66.5$ 75.4€
-9 °С
Новости Все новости

«Не просто место для хранения книг»: как эволюционируют библиотеки

18 ноября 2018 | 12:20| Образование

Есть ли будущее у библиотек и какими должны быть библиотеки будущего? Об этом разговаривали в «Манеже» на открытом лектории VII Санкт-Петербургского международного культурного форума. «Диалог» узнал, на что сейчас в библиотечном мире делаются ставки: на традиции или на новаторство, на бумагу или на «цифру». А ещё ‒ чем уникальная новая библиотека в Катаре и как библиотеки борются с человеческим одиночеством.

Гости из настоящего

Настоящее и будущее библиотечного дела пригласили обсудить Михаила Родионова ‒ замдиректора Российской государственной библиотеки (в народе — «Ленинка»). Михаил вспоминает ещё 90-е, когда вокруг «Ленинки» выстраивались километровые очереди. А сейчас такого нет, и многие этому рады, ведь это значит, что она открыта для всех. Родионов радуется, что в библиотеку можно записаться с 14 лет, а на экскурсии ходить вообще с детского сада, и оптимистично смотрит на будущее библиотечного дела.

Опыт иностранной гостьи форума, Соэйр Вастави, подтверждает возможность этого будущего. Год назад в городе Доха, столице Катара, открылась обновлённая Национальная библиотека, исполнительным директором которой является Соэйр.

«Это абсолютно новый концепт, ‒ звучит перевод её слов в наушниках у посетителей дискуссии. ‒ 45 тысяч квадратных метров, и это не просто место, куда можно прийти за книгой, это целая инновационная станция, где есть индивидуальные и групповые учебные пространства, исследовательские лаборатории, видеостудия, студия звукового монтажа, студия 3D-дизайна… Наша библиотека ‒ не просто место для хранения книг, а место для исследований, для обучения, для встреч и общения».

Эволюцию традиционных библиотек подтверждает и третий спикер ‒ Павел Кац, основатель сети Jewish Heritage Network. Его работа ‒ посредничество между людьми информационной сферы, в том числе библиотечной, и предпринимателями digital-сферы.

«Новые проекты, как мне кажется, органично дополняют традиционные библиотеки, ‒ говорит Павел. ‒ Эта свежая струя необходима для дальнейшей эволюции. Целый ряд технологий уже изменил то, как мы потребляем информацию, но порой технологии эффективнее разрабатываются вне стен традиционных заведений. И тут важно найти бизнес-модели, способы, чтобы внедрить эти новшества».

По мнению Павла, внести новое в библиотечную сферу довольно сложно: «С одной стороны, нужно не пошатнуть традиционное понимание и устройство библиотек, а с другой стороны ‒ дать место новым игрокам и новым проектам».

Тайны перевоплощения

Что же ждёт библиотеки в будущем? Павел Кац считает, что изменится даже главная функция. Спикер перечисляет две роли библиотеки: библиотека как хранилище знаний и библиотека как площадка, где эти знания профессионально предлагают пользователям. И так как теперь всё больше знаний можно получить, не выходя из дома, библиотека-хранилище отходит на второй план. А в приоритете оказывается библиотека-площадка. Павел предсказывает некую «гибридную форму» для обучения ‒ что, в общем-то, уже появилось в Катаре.

Гостья из Катара обращает внимание и на третью функцию библиотеки ‒ борьба с изоляцией человека. Соэйр говорит о формуле «вместе в одиночестве», которая описывает наш современный мир: даже находясь в кафе, мы смотрим в телефоны. Соэйр желает, чтобы библиотека стала поводом собраться и обсудить новые знания, и местом, где это можно сделать.

Но первоначальная роль библиотек не менее важна, считает Соэйр. И интересно, что это не хранение знаний. Вспоминая Вавилон и Александрийскую библиотеку, Соэйр говорит, что изначально это были лаборатории: здесь изучали астрономию, были ботанические сады. Знания в них не только хранились, но и создавались. Затем в библиотеки стали ходить либо правители, либо люди религии, либо богатые люди, и постепенно доступ расширялся. Только в XIX веке появились публичные библиотеки. Соэйр полагает, что это показатель демократического строя: «Библиотеки стали местом бесплатных знаний».

Соэйр, как и Павел, замечает, что за последние десятилетия изменился подход к информации ‒ к ней гораздо больше доступа. Поэтому для библиотечного дела важно понимать, что нужно человеку, когда это нужно и зачем. Менять подачу, менять концепцию, даже менять место: «Старые здания, возможно, не годятся, нужны новые технологические сооружения, ‒ считает она. ‒ Я была в вашей Национальной библиотеке, и, как я понимаю, сочинения Вольтера хранятся здесь, не во Франции, французы вам завидуют. Это настоящее сокровище, но места для размещения, для представления этих сокровищ не хватает, и не хватает технологий для анализа».

Михаил Родионов не соглашается с Соэйр в том, что мало места для представления, для работы: «Коллеги, говорить, что не хватает площади в Санкт-Петербурге или в Москве, просто грешно. В Петербурге вот построили новое здание на Московском проспекте, там 100 тысяч квадратных метров. Так что если мне кто-то скажет, что не хватает места для рабочих, для data-центра, то я просто не поверю». Зато в том, что недостаточно места для хранения книг, спикеры сходятся.

И вообще место сейчас переустраивается. Изымаются из оборота карточные каталоги (переходят в электронный вариант) ‒ а это, по словам Михаила, огромные ряды шкафов с бумажками. Чтобы выживать, приходится изобретать что-то новое, даже нехарактерное для библиотек: на освободившемся пространстве проводят лекции, выставки, игры… Ведь и читателей теперь читателями не назовёшь: да здравствует новый для библиотечной сферы термин «пользователь».

Но даже на самые странные новшества библиотекари, как говорит Михаил, соглашаются с радостью: «Все понимают, что страшнее всего вот эти вымирающие библиотеки, пустые залы. Для любого сотрудника это как ножом по сердцу». По мнению спикера, всё в руках библиотекарей, и если люди не идут ‒ значит, выбран неправильный путь, нужно менять направление развития.

«Хватит винить во всём интернет, ‒ призывает Михаил. ‒ Давно понятно, что мы можем себя ему противопоставить».

Теперь, замечает Родионов, любая библиотека ‒ это бумажные книги плюс электронный фонд. И время уже доказало, что одно не победит другое: «Будущее ‒ это, безусловно, баланс». Михаил делится личными наблюдениями: в транспорте он специально считал, сколько людей читают книги в бумажном варианте, в сколько ‒ в электронном. Даже в телефоны людям заглядывал, чтобы узнать, играют они или читают. Итог его наблюдений: много и тех, и тех. Поэтому Михаил уверенно опровергает миф о том, что люди стали меньше читать: нет, не стали, просто потребляют информацию по-другому.

Интересно, что на вопрос, в каком варианте они читают, спикеры ответили одинаково: любят в бумажном, но по разным причинам читают и в электронном. У Михаила вот, например, просто кончилось место в доме для новых книг.

Подготовила Маргарита Воротникова / ИА «Диалог»

Все материалы, касающиеся Культурного форума-2018, доступны по ссылке.

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!