74$ 89.6€
10 °С
Новости Все новости

Федор Горожанко: От машины вице-губернатора я откажусь

08 апреля 2013 | 11:11

Вскоре после отставки Сергея Козырева журналисты ухватились за новость: активист Федор Горожанко предлагает Смольному себя в качестве вице-губернатора по ЖКХ. Чего реально хочет создатель сайта «Заливает.СПб» от городского правительства, почему недоволен работой жилищного комитета и зачем вошел в «Гражданский комитет» партии миллиардера Прохорова, сам Горожанко рассказал «Диалогу».

Федор Горожанко

Федор, Вы весьма заметный ньюсмейкер, в особенности в марте были заметны, когда предложили себя Смольному в качестве вице-губернатора по ЖКХ. Недавно Вы получили ответ из Смольного, что Ваше предложения и предложения по ЖКХ «приняты к сведению». Удовлетворены ли Вы таким ответом?

С точки зрения трудоустройства, конечно, я не удовлетворен. Но если то письмо, которое я написал [Георгию] Полтавченко, в котором изложил свое видение жилищно-коммунального хозяйства города, если в Смольном это действительно приняли к сведению, то это прекрасно. Очень странно, что все это приняли к сведению в кадровом отделе, не в жилищном комитете или где-то еще. В любом случае, на эту отписку я пишу еще одно письмо. Надеюсь получить ответ «да» или «нет». Ведь в письме были предложения, а в конце вопрос: «Прошу Вас рассмотреть возможность взять меня на эту должность». Вот и хочу узнать, рассматривался ли в принципе этот вопрос.

Вы не боитесь получить ответ: «Вынуждены Вам отказать»?

Пускай. Я думал, что сразу так и ответят. Полагал, что зацепятся за какую-то формальщину вроде стажа. А в итоге в Смольном три недели писали три слова с одним предлогом. Не ожидал такого ответа. А может, они ждут моей реакции, чтобы принять окончательное решение (смеется).

Вполне возможно. В комментарии журналистам по поводу ответа из Смольного Вы сказали, что не намерены отступать от своей цели. Цель-то какая: желание занять должность или добиться изменений?

Естественно, что цели трудоустроить себя любой ценой у меня не было. Я вообще с трудом представляю себя в такой роли, чтобы ходить в Смольный каждый день на заседания…

Ходить не надо – возить на машине будут.

Нет, я от машины откажусь (улыбается). Смысл письма, конечно, был в другом. Я несколько лет бодался с [Валентиной] Матвиенко, с ее замами, по поводу текущих крыш, и всегда меня воспринимали как врага. Хотя вся информация, которой я располагаю, она объективна. Я мог бы туда добавлять своих размышлений, но все отчеты, которые я публикую, как это было на днях, конкретны. Я беру адресную программу ремонта, смотрю, что там должно было быть сделано, смотрю свои жалобы и сравниваю. У чиновников этой информации нет. Нет объективного видения проблем.

Я бывал во многих районных администрациях, есть чиновники, которые со мной общаются. Но они боятся публично признаться в этом. Так, несколько лет назад помощник главы Петроградского района хотел на моем сайте оперативно получать информацию. Я попросил его написать официальную бумагу, что на моем сайте появился официальный аккаунт района, чтобы не было никаких вопросов. Потому что часто я слышу от чиновников заявления, что «мы о Горожанко не слышали». В итоге бумагу мне тогда написали, но тот случай – исключение из правил. Официальная версия Смольного — что меня не существует. И проблем, видимо, тоже никаких не существует.

Чиновники боятся, ведь когда-то давно я сотрудничал с Сергеем Мироновым, теперь с Максимом Резником. Но я просто хочу улучшить сферу ЖКХ, вне всякой политики. Я долго ждал обещанных изменений со стороны властей, потом я стал сам делать предложения, половину моих мыслей чиновники просто украли, извратив их до неузнаваемости (как было с сайтом rem.gov.spb.ru). Потом мне сказали, мол, раз такой умный, иди сам во власть. И я пошел на выборы, у меня украли голоса. Но мне хочется влиять на ситуацию, потому что я вижу, что чиновники ЖКХ не справляются. И у меня есть своя программа действий.

Последний аспект темы «вице-губернаторства». Многие посчитали это пиаром.

Ну какой пиар?! Нет, таких планов у меня не было. Иногда я действительно хочу что-то распиарить, какой-нибудь очередной отчет или мероприятие, но журналисты любят выхватывать всякую лабуду. Они берут всякие мои твиты про что-то смешное, а серьезные поводы не берут.

