74.9$ 89.8€
4.65 °С

Квесты в реальности (внимание, спойлеры!)

15 июля 2016 | 19:56| Как это?

В Петербурге квесты в реальности - давно не новый и уже довольно популярный вид отдыха. За пару лет они стремительно набрали известность, и теперь редко встретишь человека, который не участвовал в таких играх. Разве что наш любящий пассивные виды отдыха корреспондент Маша Всё-Таки. Она попробовала два вида таких развлечений – квесторию и квест «выйди из комнаты» – и описала впечатления.

Наверное, многие когда-либо хотели побыть кем-то другим или уйти в другой (не иной, хотя бывает и такое) мир, оказаться в непривычных незнакомых обстоятельствах. Я-то точно. Для тех, кто не хочет спойлеров, прекратите читать немедленно и знайте, что поучаствовать в обоих квестах стоит. Это интересно хотя бы в качестве нового опыта. Квестория больше подойдёт тем, кто любит общение, квест «выйди из комнаты» – тем, кого привлекают тайны и загадки.

Квестория «Ночь в музее»

Игра проходит в заведении «Сидрерия» на Моховой улице. В довольно просторной комнате сидят около 15 человек. Все в основном молодые люди, есть даже дети. Я пришла на игру вместе с нашим шеф-редактором Дашей.

Ведущий, худой и подвижный молодой человек, приветствует участников: «Сегодня я приглашаю вас сыграть в нашу замечательную премьеру, один из наших самых новых и самых «ролевых» квестов. Здесь каждая роль предполагает актерскую игру».

Перед каждым участником лежат карточки с общими правилами игры, в одной из которых сказано, что победить можно, найдя друзей и перехитрив врагов. Ведущий спрашивает, кто готов исполнить мужскую роль, и кто готов быть злодеем. Я соглашаюсь на оба варианта – какая разница? Даша говорит мне на ухо, что хочет быть Великим Инквизитором.

Предыстория игры такова: в некоем музее, где оживают персонажи, стали пропадать реликвии. Кроме этого, Нострадамус дал какое-то зашифрованное предсказание. Главное в игре – это достичь целей, указанных на специальной карточке каждого персонажа. Сделать это можно, договариваясь с другими участниками, обмениваясь предметами, совершая сделки, воруя и побеждая в поединках. Выигрывает тот, кто выполнил больше всех целей. Время игры – полтора часа.

Мне достаётся роль Монаха Григория, выдающего себя за царя. Даша (она очень удачливая) становится Великим Инквизитором. Среди моих целей: отправиться в прошлое и совершить революцию, подменить портрет царя Петра и сделать так, чтобы у императрицы Екатерины не оказалось орденов. Каждому выдаётся папка, в которой лежат бейдж участника и карточки с предметами и способностями. На моём бейдже написано «Монах Григорий», а в описании «По паспорту он – Григорий. Но утверждает, что он – Пётр, муж Екатерины и русский царь!». У меня есть соратники – Прошка и художник Рублёв. Первый может воровать какие-то предметы, а второй, так как проигрался мне в карты, должен помочь перерисовать портрет и вернуть долг.

Все участники встают в круг и знакомятся: по кругу произносят какие-то кажущиеся бредовыми речи. Даша, например, говорит: «Я Великий Инквизитор, и я вижу, что все вы погрязли во грехе. У вас есть ещё шанс, если вы поговорите со мной о ваших душах, то, может быть, Господь вас простит, и вы останетесь чисты сегодня».

Среди персонажей, кроме моих соратников и Великого Инквизитора, есть Брунгильда, Иван Грозный, царица Екатерина, Клеопатра, Археолог, Писатель, Смотритель, Помощник Смотрителя, пират Черная рука.

Я говорю, что я царь Пётр, буду ими править и защищать. Чувствую себя при этом очень глупо – люди вокруг незнакомые, а я так откровенно брежу.

— Самозванец! – включается в кажущуюся мне нелепой игру мой оппонент – девушка, играющая за царицу Екатерину.

