66.7$ 75.3€
-4 °С
Новости Все новости

«Увидеть» Михайловский замок с закрытыми глазами

23 ноября 2018 | 14:30| Как это?

Слабовидящие и слепые посетители для музеев города не в новинку: для них существуют аудиогиды, пометки шрифтом Брайля, а для организованных групп — подготовленные экскурсоводы. Но музейное сообщество сейчас в поиске комплексной программы, которая позволила бы адаптировать для таких людей любую выставку. Так, стартовал совместный проект Русского музея и Санкт-Петербургской государственной библиотеки для слепых и слабовидящих — «Михайловский замок. История. Архитектура. Легенды». В качестве эксперимента корреспондент «Диалога» отправился на экскурсию для людей с проблемами зрения и постарался не подглядывать.

Деревянная модель Инженерного замка теперь установлена сразу у входа в фойе музея. Изучить строение на ощупь может не только незрячий или слабовидящий, но и любой другой посетитель. Пользуюсь этой возможностью и для чистоты эксперимента закрываю глаза. Прощупывая гладкую крышу, ищу шпиль — самую высокую точку. Это быстро удается. Всё же для проверки открываю один глаз – нет, это крест, шпиль был, оказывается, правее. Следующая задачка — подсчитать количество этажей по окнам. Полминуты на то, чтобы понять, как на ощупь «выглядит» окно, и ещё полминуты на исследование фасада. Результат — пять, если считать подвал, сошелся с реальностью.

Уступаю макет слабовидящему эксперту Александру Копотюку. Ему предстоит оценить и саму модель, и первую экскурсию по замку. Он изучает фасад куда быстрее и привычнее. Пока его руки уверенно скользят по зданию в миниатюре, позади авторы проекта рассуждают, что, пожалуй, нужно ещё подписать на шрифте Брайля фасады. «Пока макет не совершенен, есть над чем работать, но важно, что он появился. Возможно со временем мы уберём лишние детали, и так облегчим восприятие для людей с ограничениями по зрению», — соглашается создатель проекта «Михайловский замок. История. Архитектура. Легенды» и специалист инклюзивных проектов и программ в Русском музее Ольга Платонова.

Рядом с макетом замка лежит распахнутая книга — это общий для всех посетителей музея фолиант, который содержит краткую информацию об истории создания и судьбе Михайловского. На каждой из его страниц обычный текст, выпуклые схемы замка и, конечно, записи на шрифте Брайля. Последний читать не берусь, но пробую пальцами подсчитать количество точек в строке и найти между знаками пробел. Что ж, с окнами тактильного замка было куда легче. Без специальных знаний тут, увы, никак.

«Мы пять лет сотрудничали с библиотекой для слепых и слабовидящих. Незрячие люди нас консультировали в работе над проектом, в том числе тифлопедагоги. Для адаптивных экскурсий разработали тифлокомментарии (прим. — лаконичное описание предмета, пространства или действия, которые без этого слепому непонятны). Также почти закончен путеводитель по Михайловскому замку, благодаря которому незрячий посетитель сможет самостоятельно побродить по залам, подышать воздухом эпохи и проникнуться атмосферой», — рассказала Ольга Платонова.

Обзорные экскурсии по всем дворцам и садам, которые находятся в ведении Русского музея, проводятся для людей с проблемами зрения и сейчас. Но это пока группы от социальных или районных организаций города (всего 4-5 каждый месяц). Как отмечают музейщики, индивидуальных посетителей немного — им нередко сложно добраться до места самим, а также они не могут гулять по, например, Инженерному замку самостоятельно. Кстати, одна из целей нового проекта — дать такую возможность.

«Важно донести для людей объём и пространство, чтобы у них возникли правильные ощущения. В проект включены и адаптированные тексты, и рельефная графика, и общение с экскурсоводом. Любой объект, который приспосабливают для незрячих посетителей, становится более понятным всем без исключения. Также, как и доступная среда на улицах города, она создаётся не для конкретной категории, а для всех. В искусстве это ещё и дает возможность по-новому взглянуть на то или иное произведение», — считает заместитель директора библиотеки для слепых и слабовидящих Татьяна Серова.

По экспозиции с широко закрытыми глазами

«Здравствуйте, меня зовут Алёна Владимировна, я проведу для вас экскурсию», — представилась наш гид, приветствуя рукопожатиями экспертов, после чего наша маленькая группа пустилась в нестандартную прогулку по анфиладе парадных залов. Начали ожидаемо с главной лестницы. Экскурсовод предупредительно остановила нас перед ступеньками.

«Парадные залы всегда располагаются на втором этаже. Этот марш лестницы ограничен двумя стенами, словно зажат, облицован искусственным мрамором. Мы с вами поднимемся на 25 ступенек вверх и окажемся на средней площадке, там будет еще один разворот», — предупреждает экскурсовод.