В данном случае у меня была долгая история взаимоотношений с [вице-губернатором Сергеем] Козыревым, очень рассчитывал услышать от него ответы на 400 жалоб, думал, что у нас с ним будет диалог. В октябре мы встретились на Пятом канале, он ко мне отнесся в духе «Сиди пиши свои жалобы в интернетах, все это не имеет отношения к действительности». После этого я стал все поступающие на «Заливает.СПб» жалобы отправлять через Резника депутатскими письмами лично Козыреву. Предполагал, что когда он будет отчитываться перед парламентом, мы зададим ему парочку неудобных вопросов. Но вот он ушел.

Не из-за этого, наверное.

Ушел не из-за этого, хотя, думаю, и это повлияло. Думаю, когда в Москве принимали решение о его снятии, изучали и статистику жалоб. Так вот, когда Козырев ушел, я воспользовался случаем и написал в письме губернатору свои соображения о системных проблемах городского ЖКХ и о возможной кандидатуре будущего вице-губернатора. Это письмо я не афишировал, просто написал в твиттере, что отправил Полтавченко письмо. Потом уже стали звонить журналисты. Но цели делать из этого пиар не было.

И еще об уходах. Со сменой губернатора что-то в ЖКХ изменилось? Просто у нас все время принято критиковать власти, но с трудом можно предположить, чтобы при Матвиенко было «трубное дело».

И где это дело? Была история и с чердаками, где миллиард рублей был выделен, а программу провалили. В Смольном сами это признают. Георгий Полтавченко делал заявления, в релизах пишут, что «по личной инициативе Георгия Сергеевича массовые проверки». Но где хоть один человек, которому хотя бы пальцем погрозили? Я уже не говорю – посадили.

Как? У нас, как говорится, «есть посадки». И есть отставки. И есть люди, которые «притихли» после проверок. «Трубное дело», «мусорное дело»…

Это не результат. Конечно, трубы — это не совсем моя компетенция, но по жилищному комитету точно можно было бы завести несколько уголовных дел. Но, видимо, нет команды, что это можно делать. Я слышу только слова и обсуждения в СМИ. Были же обыски в жилищном комитете, потом была проверка из Москвы (Минрегион – ИА «Диалог»). Но проверка сказала, что все хорошо. Но тут же вице-губернатор [Василий] Кичеджи лишает зампредседателей премии. Я и задаю вопрос: вернут ли премию, раз проверка оправдала комитет? Это все показуха.

Еще о жилищном комитете. Из некоторых Ваших высказываний можно сделать вывод, что бывший глава комитета Юрий Осипов, работая в Минрегионе, «крышует» тех, кто отвечает за крыши. Есть какие-то конкретные основания так полагать, кроме предположений?

Юрий Осипов — это человек, с которым я боролся в «аномальные зимы», которого часто ловили на противоположных высказываниях. Теперь он на федеральном уровне курирует ЖКХ. Я выкладывал на сайте информацию, что Осипов в марте 2011 года защитил диссертацию на тему «Повышение эффективности управления капитальным ремонтом жилищного фонда крупного города». Это в тот год, когда у тебя все программы ремонта провалены и течет треть городских крыш!

И я считаю, что он и прежний губернатор должны отвечать за все, что происходило. Но они сейчас на федеральном уровне, поэтому и нет хода этим делам. И теперь очень подозрительно, что жилищный комитет проверяет его бывший председатель. Но я Осипова ни в чем не обвинял, я высказал сомнения в беспристрастности такой проверки.

Подозрения, но не обвинения. Понятно. Но что-то же изменилось в лучшую сторону при Георгии Полтавченко?

Погода изменилась в лучшую сторону. Последние две зимы у нас почти без снега.

Это уже неплохо.

Но сама система не изменилась, я сужу по своим данным. Хотя выборка у меня уменьшилась, обращений стало меньше, 400 жалоб, потому что погода лучше. Раньше было 3 тысячи за зиму. Но процентное соотношение жалоб по районам осталось таким же. Никаких изменений в сторону публичности и открытости я тоже не вижу. Все решения принимаются на закрытых заседаниях, потом люди по факту обо всем узнают. Хотя жилищно-коммунальная сфера такова, что необходимо привлекать к контролю за ней именно собственников. Государство не справляется, а люди заинтересованы, но их не подпускают.