Последним со всеми знакомится Смотритель. «Друзья мои! Во-первых, моё терпение лопнуло. Пятый год я прошу вас воздержаться от оскорблений, скандалов, драк, порчи имущества, а также взрывов, пожаров и наводнений. Отныне нарушителей отправляю в подвал или в полицию. Во-вторых, в нашем музее завелся вор, украдены ценнейшие реликвии. Надеюсь, вы поможете в поисках. В-третьих, прошу не поднимать панику из-за глупого предсказания Нострадамуса. Он давно в маразме. Ну, с богом», — читает текст с карточки девушка, играющая роль Смотрителя.

На одном из столов в комнате – машина времени (карточка, положив на которую три батарейки – тоже карточки — можно «переместиться во времени»). Что значит «переместиться во времени», я так и не узнаю, так как сделать это за время игры мне не удалось. На этом же столе стоит идол. Его, говорит ведущий, нужно потереть по голове, чтобы «что-то произошло». Рядом на стене вывеска «Колизей», где происходят «поединки». Любой игрок с карточкой оружия может «напасть» на другого и при выигрыше забрать у него понравившуюся карточку. Победитель определяется с помощью игры «камень – ножницы – бумага».

Первым делом решаю подойти к своему союзнику Прошке. Мнусь. Ситуация странная.

— Ээээ… Я собираюсь взять у Екатерины портрет Петра, потом пойти к Рублёву, и этот портрет перерисовать, чтобы там было моё лицо, а не Петра.

«Боже, что я несу?» — думаю.

Прошка – это, к слову, девочка лет восьми.

— Будем сообщниками? – говорит она мне.

Я понятия не имею, будем ли, и зачем это нужно, но соглашаюсь. Что происходит?

— Да. Но чем ты можешь мне помочь в этом?

— Эээ, — отвечает девочка, которая тоже, видимо, играет впервые.

Я не знаю, куда мне дальше податься и брожу по комнате. Подхожу к Даше. Её персонаж, кстати, никак не связан по сюжету с моим: в игре есть несколько сюжетных линий, которые не пересекаются. Спрашиваю, есть ли у неё что-то, что может мне помочь, но у неё нет.

Не знаю, что делать, продолжаю бродить. Люди вокруг общаются друг с другом. Я по очереди подхожу ко всем, кто мог бы быть мне теоретически полезен и пытаюсь выяснить, где портрет. Ни у кого из персонажей пока его нет. Прошка пытается сделать то же самое. Говорю с Рублёвым, за которого играет тихая женщина. Она тоже не понимает, что нужно делать. Пойдите, говорю, узнайте, что к чему. Они вяло уходят.

Ведущий бодро произносит: «Господа, очистили портрет королевы-матери! Смотрите, какой красивый получился». Ну что ж, поздравляю, но моего персонажа, а тем более меня, это совершенно не касается.

Подхожу к Екатерине.

— У тебя портрет? – спрашиваю.

— А тебе что? – отвечает она.

Ну вот и всё. Собственно, на этом и случается некоторый затык. Я знаю, что портрет у неё, так было написано в описании моего персонажа, но толку от этого нет никакого, потому что как договориться с соперником, у которого есть то, что тебе нужно? Никак. У неё портрет, у меня – нет. Прошка тоже не может ни забрать портрет, ни выкрасть. Может быть, мы просто ничего не поняли, потому что играли впервые. Время постепенно проходит. Большую его часть мне ничего не понятно. Хотя у меня есть ощущение, судя по тому, какое оживление и буйство эмоций я вижу у других участников (кроме своих подельников – Прошки и Рублёва), что большинство понимает, что в этой комнате к чему.

Тем временем императрица предлагает мне освидетельствовать портрет, сравнить с моим лицом. Я отказываюсь, говоря: давайте-ка, ребята, потом. Видимо, это её цель. Но она мой соперник, зачем мне помогать? Через некоторое время они догадываются, что всё можно сделать и без меня и делает это. Что после этого изменилось, я тоже не очень понимаю.

Я спрашиваю, где портрет, у всех, бессмысленно пытаюсь что-то на что-то менять и даже что-то на что-то меняю, но это оказывается для меня бесполезно. Какие-то персонажи подходят ко мне: «Есть шоколад?» — «Нет шоколада, есть ордена» — «Ордена не нужны, нужен шоколад».