Пожалуй, последний раз считала свои шаги и ступеньки еще в детском саду. А уж понять, в каком пространстве нахожусь, не открывая глаз — это первый опыт. Добравшись до второй площадки, услышала в тишине барабан – неожиданный звук для музея. В него ритмично стучала экскурсовод, чтобы мы по звуку определили объём пространства. Когда эхо улетело и затихло где-то далеко, в залах, в темноте снова раздался размеренный голос: «Перед нами ниша, в ней статуя богини, которая лежит, склонив голову на локоть, с печальным и страдающим лицом — это символ. По идейному замыслу императора Павла I, скульптура ознаменовала век уходящего царствования Екатерины II».

Еще с десяток ступенек, пара разворотов на 90 градусов и приходится открывать глаза – эксперимент провалился: нужны фотографии для материала. Слабовидящие эксперты Александр Копотюк и Галина Гусева в этот момент как раз изучали мраморные перила и кованые столбики фонарей – не экспонаты, так что трогать разрешается. Высоко над нишей с богиней стену украшает герб России и знакомый вензель. Впервые вспоминаю об альбоме. Его экземпляры раздали всем еще в начале экскурсии, там рельефно-графические иллюстрации, пояснительные надписи укрупненным и рельефно-точечным шрифтами. Действительно, на одной из страниц нахожу большую букву «П» — знак императора Павла I. Секундный взгляд на стену для человека с закрытыми глазами равен минуте тактильного изучения. Может так много времени трачу с непривычки, но зато этот символ врезается в память.

За время экскурсии к альбомам группа обращалась не раз: там и рисунки узоров дверей, и лепнина арок, и схемы залов. На одной из страниц нахожу схематичный план потолочного плафона — единственная отсылка к собранию живописи в музее. Полотна же выставки «400-летие Дома Романовых» и вовсе прошли стороной, концентрируясь на цвете стен, метраже и количестве окон. Объяснимо, конечно, но не без доли сожаления. Всего прогулка заняла около часа. По ее итогам выводы экспертов оказались неоднозначными.

«Мне показалось, что я недополучила информации — упор был сделан на количестве ступеней, длину зала, высоту потолков, что, конечно, нужно. Но здесь также висят картины, расположены вазы и макеты. Об этом тоже необходимо рассказывать, чтобы у человека с нарушением зрения была полная картинка. Пространство музея должно четко совпадать для нас с информационным наполнением, чтобы не остались только стены», — считает Галина.

А второму эксперту, который, как оказалось, не большой любитель экскурсий, этот визит в музей пришёлся по душе. Его подробное тифлокомментирование более чем устроило. «Понравилось, что проговаривались все детали. Например, налево — окна, за вами — барельеф. Эти фразы как направляющие в пространстве. Получить представление о здании помог, конечно, ещё в начале макет замка, он хорошо под руками ощущается, так как дерево теплый материал, и в нем много деталей – барельефы, колонны. А вот шпиль и герб нужно лучше укрепить – это уязвимые элементы. Конечно, собирать пыль он будет от экскурсии до экскурсии», — рассказывает Александр.

Трудности перевода живописи на шрифт Брайля

Авторы проекта вместе с сотрудниками библиотеки решили, что текст экскурсий требует доработки. Подготовленные альбомы тоже, скорее всего, претерпят изменения.

«Материалы необходимо связать непосредственно с рассказом гида, здесь всё должно иметь отсылки. Чтобы входя в зал, посетитель открывал страницу и понимал, какие элементы и параметры может изучить тактильно. Необходимо наметить определенный алгоритм самого сопровождения, который в сжатой форме открывал бы суть сооружения. Это главный аспект сейчас для экскурсий по замку», — считает Татьяна Серова.

Когда первый этап будет пройден, и в Михайловском начнут проводить полноценные адаптированные экскурсии, перед создателями проекта встанет вопрос — как показать живопись? Сейчас этот вид искусства наиболее сложен для восприятия незрячих. «Многие считают, что это и вовсе невозможно, но сейчас есть современные технологии (прототипирование и 3D-моделирование), которые разрушают такое представление. Тем более, что искусство — это знания. А возможность понять живопись и получить общее представление можно и с помощью экскурсовода или аудиогида», — считает Татьяна Серова.

О конкретных программах относительно изобразительного искусства создатели проекта «Михайловский замок. История. Архитектура. Легенды» пока говорить не готовы, а вот в отношении адаптирования выставок скульптуры у Русского музея уже есть вполне конкретные планы. До конца года планируют открыть экспозицию для незрячих и слабовидящих. В Строгановском дворце уже выделили для нее помещения. Эксперты и авторы хотят ещё доработать программу. Ведь всё же для тысяч петербуржцев это отнюдь не эксперимент с закрытыми глазами на один день. Они не могут в любой момент перестать жмуриться и положиться в созерцании искусства на зрение. Так что музеям предстоит еще постараться, чтобы незрячие люди «увидели» их выставки.

Подготовила Рената Ильясова / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!