66.4$ 75.5€
-19 °С
Новости Все новости

Возрастные маркировки: где грань между «0+» и «3+»

13 декабря 2018 | 17:00| Что к чему

В России действует возрастная маркировка на книги, фильмы и театральные постановки. Всего их пять: «0+», «6+», «12+», «16+» и «18+». На днях Роскомнадзор предложил ввести дополнительные метки. С этим не согласен комитет по культуре Государственной думы. Его представители готовят законопроект, способный смягчить для детей допуск к произведениям искусства и литературы. «Диалог» разбирался, где находится грань дозволенного для малышей одного, трёх и шести лет, а также выяснил — нужна ли вообще такая градация.

Маркировку определяет закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». В нём подробно описано, что нельзя смотреть несовершеннолетним. В большинстве случаев это касается сцен жестокости и эпизодов, где употребляют алкоголь, курят или ругаются матом. Чтобы уберечь малышей до шестилетнего возраста от вредной информации, им разрешается смотреть мультики или слушать сказки, где добро побеждает зло. После шести рамки дозволенного расширяются, но не значительно, а в 12-летнем возрасте ребёнок может видеть сцены аварий или катастроф, если только в них не показаны их последствия. Ограничения здесь нужны для того, чтобы у несовершеннолетнего не возникло страха или паники. Сейчас к существующим маркировкам предлагается добавить ещё две — «1+» и «3+». С таким предложением выступил глава Роскомнадзора Александр Жаров.

«Не чтобы запретить, а определить полезное для ребёнка с точки зрения информационной безопасности и того, что должно быть рекомендовано к обучению, не нанося урон психологическому здоровью», — цитирует слова Жарова РИА Новости. Он уверен, вопрос о введении этих маркировок стоит остро.

Однако с такой инициативой согласны не все. Даже специалистам по детской психологии сложно уловить грань между тем, что можно показывать малышам в год, а что — в три.

«Мы не видим разницы в таком возрасте. Если говорить про экран, то, во-первых, его должно быть мало в жизни маленького ребёнка. Каждый родитель должен к этому стремиться. Во-вторых, если ему что-то и показывают, то это фильмы, не подразумевающие никакой эмоциональной загруженности. В любом случае, курить или ругаться матом при детях нельзя. Поэтому мне непонятна маркировка «0+» и «1+». До года ребёнок, скорее всего, вообще ничего не смотрит. В один – примерно та же ситуация. Другое дело, если речь идёт о мероприятиях. Тут есть смысл, потому что для годовалых деток должны быть менее наполненные группы в уютных пространствах. Там нет какого-то сюжета: внимание акцентируется на занятиях и игрушках. А вот уже в три года появляется некая игровая история, взаимодействие между детьми», — говорит психолог, сооснователь петербургского клуба для домашних школьников KIT Ирина Беляева.

Если же говорить о маркировках «6+» и «12+», то здесь разница более ощутима. Но эксперты уверены — вся эта градация должна иметь исключительно рекомендательный, а не запретительный характер. В противном случае получается, что некоторые произведения не допускают до их целевой аудитории.

«Такие меры должны помогать родителям ориентироваться, какая литература, фильмы актуальны для того или иного возраста. В 6 лет ребёнку интереснее читать сказки, в 12 лет — про отношения в школе, про подростков. Если так использовать маркировки, то они были бы полезны. Сейчас же это приводит к глупым и печальным ситуациям. У нас была такая история, например, с фильмом «Чудо», который создан для детей 8-11 лет, а маркировку поставили «12+». Получилось очень странно», — считает Беляева.

Сами родители разделились на два лагеря: «за» и «против». Например, петербургская мама пятилетней девочки Юлия Иванова считает, что запрет есть запрет и его нельзя преступать. Правда, тем, кто выставляет возрастные метки, по её мнению, стоит относиться серьёзнее к выбору градации.

«Я обращаю внимание на возрастные ограничения. К сожалению, в ютубе полно мусора, который нельзя показывать детям. Очень хочется, чтобы они видели только добрые, положительные и познавательные мультики. Мы с дочерью смотрим всё вместе. Среди них есть те, которые вроде бы и предназначены для её возраста, но у меня другой взгляд. При этом у нас отдельный детский ютуб, но и там я не со всеми мультфильмами согласна, поэтому считаю, что нужно ставить метки, соответствующие продукту. И это должно быть именно зaпретом. Написано «16+», значит дети младше не должны видеть насилие, кровь или что-то пошлое», — поделилась своим мнением Иванова.

Противоположной точки зрения придерживается мама четверых детей и по совместительству директор библиотеки №9 ЦБС Московского района Петербурга Надежда Родченко.

«Меня страшно раздражает маркировка «16+» на книгах, потому что на литературе, которую подростки должны прочитать, чтобы получить ответы на какие-то насущные вопросы, нужна метка «12+». Например, после 16-ти Сэлинджера читать уже глупо. А мы не можем дать подростку младше эту книгу. Не будут же дети постоянно просить родителей, чтобы те вместо них ходили в библиотеку. Таким образом подростковая литература просто убита. Я не понимаю, как развивать у детей любовь к чтению и при этом не давать им книги, которые они хотят», — недоумевает Родченко.

Петербурженка не смотрит на маркировки при выборе литературы, а сама выбирает, что можно дать ребёнку. Она уверена — эти меры не должны быть догмой.

«У меня обыкновенный родительский выбор: беру то, что в детстве самой нравилось или то, что точно знаю. Например, я с удовольствием давала детям почитать Гарри Поттера, хотя там отметка «12+», а моему старшему ребёнку 8. Это интересно детишкам, которые пошли в школу, так же, как и Гарри. Существующая система доведена до абсурда. Сейчас литература в магазинах продаётся в упаковке, там, видите ли, нецензурная брань или картинки сексуального содержания. Но дети в интернете больше увидят. Считаю, что маркировки должны быть лишь неким советом для родителей. Нельзя запрещать, особенно, если это касается каких-то интеллектуальных вещей: культура, искусство, книги», — уверена Родченко.

Аналогичного мнения придерживается депутат Государственной думы, председатель комитета ГД по культуре Елена Ямпольская. Свою точку зрения она в очередной раз озвучила на заседании, посвященном данной тематике. Народная избранница убеждена: законодательные требования по возрастной маркировке нельзя доводить до абсурда, тем более сегодня, когда у каждого есть свободный доступ к телевидению и интернету.

«Моя личная позиция в том, что мы наносим вред психике детей, когда так маниакально ограждаем их от произведений литературы и искусства», – заявила депутат.

Во время заседания её коллега Александр Шолохов напомнил о недавних случаях, когда в Хабаровске в книжном магазине детям не продали произведения классических авторов, школьнице из Екатеринбурга отказались продать сборники стихов поэтов Есенина, Маяковского и Бродского, подобные случаи были и в Новосибирске. Парламентарий уверен: необходимо проанализировать и законодательную базу, и правоприменительную практику, поскольку механический подход в этом деле не даёт пользы.

«Наше общее мнение сводится к тому, что должна быть запретительная норма, относящаяся к достаточно взрослому возрасту, а всю промежуточную градацию, превратившуюся в регламентирующие нормы, из закона нужно вывести. <…> Необходима законодательная инициатива, которая позволит существующему закону, с одной стороны, оградить детей от влияния вредной информации, а с другой — позволит не впадать в крайности», — говорит Шолохов.

Отметим, комитет Госдумы по культуре готовит поправки в законодательство, которые скорректируют требования к возрастной маркировке творческих произведений. Если эти новшества примут, то в будущем может остаться только одна метка «18+».

Подготовила Алла Бортникова / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!