Возвращаясь к крышам. Согласно статистике «Заливает.СПб» с 1 ноября по 1 апреля в 322 домах протекли крыши. Эти жалобы куда-то направлены? Губернатору, в правоохранительные органы?

Да, каждая жалоба мною была лично распечатана, подписана Резником и направлена в Смольный. На каждое обращение уходит куча времени и пять листов бумаги, но я делаю это каждую неделю, хожу в ЗакСобрание, где у меня уже есть своя отдельная полка с документами. Но обычно приходят отписки. Например, такие. «По Вашему обращению проведена проверка, в ходе которой выявлено, что заявитель живет в четырехэтажном доме на 4-м этаже в 2-х комнатной квартире, протечек нет». А мне, например, звонит женщина, которая подала жалобу, и удивляется: «Что за ответы такие? Я живу в 3-х комнатной квартире, и льет как из трубы». Сейчас я на сайте делаю личный кабинет для людей, которые уже обращались, там будут выложены сканы всех ответов, и мы устроим обратную связь: если они удовлетворены ответом, то я поставлю себе «галочку». А если они не удовлетворены, то будем писать повторные обращения. И по каждому случаю я снова буду отправлять документы.

С 1 ноября прошлого года я передал уже 362 жалобы, на днях я сверил их адреса с программами ремонта на 2012 год, и выявилось, что из этих жалоб 91 дом был в адресной программе. Значит, ремонт или не делали, или украли на нем хорошо денег. Эта информация направлена для проверки в прокуратуру.

Как это подано? «Сообщение о преступлении»?

Нет, я не говорю о преступлении. Я пишу, что возможно эти ремонтные работы выполнены с нарушением закона. А оценка – дело прокуратуры.

А Вы видите какую-то перспективу у этого заявления? Может, «крышное дело» появится?

Оно должно было появиться еще два года назад. Все предпосылки для этого были, и я об этом писал. Но, видимо, кто-то это дело сдерживает.

Может надо в заявлении указать многомиллиардную сумму ущерба, и у органов сразу интерес появится?

А сумма ущерба там не маленькая. Например, упомянутая мной программа нормализации тепло-влажностного режима чердаков, – миллиард рублей. Текущий ремонт крыш на 2012 год – миллиард рублей. В предыдущие годы, когда был [Михаил] Осеевский (с 2003 по 2012 год — вице-губернатор Петербурга — ИА «Диалог»), он, кстати, включил и мои адреса в программу, так там около 8 миллиардов рублей стоимость была. Я не могу говорить, что все повально плохо, но половину, мне кажется, могли и растащить.

Еще о миллиардах, точнее миллиардерах. Вы вступили в «Гражданский комитет» партии Михаила Прохорова. Что это Вам дает?

Пока мне это ничего не дает. Мои друзья любят пошутить про Прохорова, что там какие-то огромные деньги крутятся… Нет, денег нет. Просто я сотрудничаю с Максимом Резником. Он теперь стал сторонником «Гражданской платформы». Он пригласил меня вступить в «Гражданский комитет» партии. Я, скорее, сторонник не Прохорова, а Резника.

Пока я не знаю, чем буду заниматься в «Гражданском комитете». У нас было два заседания, мы пока знакомимся.

Доведем до абсурда: если Резник, вдруг, полюбит Владимира Путина, Вы тоже полюбите Путина?

Нет, конечно. Прежде чем Резник пошел в «Гражданскую платформу», он это со всеми обсуждал, и со мной лично обсуждал. Он сказал, что нужна все-таки опора, структура, в которой можно развиваться. У нас все же есть какие-то амбиции. Может быть, я в выборах буду участвовать. Выслушав доводы Резника, я согласился. Но никто палкой не гнал меня. Просто на том политическом безрыбье, что у нас есть, и рак – рыба.

Слышал от многих сторонников Резника, что они не в восторге от сотрудничества с Прохоровым. Тем более, два года назад, Резник совсем по-другому оценивал миллиардера.

Есть такое. История с «Правым делом» на думских выборах, потом затишье Прохорова после президентских… Когда я узнал о «Гражданской платформе», я тоже был сначала удивлен: как народ третий раз поведется на политика Прохорова. Но, послушав людей, которые в этом участвуют, я решил: стоит попробовать. Тем более, участие в «Гражданском комитете» не требует членства в партии. Я в любом случае, ничего не теряю. Но если получится сделать мою общественную работу более эффективной, то почему нет?

Беседовали Василий Романов и Максим Кузнецов / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!