66.5$ 75.7€
-1 °С
Новости Все новости

Евгений Ройзман: «Приходит человек и говорит: «Они же всё украли!». Я говорю: «Кто украл?». «Они». «А что украли?». «Всё»»

25 сентября 2018 | 19:30| Политика

В середине сентября Петербург посетил экс-глава Екатеринбурга Евгений Ройзман. Он побывал на митинге против пенсионной реформы и прочёл лекцию при поддержке движения «Объединённые демократы». Эклектическое оформление зала конгресс-холла «Васильевский» – советская лепнина и картины с библейскими сюжетами – подчёркивало дуалистическую природу доклада Ройзмана. Бывший мэр Екатеринбурга и известный оппозиционный политик говорил очень простым и доступным языком. При заявленной теме «Как стать муниципальным депутатом» Ройзман успел рассказать и о кино, и о галстуках, и о пользе бега. Техника не пыталась быть лояльной – у оппозиционера несколько раз выходил из строя микрофон. На какое-то время ему пришлось перейти на мегафон, одолженный у слушателей, но это только добавило происходящему зрелищности. «Диалог» подготовил подборку цитат со встречи с Ройзманом.

О депутатстве

На самом деле, депутатская работа очень трудная, очень энергозатратная. Но это только в том случае, если работать честно. Надо задать себе вопрос: готовы ли вы пять лет жизни отдать работе с людьми? То есть, надо к себе тихонечко прислушаться, посопеть носом и принять решение. Если ты собираешься работать честно, ты должен будешь встречаться, работать с людьми все эти пять лет. Причём эти люди, чаще всего, будут тебе совершенно несимпатичны. Мало того, большинство людей, которые будут к вам приходить, это будут люди, которые голосовали против вас – к этому тоже нужно быть готовым.

О «чинушах»

Когда меня избрали главой города, я входил в мэрию с мыслью: «Мне надо понять, как они делят деньги, и куда они прячут трупы». Такое вот представление было. Начал вникать, знакомиться. Вдруг обнаружил, что многих я знаю: с кем-то учился в университете, с кем-то был в колхозе, у кого-то знал родителей. Я понял, что это люди, которые живут в моём городе, учились в тех же школах, в тех же институтах.

Конечно, я могу их обозначить одним словом «чинуши», но это будет несправедливо совершенно. Когда вы слышите, особенно по федеральным каналам, про вороватых чиновников, во многих случаях это просто «громоотвод» – власти надо кого-то скармливать разъярённой толпе. И когда мне говорят «да вот, они там все заворовались!», я говорю: «подождите, я вот этого человека знаю, и я знаю точно, что он не ворует». Или вот сидишь ты, ведёшь приём, приходит человек и говорит: «Они же всё украли!». Я говорю: «Кто украл?». «Они». «А что украли?». «Всё».

О смене системы

В целом систему поменять нельзя, но за каждого конкретного человека можно побороться. Обязательно найдётся какой-нибудь умник, который скажет: «Вот ты одному человеку помог, а ещё миллиону не помог». Ну да. Но ты всё-таки помог одному человеку. Если ты в своём муниципальном депутатстве соберёшься спасать мир, ты не сделаешь ничего вообще. Но если ты с самого начала будешь помогать людям, которые идут к тебе за помощью, у тебя всё получится.

О сложных ситуациях

Когда я был депутатом Госдумы, приехал на приём в Екатеринбург. Ко мне пришли люди и говорят, Женя, вот представляешь, у нас две хрущёвские пятиэтажки, хорошие, кирпичные, а между пятиэтажками уголок, где мы сделали клумбы, поставили лавочки, всё у нас хорошо. Но кто-то собирается воткнуть в наш уголок высокий дом на сорок квартир. Точечная застройка. Я говорю: «Ничего себе, непорядок». Включился изо всей силы, и всем своим депутатским ресурсом эту стройку остановил. Только остановилась стройка, ко мне приходит компания врачей. Говорят, Женя, представляешь, мы в кои веки, насобирали денег, договорились, чтобы воткнули домик, для нас, для врачей, на сорок квартир, копили всю жизнь, и взял кто-то эту стройку остановил. Я говорю: «Ничего себе, непорядок». И мне стоило больших усилий потом выйти из этой ситуации. То есть, кто бы ни пришёл, всегда есть две стороны. И если, не разобравшись, сунешься, можно такого натворить…

О дольщиках

Обманутым дольщикам, кроме обманутых дольщиков, не поможет никто и никогда. Знаете, в каких случаях обманутые дольщики решают проблему? Если им хватает духу объявить голодовку публично, или перекрыть улицу, или, как у нас перед приездом Путина, вывесить лозунг «Обама, помоги». Опыт показал: везде, где не побоялись рубиться до конца, везде получилось.

