74.3$ 90.3€
2.31 °С
Новости Все новости

Пустота хуже воровства: Блокадной подстанции придумали пути дальнейшего развития

10 ноября 2016 | 20:59

На очередном мероприятии из серии «Градозащитных вечеров» общественники, градозащитники и руководители культурных учреждений города разработали пути приспособления Блокадной подстанции на Фонтанке к будущему. Они сошлись на том, что главное – не допустить превращения спасённого здания в «заброс» и «долгострой», пусть даже окончательно договориться о дальнейшем его использовании не удалось. Однако, как выяснил корреспондент «Диалога», существуют вполне конкретные предложения – при этом не противоречащие друг другу.

«Возрождение утраченных смыслов»

Напомним, что борьба за сохранение здания бывшей тяговой подстанции № 11 «Центральная» (расположенного по адресу набережная Фонтанки, 3А) длилась более восьми лет. Компания Royal Gardens Hotel (затем перешедшая под крыло ЛСР) собиралась построить на этом месте 6-этажное здание гостиницы, вложив в проект – в первую очередь для выноса ТП из строения – значительные средства. Заключения экспертов и решения Совета по сохранению культурного наследия были противоречивыми. В итоге уже в 2016 году Блокадная подстанция – прозванная так потому, что одной из первых дала ток в контактную сеть городского электрического транспорта при возобновлении его работы ранней весной 1942 года – была признана региональным памятником. Соответствующее экспертное заключение было одобрено Советом по сохранению культурного наследия. Координатор общественного движения «Живой город» Юлия Минутина отметила, что история борьбы за сохранение Блокадной подстанции очень важна как для градозащитного движения в Петербурге, так и для города в целом.

«Мы имеем дело с возрождением новой памяти, новой петербургской мифологии – в хорошем смысле слова. На наших глазах, начиная с 2009 года, происходило восстановление утраченных смыслов нашего с вами городского пространства, и точкой их кристаллизации стала именно Блокадная подстанция на набережной Фонтанки, 3А. Для нас важно, что сейчас ситуация изменилась, но та память и значение, которые она успела приобрести за эти годы, никуда не денутся. Теперь нужно подхватить эту эстафету и продолжить осмысление городского пространства», — выразилась Минутина.

Эта подстанция была построена в 1932 году, и на протяжении остальной части XX века исполняла свою роль – питала электричеством контактную сеть городского электрического транспорта в Центральном районе. По словам Минутиной, здание было возведено фактически по типовому проекту, представляющему собой хороший образец конструктивистской архитектуры. При этом строение, считают градозащитники, довольно неприметно и аккуратно вписано в ряд зданий на набережной Фонтанки, соседствуя с Большим петербургским цирком. Но главным общественники считают не архитектурный облик здания, а роль, которую оно сыграло в обороне Ленинграда и выживании города. В 1995 году на фасаде появилась мемориальная доска.

«Нашей задачей было восстановить эту память – напомнить городу и его жителям о значении этого события (пуска трамвайного движения в Ленинграде 15 апреля 1942 года – ИА «Диалог»), и для этого проводились пикеты, которые невозможно сосчитать, и различные мероприятия, связанные с «блокадным календарём». Мы отмечали и дату начала блокады – 8 сентября, и 9 мая, и январские дни прорыва и снятия блокады, и годовщину запуска трамваев, и 8 марта, когда (в 1942 году – ИА «Диалог») возобновилось движение грузового трамвая по улицам Ленинграда», — добавила Минутина.

«Здание безусловно должно стать музеем»

Собственно, теперь будет необходимо найти новое применение для здания на набережной Фонтанки. Роль подстанции оно, конечно, исполнять уже не будет никогда – оборудование вывезено (и, как пояснили специалисты, с большой долей вероятности уже сдано в переработку как металлолом), да и заменено согласно договору с инвестором: в своё время одним из условий заключения соглашения с ним был вынос мощностей «Горэлектротранса».

«В данный момент более не работает как подстанция – и возникает очень важный вопрос: что делать дальше, какие есть варианты его использования? Градозащитники, конечно, хотели бы добиться не только той победы, которая уже есть – мы отстояли это здание, оно не будет снесено, но не будет ли оно стоять, как у нас часто бывает, в запустении и без какого-нибудь использования?», — сказал заместитель председателя Петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Александр Кононов.

«Нужно убедить город, что слова потенциального застройщика о том, что здание использовать невозможно – это неправда», — добавила Минутина.