В первый раз всё же сложно сориентироваться сходу. Пока суть да дело, проходит голосование за самую обаятельную и привлекательную, женятся Освальд и Брунгильда, Прошка кается в чужом преступлении, расшифровывается предсказание Нострадамуса, происходит конец света (остроумие 80 уровня: ведущий просто выключает свет в помещении). Ведущий объявляет «10 минут до конца игры» и вокруг начинают раздаваться громкие голоса «Где мои золотые клещи?», «У кого книга заклинаний?» — но ответа нет. Решаю подружиться с Екатериной, закосив под дурочку, но портрета у неё уже нет. К концу игры некоторые участники, и я в их числе, устают добиваться целей и садятся ждать «финального свистка». Он звучит. Все усаживаются, ведущий начинает разбирать сюжеты, узнаёт скольких целей кому удалось достичь.

Например, выясняется, что у Даши-Инквизитора были какие-то делишки с Лейлой, которая оказалась ведьмой.

— Вы будете её на костёр волочь? – спрашивает ведущий.

— Только волочь, но сжигать не будем, — отвечает мой начальник (всегда бы так!).

Главный преступник в игре, которого надо было вычислить Смотрителю, – Иван Грозный. С ним я, кстати, не соприкасалась по ходу дела вообще. Он крал экспонаты и клал награбленное под идола. Смотритель-таки вычислила преступника и посадила в подвал. Портрет Петра оказался у Помощника Смотрителя, до этого он был у Екатерины.

Кажется, действительно, в этот квест нужно заранее «воткнуться», поэтому с первого раза у меня почти ничего не получилось. Я выполнила только две цели, которые выполнились как будто сами собой, – без моего особенного участия. Игра скорее настольная, нежели ролевая – используются в основном карточки и разговоры. Все цели достигаются за счёт коммуникации. Многие моменты — что, по-моему, нехорошо — контролируются самими участниками: то есть битвы в «Колизее», например, можно проводить раз в 10 минут, но ведущий за этим не следит – запросто можно жульничать.

Комментарий Даши: В целом мне понравилось, но было трудно нормально въехать в процесс, потому что в обычной жизни я не привыкла обманывать, и не привыкла, чтобы меня обманывали. А там на блефе многое построено. Возможно, потому что играла в первый раз, доверчиво относилась к другим игрокам, а даже если что-то подозревала — не знала, как вывести их на чистую воду. Из-за большого количества людей в маленьком помещении быстро путаешься и забываешь, с кем уже говорил, о чём, какие у кого предметы есть, какие кому нужны, и так далее. Конечно, есть блокнот для записей, но в какой-то момент перестаёшь его использовать, чтобы не тратить время. К тому же, из-за большого числа игроков, как мне кажется, за отведённое количество времени не все успевают пообщаться со всеми, с кем надо, столько, сколько надо. Ещё, на мой взгляд, было бы хорошо, если бы до взрослых квестов не допускали детей. Мне как раз по сюжету приходилось взаимодействовать с персонажем, которого играла маленькая девочка, причём играть против неё, и это было слишком просто, а поэтому не интересно. Повторюсь, несмотря на то, что перечислила минусы, в целом мне понравилось. Я люблю квесты и игры, и этот был достаточно интересный и закрученный, без сюжетных «проколов» (или я их не заметила).

Квест «Полтергейст» (здесь особенно много спойлеров!)

Второй опыт – квеструм «Sensorica». На этот раз я иду туда с другой своей коллегой Аней. Нас встречает владелец «Сенсорики» Сергей Захарчук. Он рассказывает, с чего начиналось их дело.

«Сначала мы просто сами играли в эти квесты, ходили, смотрели. Что-то получалось, что-то – нет, что-то нравилось, что-то – нет. Потом решили попробовать сделать свой продукт, опираясь на следующие вещи: у человека несколько чувств и эмоций. Самых ярких две: страх и секс. Все остальные чувства – хорошие, но ровные, нет взрыва. Квест «Полтергейст» направлен именно на страх. Его аудитория в основном подростки. Им взрослое чувство пока не доступно, а адреналина хочется. Как правило, с детьми и подростками тяжело, потому то когда их шестеро – это капец. У нас есть целая сервисная бригада ребят, которые занимаются текущим ремонтом. Казалось бы, раз сделали и всё окей, но нет. Такая бригада всегда здесь находится», — говорит Сергей.