Здесь ещё нужно понимать: очень много застройщиков после кризисов 2009 и 2014 годов попали в такую ситуацию, когда деньги кончились. Но у депутата всегда есть возможности – у меня доходило до того, что я с банками разговаривал, чтобы выйти из ситуации. Потому что в любом случае достроить всегда проще, чем уйти в долгострой и ничего не делать.

О компромиссах

В любой администрации очень важно иметь добрые отношения с депутатами. И, как итог этого компромисса, ты сможешь где-то отремонтировать подъезд, где-то яму засыпать и так далее. То есть, человек, который хочет остаться абсолютно честным и кристально чистым не будет здороваться почти ни с кем. Он будет в каждом разговоре заходить в конфликт, всех считать жуликами и ворами, и, в конце концов, не сделает ничего. Человек, который будет более гибким, вполне возможно, будет что-то делать, в ответ закрывая глаза на какие-то более серьёзные процессы, но в итоге сделает что-то хорошее. Я не знаю, нравится вам такое или нет. Тут каждый должен решить для себя.

О простом решении

Большая часть проблем решается просто – честные выборы и независимый суд. Но, как это сделать, я пока не знаю.

О сменяемости власти

Каждая власть накануне выборов проводит системную ревизию предыдущих ошибок. Все начинают бегать и шевелиться, потому что грядёт смена, подчищают всё, что можно подчистить, выполняют все невыполненные обещания. Но как только тебе никто не дышит в затылок, и ты знаешь, что это будут не выборы, а нехитрые манипуляции, которые позволят тебе остаться у власти, тебе некуда торопиться. Власть, которая не меняется, загнивает. Это аксиома. И потом они уже не способны решать какие-то задачи. Хотя решение самое простое – объявляй выборы, пусть всё будет по-честному. Все проблемы страны из-за отсутствия честных выборов.

О выборной должности

Выборная должность очень сильно отличается от любого, даже самого хорошего назначения. Каждый назначенец отслеживает интересы того, кто его назначил. Каждый выборный обязан помнить, что он не один. У него за плечом те люди, которые за него голосовали.

О полномочиях муниципального депутата

Уровень ваших вопросов будет примерно такой – в какой цвет покрасить лавочку: в синий или в зелёный. И вы к этому должны быть готовы. Это работа на самом низу. Но никогда в жизни не будет никакой должности, где вы будете ближе к людям.

О пробежках

Когда я начал бегать марафоны, у меня очень расширилась аудитория. Для тех, кого избирают, это очень важно – там много молодых, там люди организованные, непьющие, целеустремлённые. Я в своё время разговаривал с Навальным. Говорю, ты хочешь с людьми общаться – потренируйся немного и регистрируйся на московский марафон, где 30-40 тысяч человек. Никто не ждёт от тебя рекордов, но просто увидят, что ты рядом бежишь – будь со всеми. Потому что жизнь показывает, что те люди, которые бегают, это, как правильно, хорошие люди. А он говорит, понимаешь, у меня нет возможности: я только начну тренироваться, меня раз – посадят.

О съёмках в кино

Совершенно случайно это [съёмки в фильме «Страна Оз»] со мной произошло. Вася Сигарев жил в Екатеринбурге, и Троянова тоже наша (Василий Сигарев – драматург, режиссёр; Яна Троянова – его жена, актриса; вместе работали над фильмом «Страна Оз» – «Диалог»). Вася говорит: «Можешь сняться? Самого себя сыграть там, три минуты». Я говорю: «Да, ладно». А потом ещё получилось, что я позвонил Гоше Куценко, а он говорит: «Ты что, для любого русского актёра это честь, сняться у Сигарева».

