71.8$ 87.2€
13.2 °С
Новости Все новости

Как получить «дальневосточный гектар» и что с ним делать дальше

21 марта 2017 | 11:00| Что к чему

С 1 февраля каждый гражданин Российской Федерации может воспользоваться своим правом на получение «дальневосточного гектара». Корреспондент «Диалога» разбирался в том, как можно «вписаться» в эту программу и зачем это делать, а заодно подготовил исторический экскурс и получил комментарий специалиста-экономиста.

Как оформить заявку на получение «дальневосточного гектара»?

Как поясняет министерство по развитию Дальнего Востока, оформление участка по этой программе проводится бесплатно – и, что немаловажно, без контакта с чиновниками: это можно сделать через Интернет из любой точки мира при помощи федеральной информационной системы «НаДальнийВосток.РФ». В течение первого года заявителю необходимо определиться с видом использования участка, через три года – задекларировать его освоение. После 5 лет безвозмездного пользования участок можно будет получить в собственность или длительную аренду.

Пользуется ли эта программа популярностью?

На сегодняшний день, по информации Росреестра и Минвостокразвития, более 17 тысяч человек оформили свои права на дальневосточный гектар и поставили участки на кадастровый учет. Ещё 8500 получили договоры о безвозмездном срочном пользовании землей. Количество же полученных заявок – почти 75 тысяч, сообщил замглавы Минвостокразвития Сергей Качаев. Наиболее популярен у потенциальных переселенцев, что неудивительно, Приморский край — как самая развитая и самая южная (а значит – тёплая) территория Дальнего Востока: на него приходится более 28 тысяч заявок.

«Почти половина заявок поступила в последние полтора месяца. Сейчас идёт процесс кадастрового учета и заключения договоров с гражданами в соответствии с теми сроками, которые определены федеральным законодательством. Количество переданных земельных участков гражданам нарастает. В ближайшие три недели это количество удвоится», — передаёт слова Качаева «Газета.ру». Все эти данные – совсем свежие, от 17 марта нынешнего года.

На данный момент в программу вовлечено более 140 миллионов гектаров земель, и МВР планирует увеличить эту цифру. Для этого ведомство вместе с Минприроды поправки в федеральный закон о «дальневосточном гектаре».

«Мы рассчитываем уже в весеннюю сессию Государственной Думы принять поправки в этот федеральный закон, которые позволят расширить территории для предоставления «дальневосточного гектара» за счет исключённых территорий, прежде всего, в сфере недропользования и лесного хозяйства. У нас стоит задача – существенно увеличить эту площадь для максимизации возможности выбора гражданами земли», — подчёркивал Качаев.

Почему правительство затеяло эту инициативу именно сейчас?

Можно сказать, что федеральное правительство хочет не остановить отток населения – который является неоспоримым фактом, ведь вместо 8 миллионов человек в 1991 году, в 2014-м ДВФО населяли уже 6,2 миллиона – а противопоставить ему привлечение туда новых людей. Действительно, тех, кто захочет уехать в «центр», поближе к Кремлю или Мариинскому театру, не остановить никакими средствами: времена не те, не советские. Нет ни запретительных мер, ни специальных надбавок к зарплатам, которые заставляли людей ехать на восход или на полночь «за длинным рублём»… чтобы потом, при первой возможности, всё же перебраться обратно. Пусть даже на Дальнем Востоке сейчас и наблюдается превышение рождаемости над смертностью – оно невелико, и при небольшой общей численности населения ситуацию не переломит. Поэтому нужно было сделать ставку на тех, кого привлекают новые возможности.

Каковы исторические предпосылки этой программы?

Мысль, на самом деле, не нова, и понять это рано или поздно было необходимо: если вы не хотите осваивать свои территории, за вас это сделают другие… только территории эти имеют хорошую вероятность стать уже не вашими. Примеров этого хватало в истории и древней, и новой: Римская империя в период упадка не избежала отпадения окраин, управлять которыми доверила было «мирным» варварам, а маршал Тито, поощряя в послевоенные годы переселение албанцев в Косово (в надежде на вхождение всей Албании в состав Югославии), заложил под собственное государство бомбу замедленного действия. Которая и сработала ещё при жизни того же поколения, пусть сам югославский вождь этого уже не увидел.

