73$ 85.7€
7.75 °С
Новости Все новости

«Интеллект стоит дороже, чем сырьевые продукты»: в чем проблема с интеллектуальной собственностью в науке

17 декабря 2015 | 09:37

Одной из тем для обсуждения в ходе IV Петербургского международного культурного форума стал вопрос прав на интеллектуальную собственность в науке и образовании. В чем суть проблемы, разбирался корреспондент ИА «Диалог».

В общем понимании термин «интеллектуальная собственность» означает закрепленное законом исключительное право автора на результат своей интеллектуальной и творческой деятельности.

«Мы придумали интеллектуальную собственность в начале 16 века для того, чтобы поддерживать творческую человеческую активность. Сейчас эта функция играет другую роль: конкуренции между государствами», – рассказал заместитель директора департамента науки и технологий Министерства образования РФ Сергей Матвеев.

Интеллектуальная составляющая играет на рынке новую роль. Теперь это в первую очередь продукт, который начал сдвигать товарную цену – интеллект стоит дороже, чем сырьевые продукты. Поэтому возникла идея обеспечения устойчивости национальной экономики: будем продавать интеллект, ведь ресурсы исчерпаемы. А само интеллектуальное право дает гораздо больше механизмов – оставить свою страну открытой для технологий или позволить развиваться самой.

«Пример, который поставит вас в тупик. Вот, мы все используем программное обеспечение на компьютерах. А ведь это прямое влияние на нас с вами, потому что перед употреблением продукта, мы соглашаемся на пользовательские правила использования продукта. И нам его не подарили и не дали в пользование на всю жизнь, а всего лишь позволили временно использовать. Подчеркну, что на этом программном обеспечении мы разрабатываем отечественные технологии, такие серьезные, как ракеты, самолеты и автомобили. Да и всё это происходит на фоне стремительного развития информационных и передовых технологий, когда любой контент гуляет по интернету без разрешения правообладателя, а на 3D принтере мы можем напечатать любую необходимую вещь», – констатировал Матвеев.

На сегодняшний день правовая конституция интеллектуальной собственности соответствуют международным правам и современным трендам. Задача российских университетов не просто выявить и зарегистрировать свой патент, а применить его так, чтобы он формировал рынок общих потребителей. Однако пока неизвестно какое право дает Роспатент правообладателю, чтобы он вышел на мировой рынок с такими продуктами, как нанотехнологии или биотехнологии.

Государственный сектор науки по количеству исследований и по деньгам стал меньше, чем бизнес-сектор (56% исследований). Впервые в 2014 году вузовская наука сравнялась с академической. В академии работают 66 тысяч исследователей, а в университетах – 62 тысячи. Правда в России сектор потребления инноваций слабый.

«Условия, в которых мы находимся, очень непростые. Они не являются какими-то катастрофическими, но все действия, которые выстраиваются, должны гарантировать заимствования одного и того же, повышая наш интеллектуальный капитал», – сказал руководитель российской практики в области интеллектуальной собственности Виктор Наумов.

Несмотря на то, что в России 70% финансирования науки сегодня обеспечивает государство, единого подхода к механизму закрепления прав на результаты интеллектуальной деятельности пока нет. А он важен, поскольку прежде чем распорядиться правами, их надо закрепить. Гражданский кодекс допускает любые способы закрепления прав – за исполнителем, за государственным заказчиком и даже совместное закрепление права. И получается, что по ряду ведомств доля интеллектуальной собственности, закреплённая за Российской Федерацией, составляет 95–100%, а по некоторым – всего 5–10%. Понятных и простых критериев принятия решения о закреплении прав за исполнителем или государством не выработано. Во многих ведомствах практикуется также совместное закрепление прав – количество таких случаев колеблется от 12% до 41%, и при совместном владении результаты интеллектуальной деятельности оказываются как «дитя без глазу».

«При закреплении прав возникает парадоксальная вещь: отдать права исполнителю страшновато, поскольку государство в таком случае «выпускает из рук» результат, который может когда-нибудь понадобиться. Достоверно сказать, когда такой случай наступит, никто не в состоянии. Да и в задачи государства не входит непосредственное управление имеющимися правами за исключением очень ограниченного набора случаев», – добавил Сергей Матвеев.

При существующих разрешительных нормах Гражданского кодекса ситуация неуправляема. Государство закрепляет права, а распоряжаться ими эффективно не может – во всём мире это дело хозяйствующих субъектов. Да и на стадии закрепления прав возникает большая проблема: с одной стороны, для этого нужны финансовые затраты, организационные усилия, с другой – и для поддержки, например, патентов нужно платить пошлины. Вот и получается, что государство из своего левого кармана перекладывает деньги в правый без какого-либо смысла.

Подготовила Кристина Колесникова / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!