Собственно, идеи по поводу дальнейшего использования этого объекта уже были озвучены не раз. Одним из предложений было передать здание в пользование Музею обороны и блокады Ленинграда под одну из экспозиций, связанных с историей Великой Отечественной войны. Однако руководство этого учреждения с сожалением отмечало, что Блокадная подстанция не очень для этого подходит.

«Для большинства петербуржцев – и для меня – безусловным является то, что здание Блокадной подстанции должно рано или поздно стать музеем. Кто станет его владельцем, какой музей будет располагаться в его стенах – другой вопрос: будет ли это Музей обороны и блокады Ленинграда, или музей истории нашего замечательного цирка, или же филиал музея «Горэлектротранса»? Для нас частнособственнический инстинкт в данной ситуации не важен. У Музея обороны и блокады Ленинграда экспозиция – это весь город, все здания, которые пережили войну. Нам важно, чтобы тот, кто окажется пользователем стен Блокадной подстанции, бережно отнёсся к истории этого здания. Главная победа сейчас – в том, что эти стены удалось отстоять», — отметил директор Музея обороны и блокады Ленинграда Сергей Курносов.

«Цирк хочет услышать мнения и пожелания общественности»

Другим возможным (более того – вероятным и заинтересованным) пользователем Блокадной подстанции является Большой государственный цирк Санкт-Петербурга, который находится в соседнем здании. Его директор Михаил Смородкин рассказал, что учреждение было заинтересовано в провале проекта по строительству отеля на месте Блокадной подстанции не только по моральным причинам, но и по вполне практическим соображениям.

«Я понимаю переживания общественных организаций за памятник. Любое здание, любой клочок земли в Ленинграде пережили ужас войны – в том числе и подстанция. Мой дед тоже пережил блокаду, и у меня много старших товарищей, которые испытали то же, их рассказы я всегда слушаю с болью в сердце – и понимаю, насколько важно, чтобы эта память не забывалась. Каждый год на 9 мая мы приглашаем в цирк ветеранов… но с каждым годом их приходит, к сожалению, всё меньше и меньше. Когда-то их, увы, не останется вовсе – но память о великом подвиге ленинградцев должна жить вечно, поэтому я абсолютно разделяю вашу точку зрения по поводу сохранения этого памятника. Но, как говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло – благодаря усилиям общественных организаций и простых петербуржцев здание обрело статус памятника, и планы бизнесменов, которые хотели что-то там построить, провалились. Я не то чтобы злорадствую, потому что цель бизнеса – извлечение денег – тоже имеет право на жизнь, а ваша цель – защита памятников; эти устремления сошлись в споре, и вы победили – я вас поздравляю и полностью разделяю вашу точку зрения», — заявил он.

По словам Смородкина, администрация цирка внимательно следила за интересом строительных корпораций к зданию ещё и потому, что её пугала возможность получить стройплощадку в общем с подстанцией дворе. Граница земельного участка, занимаемого Блокадной подстанцией, проходит ровно посередине этого двора, и в случае начала строительных работ цирк был бы «заперт» со стороны тыла, где располагается погрузочная зона: через неё проходят большие грузы вроде декораций и клеток с крупными животными.

«В таком случае нам пришлось бы грузить их либо через парадный вход – через двери, разборка которых абсолютно исключена, потому что они охраняются КГИОП, либо через купол, который невозможно разобрать. Соответственно, цирк был бы полностью парализован, и использовать его по прямому назначению было бы невозможно. Город лишится стационарного цирка, если мы лишимся этого общего двора. Поэтому мы очень переживали за исход дела – и теперь, когда строительным компаниям Блокадная подстанция более не интересна, мы, конечно же, обратились к городу с просьбой передать здание цирку. И для того, чтобы мы могли сохранить зону погрузки, и потому, что за свою 140-летнюю историю цирк накопил огромную коллекцию экспонатов, связанных с работой великих артистов (в том числе – на полях сражений). В блокаду он был закрыт, но ещё до конца войны, в ноябре 1944 года, великий клоун Карандаш снова его открыл и давал здесь представления», — пояснил Смородкин.