«В российской истории это всё уже действительно было – причём не единожды: в последний раз в такой форме это происходило при Столыпине. Когда мы говорим о таких инициативах, нужно помнить, что Столыпина в своё время упрекали за то, что большого результата он хочет добиться за короткое время… хотя там вопросом занимались, худо-бедно, лет 12-13. Поэтому сейчас говорить о каких-то результатах в наших условиях просто рано – но идея абсолютно правильная, оправданная и нужная. Великолепная! Правда, как всегда в России, основная проблема – это не идея, а её реализация. Здесь проблемой является приведение той важной политической и экономической инициативы с уровня федерального руководства на уровень муниципалитета в конкретном полузаброшенном Дальнем Востоке. Если то понимание государственных задач, которое есть в Кремле, довести до уровня муниципалитетов, то эффект будет очень быстро. Если же это будет делаться через силовое принуждение – всё будет хуже», — отметил экономист, профессор СПбГУ Николай Межевич в беседе с корреспондентом «Диалога».

Похожим образом, добавим, наши юго-восточные соседи из КНР осваивают пустынный и неспокойный западный регион – Синьцзян. У них, правда, есть для этого лишний повод и «отягчающее обстоятельство» — этнически чуждое коренное население, среди которого периодически возникают волнения, а в городах гремят взрывы.

Какие меры поддержки предлагает государство участникам программы?

Это, пожалуй, главный вопрос – чем государство помогает тем, кто решит, подобно переселенцам вековой давности, бросить всё и отправиться «встречь солнцу», осваивать далёкую для жителя средней полосы окраину? Список этих мер варьируется от региона к региону, и узнать их можно на том же сайте федеральной программы.

Например, в Приморском крае желающие заняться сельским хозяйством могут получить гранты «Начинающий фермер» на создание и развитие крестьянского предприятия (до 1,5 млн рублей) или «Развитие семейных животноводческих ферм» (до 10 млн рублей). Кроме того, предлагается возмещать сельхозпроизводителям часть затрат на уплату процентов и выдавать субсидии на возмещение затрат по уплате страховых взносов. Безработным, которые решат стать предпринимателями, окажут единовременную финансовую помощь при регистрации юридического лица. Малые и средние предприниматели смогут получить гарантии при получении кредита, субсидии на возмещение затрат по лизинговым платежам, льготные условия получения земельных участков, зданий и оборудования, а также информационную и консультационную помощь. Они также получат возможность участвовать в работе бизнес-инкубатора, а те, кто намерен выпускать продукцию на экспорт – определённую финансовую поддержку.

И, конечно же, кредиты по льготным процентам – в условиях, когда ключевая ставка по-прежнему безмерно высока, любое снижение фактического процента может означать разницу между жизнью или смертью предприятия. «В марте […] стартует проект по индивидуальному льготному кредитованию со ставкой 8-10 процентов на срок до 5-8 лет», — заявлял министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка. Общая стоимость программы оценивается в 3 млрд рублей.

«Ресурсно Россия может себе позволить финансировать подобную программу. Политически, экономически и географически, если угодно, это абсолютно верно и необходимо. Единственной действительно серьёзной проблемой является человеческий фактор. Если в течение ближайшего времени – на это нужно не меньше полугода – разработать комплексную программу финансовых мер и механизмов поддержки… Так это было при Столыпине, когда людям, которые выезжали с Украины и из наших черноземных губерний, оплачивали переезд, давали телегу, обеспечивали даже пайком на три недели. Это был достаточно чёткий расчёт – и если сейчас проработать это как минимум на том же уровне, а лучше ещё более детально, если закрепить за полпредствами право контроля над местными властями (ведь это федеральная задача и федеральный интерес), то, я уверен, всё будет хорошо», — добавил Межевич.

А не отправят ли меня в глухую тайгу?

Одной из основных причин скептического отношения к проекту стало то, что со стороны он поначалу выглядел как попытка бросить людей в совершенно неопределённые условия, чуть ли не в лес среди медведей. Это, на самом деле, не так: участки располагаются пусть и не в крупных городах, но и не в глуши (где именно – можно узнать из схем, размещённых на сайте Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке), а при наличии единомышленников можно внести коллективную заявку или объединиться с другими претендентами.

Но ведь конгломерат участков для освоения – это уже без пяти минут новый посёлок или, берите выше, будущий город?

Именно. Поданные заявки на компактное размещение могут стать основанием для создания новых деревень и сёл. Предполагается, что в течение года будущие жители таких населённых пунктов (их, по оценке агентства, может возникнуть до 45; 25 из них – в Приморском крае) должны определиться с общей специализацией. АРЧК готово выступить в роли медиатора, помогая людям избежать конфликта интересов.