Когда был показ этого фильма, ко мне подошли какие-то люди и говорят: «Вы считаете, это нормально, что нашу жизнь так показывают?». Я говорю: «А вы считаете, что жить вот так – можно, а показывать это – нельзя?». И «Левиафан» достаточно точный фильм, но самый красивый за последние годы – это «История одного назначения» Дуни Смирновой. Это фильм о русском человеке во всём его диапазоне. Если кто сходит, вы не пожалеете.

Но больше всего мне понравилось сниматься в «Ералаше». Всю жизнь мечтал и мне разрешили (смеётся).

О марихуане

Я считаю, что марихуана – наркотик, причём наркотик очень коварный и злой. Мне очень не нравится, когда говорят «травка», потому что травка – это то, что кушают лошади. Тех, кто курит, их называют говнокурами и совершенно заслуженно. Самый яркий пример за последнее время – когда Илон Маск покурил в прямом эфире, и акции «Теслы» начали обваливаться. Это прямая совершенно зависимость.

Я не теоретик, я практик, у меня за плечами 15 лет борьбы с наркотиками в ежедневном режиме. Я вам скажу, что у нас бывало до 300 человек единовременно на реабилитации, и из них 300 начинали с курения марихуаны ровно потому, что им кто-то сказал, что это безвредно и безопасно. А когда мне начинают говорить: я когда-то курил, и со мной ничего не сделалось, это всё равно что говорить: «А чего вы запрещаете за буйки заплывать, я, вон, сплавал и ничего». Можно и улицу разрешить переходить на красный свет – есть же те, кто живы остались.

О галстуках

Никто не может запретить человеку оставаться самим собой. Но ты должен быть готов, что будут возникать ситуации, когда тебе придётся надеть галстук – ну, потерпишь, если что. Я, кстати, в первый раз галстук надел, когда была инаугурация какая-то или послание президента – не помню. А я галстук не умел завязывать никогда – ходил в футболке, а на футболку пиджак, чтобы особо не выделяться.

В Госдуме я сидел рядом с Чуровым, и Чуров мне завязал галстук, я его через голову натянул, и потом этот узел не развязывал, он у меня так и висел. Да, я вам скажу, что Чуров, пока он был депутатом, был совершенно нормальный дядька. А когда он возглавил ЦИК — это уже была совсем другая история.

О снегопаде

…полемика у меня была с предыдущим мэром. Я был молодой, безмозглый. Снег выпал, весь город завалило, и я давай орать: «Вот, мэр свинья, ничего не убирает!».

Как только я стал мэром, завалило весь город. Слякоть, всё потекло. Все идут, шлёпают и меня матерят. «Давай, Ройзман, прибери город!». Я начал вникать и выяснил интересную вещь, что нельзя убирать город во время снегопада. Потому что бюджет города не может себе позволить отлавливать каждую снежинку. < …> Я спросил: «А как это делал Чернецкий?». Мне говорят: «Он нас, всю администрацию, выгонял на субботники». К Новому году я публично перед ним извинился, потому что меня мучила совесть.

О свободе выбора

…мне совершенно в отчаянии парень написал. Говорит: «Евгений Вадимович, я работаю в банке. Нас заставляют идти на выборы, а я не хочу этого делать». Я говорю: «Не делай». Он говорит: «Как? Мне придётся уволиться». Я говорю: «Я за тебя не приму решение. Есть вещи, где ты только сам можешь решить».

Потом как-то раз на пробежке, подходит парень, говорит: «Здравствуйте, это я вам писал». Я спрашиваю: «Что ты сделал?». Он говорит: «Я уволился». Я говорю: «И как сейчас?». Он говорит: «Я нашёл хорошую работу». Я говорю: «Нормально».

Всё равно нет для человека нет ничего дороже свободы. Никто тебя не может заставить делать или говорить что-то, если ты сам не хочешь.

О главном

Самое главное: не бойтесь. Это наша страна, мы не имеем права ничего бояться. Если мы живём в своей стране и кого-то боимся, значит, надо бежать из страны. Но мы же не побежим. Поэтому мы должны делать всё сами, своими руками.

О будущем

Будем работать, и у нас всё получится. Я только не знаю, когда…

Подготовил Глеб Колондо / ИA «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!