и начальников. Клянусь достойно исполнять воинский долг, мужественно защищать свободу, независимость и конституционный строй России, народ и Отечество» (ст. 40 Федерального Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе»).

Моменту, когда солдат прочитает присягу, предшествует всегда курс молодого бойца. Время на занятия, физическую подготовку, привыкание к казарменной жизни может в разных частях длиться от нескольких недель до месяца. Сегодня присягу дают после курса молодого бойца в торжественной атмосфере на плацу (когда позволяют погодные условия) с оркестром, при парадной форме, на фоне реющих триколора и боевого знамени.

«Для войсковых частей это всегда праздничный день, когда они открывают двери, приглашают родителей призывников, их близких и друзей. Поэтому обычно выбирают выходной день — например, воскресенье. Вдоль плаца у трибуны выстраиваются линейные с карабинами Симонова. Командир полка встречает гостей и даёт команду «Полк, на знамя — смирно». Рота почётного караула выносит знамя под «Встречный марш». Принятие солдатом присяги на верность родине это законный акт о том, что он обязан выполнять все прямые приказы начальников и командиров», — отметил гвардии капитан ВДВ (запаса) и руководитель ВПК «Юный маргеловец» Радик Репин.

От новобранца до брата по оружию

Для общности одной присяги мало, тем более, когда речь идёт об армейском братстве. Окончив службу, многие потом стараются поддерживать связь с сослуживцами, встречаются и вспоминают годы призыва. Отношение к армии, как к общему братству, зародилось ещё во времена, когда Русь раздирали междоусобные войны. Воинская дружина позиционировалась как большая семья со своими особыми обычаями и порядком. Новичков, молодых юношей, как пишет писатель и исследователь Сергей Максимов в книге «Русские воинские традиции», провожали на службу, как на тот свет, поскольку воин как бы «умирал» для своей семьи и переходил в другую. Об этом поют и в печальных песнях на проводах.

На княжеском дворе юношу представляли воеводе и дружине. А после начиналась пора ученичества: осваивали приемы борьбы, бросали копья, стреляли из лука, овладевали мечом, саблей или топором, плавали, охотились, ездили верхом. Максимов подчёркивает, что славянам также были не чужды боевые пляски. Такой вот «курс молодого бойца» для дружинника первого тысячелетия нашей эры.

Конечно, нельзя сказать, что в те времена уже сложилась система подготовки воинов, но многое из быта и службы в армии сегодня берёт свои истоки из обычаев дружин. Например, можно вспомнить стяги (военное знамя). В Древней Руси они были крайне необходимы: видимые издалека знамёна давали понять, чей это отряд, а также они служили для руководства войсками и показывали состояние. По свёрнутому стягу командир понимал, что войска отступают, а если стяг и вовсе пропадал с горизонта — это означало поражение. Сегодня боевое знамя есть у каждой части, а место где оно стоит (пост №1) охраняют вооружённые часовые.

«Нельзя приближаться к границе поста часового без разрешения командира части. Это прописано в уставе о гарнизонной караульной службе, и охраняющий знамя солдат имеет право применять оружие. Обязательно, видя знамя полка, нужно отдавать воинское приветствие. Такое отношение к воинскому символу сложилось исторически. Потеря знамени в бою считалась позором, и если часть теряла его, то её сразу же расформировывали, а виновные привлекались к полевому суду. Поэтому во время Великой Отечественной войны и в период других локальных войн, воинское знамя всегда оберегали. Иногда бойцы прятали его под одеждой, оборачивая вокруг талии, чтобы сохранить», — рассказал капитан гвардии ВДВ в запасе Радик Репин.

Помимо безоговорочных элементов воинской традиции, таких как знамя и присяга, в армейском братстве были приняты и неформальные ритуалы. Так, для экипажей подводных лодок в годы Великой Отечественной для поддержания духа контр-адмирал Зармаир Арванов ввёл любопытную традицию. При возвращении экипажа с победой, то есть после потопления судна противника, на входе в базу давали залп. Стреляли один раз — значит потопили один корабль, два — значит оказались вдвое успешнее. После похода командование встречало экипажи жареным поросёнком. Такая гастрономическая традиция сохранилась и после войны. Как вспоминает капитан 1 ранга Николай Марцинковский, блюда хватало на всех, в основном успехи в выполнении боевых задач заедали моряки срочники. А офицеры после трёх месяцев автономки стремились домой, к семьям. Замкнутое пространство — было настоящим испытанием, и чтобы поддержать подводников, которые в первый раз погружаются, им устраивали обряд посвящения.