Директор цирка пояснил, что после окончания ремонта цирк нарастил популярность – а значит, и финансовые возможности, и вполне способен принять здание Блокадной подстанции на баланс, а также его отреставрировать с соблюдением требований КГИОП и предложений общественников. Чётких планов и тем более проекта реконструкции у цирка пока нет (поскольку решения о передаче здания тоже пока не существует, и тратить на разработку документации деньги государственное учреждение не вправе), но Смородкин предложил совместить в рамках здания экспозиции по истории блокады и цирка. Общая площадь строения – около 4000 квадратных метров – в теории это позволяет: можно было бы, например, переднюю часть здания (половину или 70 процентов площадей, указал Смородкин) посвятить блокаде, остальное – использовать для задач цирка (например, мелкие помещения на последнем этаже можно применять, вероятно, только как административные).

По его словам, администрация цирка уже распорядилась (по просьбе «Горэлектротранса»), чтобы охрана патрулировала периметр здания, а также направила на него видеокамеры — дабы не допустить проникновения в подстанцию нежелательных лиц. Финансовые затраты на реализацию проекта пока, естественно, не просчитаны, но речь может идти о сумме порядка 250-300 миллионов рублей, отметил руководитель цирка.

«При поддержке министерства культуры мы обращались к правительству Петербурга и Георгию Полтавченко лично; насколько мне известно, он дал поручение проработать этот вопрос, и сейчас он находится на стадии разрыва инвестиционного соглашения, которым эта подстанция обременена. Если условия будут сняты, а финансовые отношения с бизнесменами – урегулированы, то мы надеемся получить поддержку города. Если наша мечта сбудется, то мы хотим услышать мнения и пожелания градозащитных организаций и общественности по поводу будущего подстанции. Вы уже сделали большое дело, добившись для здания статуса памятника: как директор учреждения, у которого находится в оперативном управлении памятник архитектуры, я знаю, что не могу его никак изменять без согласования с КГИОП – говоря по-простому, тогда меня просто посадят в тюрьму», — подытожил Смородкин.

«Концепция, проект, решение властей»

Общественный активист Михаил Дружининский на примере борьбы за другой исторический объект – остатки лаборатории Ломоносова на 2-й линии Васильевского острова – напомнил о том, какие действия необходимо будет предпринять для дальнейшего перевода Блокадной подстанции в новое качество. Общественникам потребуется разработать концепцию, затем – проект, заручиться официальным решением властей о новом статусе объекта. Кроме того, необходимо и юридическое обоснование. Понадобится и группа, которая займётся изучением документооборота – на случай появления неожиданных решений власти, идущих вразрез с направлением на сохранение подстанции – и «группа оперативного скандала». Такие группы у градозащитников, впрочем, имеются.

«Чтобы обосновать это, у нас существует законодательство: два основных закона, которые дают нам право претендовать на то, чтобы здание стало музеем, на юридических основаниях. Это федеральный закон «Об основах законодательства Российской Федерации в сфере культуры» и очень важный для нас на данный момент закон «О музейном фонде Российской федерации». Кроме того, имеется также городской закон «О политике в сфере культуры в Санкт-Петербурге» с изменениями от января 2016 года. Также встанет вопрос о том, будет ли музей государственным, частным или общественным; разумеется, государственная форма (учитывая тематику, связанную с блокадой) лучше всего», — добавила активистка движения «Охтинская дуга» Елена Малышева.

«Меня беспокоит одно – как бы это здание за время наших дискуссий не стало бесхозным. Можно было бы соединить здание с цирком – тем более что пристройка к Блокадной подстанцией, построенная в 50-е годы, в границы памятника не входит, и там, я уверен, можно было бы пробить проход. Кроме того, я спрашивал на Совете по сохранению культурного наследия – двор можно перекрывать сверху. Готовьте предложения! А вот часть, которая видна с Фонтанки, может быть интересна как часть экскурсионных маршрутов, посвящённых блокаде», — отметил депутат городского ЗакСа Алексей Ковалёв.

Специалистам, конечно, не удалось прийти к окончательному решению, которое можно было бы представить городским властям как консолидированную позицию общественников, цирка и музея. Для того, чтобы такой документ появился, решено было организовать рабочую группу. Как отметил Александр Кононов, комитет по градостроительству и архитектуре выдал архитектору Павлу Никонову (также входящему в президиум городского отделения ВООПИиК) поручение «подумать» о том, как можно приспособить здание Блокадной подстанции.

Добавим, что благодаря общественной кампании в защиту подстанции на Фонтанке удалось привлечь внимание к тому, что «блокадных подстанций» в городе ещё несколько. Одновременно с ТП № 11 в список объектов культурного наследия были внесены ещё четыре аналогичных объекта.

Подготовил Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!