64.6$ 73.1€
-0.24 °С
Новости Все новости

Глава Дрезденского оперного бала: «Я – пограничный пункт между Германией и Россией»

13 февраля 2019 | 15:26| Культура

В минувшую субботу «Ленфильм» на большом экране «дал» Дрезденский оперный бал. На сцене – Хосе Карерас, Светлана Захарова и Нани Чевчевадзе, в зале — Ален Делон, правящий князь Монако и Станислав Черчесов. Вместе с петербуржцами бал посмотрел и Ханс-Йоахим Фрай – его глава и основатель, а ещё худрук фонда «Сириус» в Сочи, известный европейский русофил. Корреспондент «Диалога» поговорил с Фраем о его русских корнях, отношениях России и Запада, опере и Путине. А ещё он нам спел.

Если позволите, давайте начнём с несерьёзного вопроса. Вы уже давно работаете в России. А знаете, что здесь есть популярный писатель, ваш однофамилец – Макс Фрай?

Нет. А что он пишет?

Это массовая литература. Может, и к лучшему, что вы не слышали.

Хорошо (смеётся).

Это правда, что у вас есть русские, точнее даже петербургские корни?

Да. Мой прадедушка 10 лет служил здесь священником в немецкой церкви. А моя бабушка родилась в Петрограде в 1917 году. Вскоре она была вынуждена бежать в Кёнигсберг, впоследствии Калининград. Там она познакомилась со своим будущим мужем, моим дедушкой.

Вы получили академическое музыкальное образование. Как вышло, что вы не исполняете оперу, а организовываете её?

Это судьба. Да, я действительно с самого детства занимался музыкой: играл на фортепиано, после этого играл в церкви на органе, потом получил образование как оперный певец. Но, помимо этого, я получил образование и как режиссёр, и как менеджер культурных мероприятий. Тогда, кстати, эта специальность в университете была представлена впервые – поэтому и заинтересовала. Для меня пение всегда было очень большой и ответственной работой. Но где-то в 31 год я получил возможность стать директором Дрезденского театра. Воспринял это тогда как знак судьбы и до сих пор не жалею.

Что мотивировало вас на создание в Дрездене оперного бала – по аналогии с Венским?

Раньше оперными балами я никогда не занимался. Но после семи лет работы в оперном театре Дрездена подумал, почему бы к 80-летию города не организовать такое мероприятие? Это случилось в 2006 году, но сначала я внимательно проработал концепцию, даже съездил в Вену и детально изучил Венский оперный бал. После этого разработал концепцию для Дрездена, которая и развивалась последние 14 лет.

Участие в фестивале мировых знаменитостей – это тоже часть концепции?

Оперный бал – не только культурное, но и значимое общественное событие. Поэтому для нас было важно приглашать, с одной стороны, ведущих представителей искусства, а, с другой, не забывать о гостях и в их ряды также включать знаменитых представителей политики и экономики. Отсюда появилась идея Ордена Святого Георгия, который мы каждый год вручаем именитым представителям общества.

В 2009 орден получил гость бала Владимир Путин. Ранее вы упоминали, что с тех пор не переставали с ним общаться. Каков президент России в общении?

Мы не то что бы именно общаемся, но я могу сказать, что для меня была большая честь, когда два года назад он пригласил меня в фонд «Сириус» в Сочи, где я являюсь художественным руководителем, а он — председателем наблюдательного совета. Все наши встречи проходят крайне подготовлено. Он очень симпатичный, доброжелательный мужчина, хорошо представляет себе то, чего хочет добиться.

Работая в «Сириусе», вы проводите много времени в Сочи. Как вам жизнь в русском городе-курорте?

Великолепно и фантастически проходит моя жизнь в Сочи. Мы многое там сделали, много построили. Например, сейчас занимаемся строительством концертного зала на олимпийской площадке. Это будет новая сцена как для театра, так и для оперы и балета. В Сочи великолепная погода, хороший уровень жизни. Конечно, это не исторический город, как Петербург, но это новая Россия. Я думаю, что Сочи справедливо носит имя русской Ривьеры.

У вас на родине многие государственные деятели без удовольствия отзываются о вашей работе в России. А ваши друзья и близкие тоже недовольны?

Друзья меня целиком и полностью поддерживают и находят в моей карьере множество интересных и захватывающих моментов. Вообще, я думаю, что существуют две правды – это официальная точка зрения на отношения между правительствами и то, что находится в нашем сердце. Те люди, с которыми я общаюсь, поддерживают мои культурные контакты, высоко ценят наши связи с Россией, наши добрососедские отношения. Я считаю, что выполняю очень важную миссию, являясь таким «пограничным пунктом» между Германией, Австрией и Россией. На последнем оперном балу у нас были семь министров федерального правительства Германии – никаких проблем не было ни с их приглашениями, ни с организацией российской программы на Дрезденском балу. Я воспринимаю это как позитивный знак и считаю, что мне своей работой удаётся транслировать очень позитивный импульс и месседж.

У вас есть любимая оперная ария, и, если да, то какая?

Это очень необычная ария. Если вы её услышите, поймёте. Существует опера Рихарда Вагнера «Нюрнбергские мейстерзингеры». Там в третьем акте есть одна красивейшая ария: «Утренний свет в розовом цвете, тада-да-дам, тада-да-дам». Если вы её послушаете, вы поймёте, почему я её так люблю.

Беседовал Глеб Колондо / ИА «Диалог»

За организацию беседы редакция благодарит «Ленфильм-клуб».

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!