Дальше он просит нас надеть маски для сна или мешки и подойти к нему. Мы выбираем маски. Мешки – это для первого раза всё-таки слишком. Сергей берёт меня за руки и ведёт в темноту, в конце пути усаживает на диван и уходит за Аней. Я остаюсь одна и начинаю неотчётливо беспокоиться. Потом Сергей приводит Аню. Несмотря на то, что я её не вижу, мне становится спокойнее. Начинается звуковое приветствие, в котором голос под тревожную музыку рассказывает предысторию игры: мы агенты службы по расследованию дел о паранормальных явлениях, мы приехали расследовать смерть маленькой девочки многолетней давности, и на подъезде к дому, нас затянула в него неведомая сила. Очнулись мы запертыми. Включается свет, мы снимаем маски. Перед нами небольшая комната. Справа от дивана, на котором мы сидим, телевизор с игровой приставкой, напротив – пианино, слева – этажерка, посередине – стол со скатертью. Вначале, как и в квестории, тоже есть некоторое замешательство, но оно быстро проходит, потому что срочно нужно действовать и искать подсказки, а искать есть где.

Пока свет медленно включается, мы видим, что над нашими головами фосфорной краской написано «Под гаммой». Ясно, что что-то нужно сделать с пианино. По пути к нему поднимаю скатерть, там лежит мятая визитка Агентства паранормальных расследований. На ней номер телефона. По условиям, нам нельзя пользоваться мобильными, поэтому средство связи предстоит найти. Мы с Аней открываем крышку пианино, оно называется «Гамма». Ясно, что где-то в нем или под ним должна быть подсказка. Смотрим под пианино, хоть нас и предупредили, что пол и потолок не играет, и ниже и выше человеческого роста ничего искать не стоит. Я играю гамму на пианино, свет мерцает, слышен звук открывающейся двери. Свет включается. Мы оглядываемся и видим, что дверца шкафчика под телевизором отворилась. Внутри ящик, в котором лежат плюшевые пауки и пустые коробки от картриджей. Ничего полезного.

Мы начинаем раскладывать диван – вдруг в нём что-то есть. Но нас обрывает голос из динамика: «Я советую вам обыскать этажерку». Такая скорая подсказка раздражает, но мы принимаемся за этажерку. На ней книги, которые мы внимательно осматриваем, перелистываем. Ничего интересного. За этажеркой Аня находит привязанный фотоаппарат. Снимков-подсказок внутри нет. Потом пытаемся щёлкнуть комнату – не выходит. Когда в очередной раз гаснет свет, замечаем надпись «Главного глазами не увидишь». Смотрим на всю комнату через фотоаппарат, но ничего нового не видим. Я говорю Ане, что если в этой комнате что-то видно только через фотоаппарат, то это уж слишком современные технологии, которых в квесте, скорее всего, нет. Пока не понимаем, что с ним делать.

Аня замечает провод от телевизора, который тянется из-под шкафчика. Я вставляю вилку в розетку, телевизор включается. На экране – девочка, которая говорит, что поможет нам выбраться, если мы выполним какие-то её условия. «Теперь вы можете взять это!» — девочка указывает куда-то левее себя. Телевизор отключается сам собой, вилка выпрыгивает из розетки, что производит на меня большое впечатление. Кстати, технически квест сделан очень хорошо, за счёт чего получается очень атмосферным. Пианино играет само, свет гаснет сам, всё время доносятся какие-то звуки, всё движется, появляются предметы, открываются ящики, и всё это происходит так, как будто действительно в комнате хозяйничает полтергейст.

Я не понимаю, куда указала девочка, а вот Аня догадывается – на ящик. Там мы находим картридж. До этого в диване и в первом ящике с плюшевыми пауками я нашла два джойстика. Мы собираем приставку и вставляем картридж. Телевизор снова загорается. Девочка говорит что-то ещё.