«Создание кооперации – это одна из актуальных тем нашей повестки дня. Мы понимаем, что есть ряд направлений деятельности, которые не совместимы для развития в непосредственной близости. Например, животноводческая ферма не может быть рядом с рекреационной зоной», — отмечал руководитель агентства Валентин Тимаков.

«Мы очень старательно выбираем коллективные заявки, потому что там, где количество заявок более 20, мы уже можем помогать людям с точки зрения подведения необходимой инфраструктуры. Где ещё более крупные заявки, мы ищем зародыши новых населенных пунктов и малых городов. Это сегодня очень важно для страны – это и есть освоение Дальнего Востока. Все это системно поддерживается и институционально, для этого создано, в том числе, Агентство по развитию человеческого капитала, которое начало работать и набирает обороты», – пояснял вице-премьер Юрий Трутнев, полпред в ДВФО.

Коллективных заявок, как уточнил министр по развитию Дальнего Востока, подано более 7500. В начале марта АРЧК провело опрос среди примерно 700 участников программы «Дальневосточный гектар» — и почти половина из них (47 процентов) заявили, что готовы объединяться для совместного обустройства. Самые крупные «конгломераты» насчитывают несколько сот участков, на которые уже есть заявки, и для них как для будущих посёлков уже начали выбирать имена.

Это, на самом деле, тоже уже было. Понимая, что поодиночке вырывать людей из привычной среды – не лучший вариант (если только речь не шла о тех, кто сознательно искал новой обстановки), ещё царское правительство в конце XIX века переселяло людей на Дальний Восток сразу деревнями. Так, например, появились в будущем Приморском крае целые украинские сёла, которые выглядели совершенно так же, как на Полтавщине или Сумщине, и речь там многие годы использовалась тоже преимущественно украинская. Украинцев тогда перебралось к берегам Тихого океана более 100 тысяч человек. Кстати, крестьянам предоставляли тогда наделы в 100 десятин (109 гектаров) – тогда как в центральных губерниях средний надел составлял лишь несколько десятин; на Украине – чуть больше, но величина всё равно была несравнимо меньшей.

«Это вполне рационально – в том числе с точки зрения человеческой психологии. Представьте себе человека, который загнан с женой, двумя детьми и бабушкой в хрущёвку – пусть даже в центре Москвы? Если есть друзья, какая-то общая объединяющая организация – можно и переселиться, и коллективным трудом создать что-то. Ведь как возникали сибирские города и посёлки? Казачьи отряды, купцы и – что уж таить, беглые каторжники, не без этого – основывали поселения, и некоторые из них сейчас уже чуть ли не города-миллионники», — подытожил Межевич.

И всё-таки… что я потеряю, если стану переселенцем XXI века?

Сейчас, разумеется, нет большинства из тех проблем, с которыми сталкивались переселенцы века девятнадцатого. Инфраструктура вполне развита – это в 1883 году везти людей с Украины приходилось на пароходах из Одессы, через малярийные тропики, потому что Транссибирская магистраль была достроена только четвертью века позже. Сейчас Москву и Владивосток разделяют всего лишь девять часов полёта на самолёте, а не недели пути в трюме парохода или даже железнодорожном вагоне, влекомом чахоточным паровозом. Крупнейшие города Дальнего Востока неплохо развиты: если вы не убеждённый сторонник точки зрения «меньше пяти миллионов жителей – это деревня», то за радостями большого города можно наведываться в Хабаровск («столицу» ДВФО) или великолепный Владивосток. Последний, кстати, сильно преобразился перед знаменитым саммитом АТЭС 2012 года. Там, например, появился театр оперы и балета, который недавно получил статус «Приморской сцены» Мариинского театра, и фигурирует в таком качестве на сайте «материнского» учреждения. А ведь когда-то один знакомый автора этого текста, перебравшийся с берегов Японского моря как раз в Петербург, в качестве одного из доводов называл именно то, что «там даже в театр нормальный не сходить».

Разумеется, всё это не означает, что жизнь получателей «дальневосточного гектара» обязательно будет лёгкой, а все их инициативы – успешными. Чтобы вести бизнес, в любом случае нужен особый склад характера, а уж для того, чтобы осознанно ехать за тысячи километров, чтобы осваивать новые территории, требуется и вовсе быть по-хорошему немного не от мира сего. Впрочем, как показывает история, благодаря таким людям всегда и свершались все великие события.

Подготовил Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!