«Те, кто выходил в первый раз в море, проходили так называемое посвящение в подводники. Когда лодка погружалась, брался плафон со светильника, похожий на чашку. В трюме немного открывались специальные клапаны, через них набирали забортную воду в плафоны. На центральный пост приглашались те, кто в первый раз вышел в море — и офицеры, и срочники. Они должны были выпить эту забортную солёную воду», — рассказал Николай Марцинковский.

К слову, в одном таком плафоне помещалось почти поллитра. А на глубине, куда погружаются лодки, вода холодная, и сделать даже пару глотков довольно сложно. На брудершафт с подлодкой пил и капитана 1-го ранга Алексей Ерёменко. Но плафон оказался у экипажа не главным «гвоздём программы». Так в 80-е было принято набирать таз воды (всё той же забортной) и ставить его в кают-компанию. К ёмкости прилагался караул из двух рослых бывалых матросов. Счастливого новичка они переворачивали и окунали головой в воду.

Но не только у подводников есть тематические традиции посвящения. Свои ритуалы проходят и новобранцы воздушно-десантных войск, и в их случае это первых прыжок с парашютом.

«Когда десантник выполняет первый прыжок, то ему вручают значок, и это сопровождается определённым ритуалом. Его товарищи дружески толкают в спину, а он начинает отсчитывать время — 501, 502, 503 (так считаются секунды). Новобранец имитирует прыжок, как будто отталкивается от борта, делает два-три шага вперёд, а потом дергает кольцо. Таким образом новичков неформально посвящают и принимают в братство десантников», — рассказал гвардии капитан ВДВ (запаса) Радик Репин.

Во время службы военные через многое проходят вместе: учёба, занятия, боевые задания, да и просто проводят досуг. И в театрах Петербурга можно запросто встретить дисциплинированных зрителей, которые напомнят, что город не только культурная, но и морская столица. Традиция собираться вместе без обязательств по службе ведётся, начиная с петровских времён. Знаменитые ассамблеи — с оговоркой — но всё же можно назвать первыми офицерскими собраниями. В дальнейшем они получили большое распространение во всей русской армии, но развивались только на уровне полков. Такие собрания проводили балы, вечера, они были сосредоточением жизни офицеров.

В конце XIX века при императоре Александре III командующим Петербургским военным округом стал великий князь Владимир Романов. Он внёс предложение собрать весь офицерский корпус России под одной крышей. Тогда и создали офицерское собрание армии и флота России на Литейном проспекте, 20.

«Прежде всего, оно было построено, чтобы организовать досуг для прибывающих в столицу офицеров, чтобы обеспечить их доступными услугами. За ценами там следил сам попечитель собрания и инициатор его создания — великий князь Владимир Романов. Они не превышали себестоимость больше определённого процента. Располагались в здании и гостиничные номера, шорные и оружейные — всё, что могло понадобиться офицерам. Также был организован и досуг. Ещё великий князь писал, что необходимо предотвратить бесцельные шатания по столице. Здесь проводили балы, светские мероприятия, читали лекции. Была также роскошная библиотека, много трудов и книг по истории российской армии были написаны в этих стенах», — рассказал заместитель начальника Дома офицеров Сергей Кононов.

После 1917 года название Дома офицеров сменилось, но назначение его сохранили. Здесь так же проводили вечера, читали лекции, только солдаты другой — советской армии. Сегодня у полков также есть свои «собрания» — клубы воинских частей. Кроме того, за столетие укрепилась важная традиция — устраивать встречи ветеранов войн с новобранцами. Историю полка вчерашние призывники, конечно, могут узнать от ротного командира или прочитать ключевые факты со стендов. Но военные уверены, что живой пример героя, вернувшегося с войны, новобранцам просто необходим.

Подготовила Рената Ильясова / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!