Дальше мы не знаем, что делать, и снова вступает подсказчик. Он говорит чуть ли не прямым текстом, что на затемнённое стекло под надписью «Гамма» на пианино нужно смотреть через фотоаппапат. Мы делаем это и видим синие огоньки. Голос говорит: «Нужно сыграть мелодию по огонькам». Я начинаю, но у меня получается не с первого и не со второго раза. Потом свет гаснет и играть вообще невозможно – не видно клавиш. Над нами, видимо, решают сжалиться и включают свет. После удачно сыгранной мелодии мы видим, что скатерть на столе зажевало внутрь. Теперь мы можем раздвинуть стол. Там лежит череп и какие-то мячики. Слышен голос «Верните то, что взяли, туда, где оно должно быть». Я почему-то решаю, что вернуть нужно мячик, а не череп. Дверь открывается. Неужели это все?

Нет. Мы с Аней попадаем в коридор с тремя дверьми, где сам по себе ездит по кругу пылесос не включенный в розетку. В нём лежит трубка от городского телефона без базы. В комоде мы находим кость. Некоторое время мы не можем понять, что делать. Аня возвращается в первую комнату и находит там мобильный телефон. Мы вспоминаем о визитке и звоним по указанному на ней номеру с петербургским (что немного выбивает из истории) префиксом. Там нам обещают подсказывать. Мы некоторое время бродим из комнаты в комнату и пытаемся открыть запертые двери. На стене кровавые подтёки. Ничего не получается. Звоним за подсказкой, и нам говорят, как открыть дверь.

Мы входим в следующую комнату. Там – стоящая на бортике колыбель (это странно, потому что на видео девочке было лет 8). На шкафу – кукла клоуна. В комнате работает радиоприёмник, из которого звучит бодрая весёлая музыка, что добавляет тревожности. На стене над приёмником надпись «Дослушайте до конца». Но пока мы не понимаем, что дослушивать. Вспоминаю, что на визитке была написана волна: 95.5 ФМ, настраиваем её. Девочка что-то говорит нам. Мы не можем понять, что делать. Вмешивается подсказчик и говорит «Вам нравится наш клоун?». Клоуна, оказалось, нужно потянуть за нос: из шкафа высыпаются детские игрушки и третья кость. Дальше мы пытаемся-таки настроить радио, но нам приходится звонить за подсказкой, потому что оно перенастраивается само. Наконец, нам удаётся. Дальше для нас открывается «мир мёртвых» — проход в стене. Это, наверное, самая пугающая часть квеста – момент, когда нужно пролезть через дыру в стене в какой-то незнакомый иной мир. Голос девочки говорит «Возьмите всё, что вам нужно из мира живых». Мы берём три найденных кости и попадаем в тёмный коридор, пролезая в стену. Здесь на стенах светятся фосфорные черепа и кости и в целом уже ничего страшного нет. В конце коридора гроб, в котором лежит скелет. Нужно вставить три найденные кости в скелет и задача решена. Мы возвращаемся в «мир живых», и там нас снова встречает Сергей. Квест пройден.

В целом квест интересный и местами страшный. Час пролетел незаметно и в принципе у меня осталось ощущение, что я бы поиграла ещё час. Тем не менее, мне показалось, что сюжет можно было бы наполнить, напитать деталями и подробностями, а историю девочки прояснить. Мы ведь так и не поняли толком, что произошло и куда мы попали, хоть и выбрались оттуда.

Комментарий Ани: «При всей моей ненависти к квестам (не считая компьютерных), этот не вызвал во мне негативных эмоций — и это, наверное, для меня было самым главным. В какой-то момент я действительно выпала из реальности в попытках открыть какие-нибудь ящики и двери. Очень мешали подсказки, но те, о которых не просили — они сбивали, атмосферу это разрушало. Хотелось бы побольше каких-то загадок и историю чуть более запутанную. Даже так: хотелось бы прям историю, чтобы с развитием сюжета, как в компьютерном квесте. Тогда бы стало совсем хорошо».

Итого: Несмотря на одинаковое слово «квест» в названии, игры очень разные и аудитория у них очень разная. Какой бы банальной ни была эта фраза, я думаю, она – главный итог: я пойду ещё.

Подготовила Маша Всё-Таки / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!