73.7$ 89.2€
-6 °С
Новости Все новости

«Завтра там будет ещё веселей»: политологи и экономисты об итогах 2020 года и перспективах 2021

30 декабря 2020 | 12:00| Политика

Накануне наступления нового года, который должен сменить оказавшийся для всего мира очень тяжёлым 2020-й, петербургские политологи и экономисты поделились своим мнением о главных итогах прошедших 12 месяцев – и о том, чего Петербургу, России и всей планете ожидать после 1 января. Как отметил директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников, даже без учёта пандемии год был достаточно интересным с политической точки зрения: он начался отставкой правительства, продолжился принятием Конституции в новой редакции и серией избирательных кампаний – в том числе в Ленинградской области.

Экономика и общество: «Ночь простоять да день продержаться»

«В этом году мы живём под девизом из «Мальчиша-Кибальчиша»: «Нам бы ночь простоять да день продержаться. «Ночь» мы уже простояли – и стране, и городу в тех условиях, которые были, это удалось сделать. <…> Я многие годы участвовал в различных круглых столах и телевизионных программах с представителями бизнеса, и всё время звучал один и тот же призыв: «Пусть государство оставит нас в покое – мы будем работать, мы всё сделаем, как надо». В этом же году мы всё время слышим от разных представителей бизнеса: «Вы ещё нас не заметили! Нам не помогли!» Я на это указываю не из ехидства, а говорю, что нам ещё предстоит выстраивать реальные отношения между бизнесом и властью, чтобы там, где это нужно, власть помогала, а в других случаях – оставляла бизнес в покое», – указывает политолог Юрий Светов.

Экономист Дмитрий Прокофьев указывает, что в стране упала абсолютная величина собираемого НДФЛ, а значит – доходы граждан сократились вопреки всем мерам помощи. Если при этом в относительных величинах собираемость налогов увеличилась – значит, у людей меньше остаётся денег на бытовое потребление, а у бизнеса – на инвестиции.

«Здесь получился определённый «клинч» между интересами федерального правительства (и бюджета, который был ориентирован на сохранение валютной выручки, сокращение импорта и фактически на снижение потребления, дабы сохранить выпадающие валютные доходы) и регионов, для которых вопрос НДФЛ критичен, а малый бизнес – необходимая составляющая интересов. Если на местном уровне власти субъектов не могли игнорировать малый бизнес – и не игнорировали его – то на федеральном уровне на него закрыли глаза, рассуждая, что у нас есть нефть и газ, тяжёлая промышленность и товары первичной обработки, которые идут на экспорт, а всё остальное справится само», – указал он.

Президент Фонда «Республика», член Комитета гражданских инициатив Сергей Цыпляев отметил, что с боем курантов Кремля ситуация не вдруг изменится, и надвигающийся год надо рассматривать как серьёзное испытание на прочность – и для общества, и для власти.

«Год в целом был тяжелейший – и эпидемия, конечно, была существенным фактором, потому что она втащила мир в экономический кризис. Сейчас мы продолжаем медленно раскручивать этот процесс, и мы понимаем, что последствия будут преодолеваться ещё не один год», – считает Цыпляев.

В конечном итоге недовольство экономическими проблемами может отразиться на ходе и итогах намеченных на осень 2021 года выборах в Госдуму и ЗС Петербурга.

«Экономические проблемы будут серьёзно диктовать повестку дня, и это будет достаточно сложным образом отражаться на нашей выборной деятельности, потому что выборы – это всегда политический разогрев общества. Предстоящие думские выборы будут весьма непросты, как бы кто к ним ни готовился. Год не дал ответа на вопрос правительству о том, как оно видит дальнейшее развитие, как нам наращивать темпы. Приведу только одну цифру: за 10 лет российская экономика выросла на 8,8 процента, американская – на 16 процентов, китайская – на 101 процент, а мир в среднем – на 30 процентов. Как нам если не догнать, то хотя бы не отстать? Ответ на этот вопрос предстоит найти не только правительству, но и обществу в целом – а иначе наши принципиальные геополитические претензии не будут подкреплены экономическим и научно-техническим фундаментом», – отметил Цыпляев.

«Интересная особенность ситуации – в том, что, согласно опросам общественного мнения, люди очень боятся в первую очередь бедности. Генетически, видимо, общество боится воспроизводства тех самых отношений, от которых оно уходило тысячелетиями: таких, при которых есть небольшая кучка привилегированных людей и остальная «масса». Этого общество опасается – но размывание среднего класса приводит к тому, что смычки между бедными и богатыми нет; напротив, происходит разрыв», – указывает доктор политических наук, профессор СПбГУ Наталья Ерёмина.

Коронавирусные ограничения, по её словам, привели к тому, что из экономики «изымаются» не только деньги, но и люди. Согласно прогнозу специалиста, ситуация может стабилизироваться в 2022 году, но в 2021 – вряд ли.

Петербург и Ленобласть: «зебра полосатая»

Некоторые из коллег Юрия Светова и Сергея Цыпляева не склонны, однако, видеть во всём происходившем в последние месяцы один только негатив. Президент Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» в Санкт-Петербурге Александр Ходачек полагает, что Северная столица, по крайней мере, с экономической точки зрения пережила пандемию неплохо.

«Прошедшие события я бы расставил по принципу «зебры», поскольку и в политике, и в экономике у нас за этот год были и светлые этапы, и чёрные, которые были связаны с кризисной ситуацией и действиями естественных монополий. Начнём с того, что вовремя – и в том объёме, который предполагался – был утверждён бюджет Петербурга. Второе: несмотря на ситуацию кризиса, промышленность города продолжала устойчивую работу. <…> Если говорить о собираемости налогов, то, несмотря на непростую ситуацию по состоянию на ноябрь, мы получили по налогу на доходы физических лиц +4 процента», – сказал Ходачек.

Он добавил, что планы по вводу жилья тоже, вероятно, будут выполнены, и город получит около 3 млн квадратных метров; также, по его словам, решались проблемы обманутых дольщиков. Ходачек считает, что в сумме городское хозяйство Петербурга работало устойчиво, а совместные с Ленобластью мероприятия – по инженерной и транспортной инфраструктуре, оказанию социальной помощи ветеранам и многодетным семьям – проходили чётко.

Солонников парировал, что в 2019 году принимался бюджет города размером 700 миллиардов рублей, и власти планировали в самое ближайшее время довести объём до триллиона, тогда как теперь доходная часть городской казны сократилась – по сравнению с предшествующим годом – на 80 миллиардов. Ходачек считает, что Петербург ещё относительно легко отделался, и судить о «масштабах бедствия» лучше к марту, когда будут выполнены все платежи организаций, в том числе по налогу на прибыль: возможно, тогда ситуация окажется менее неприятной.

Дожить до прививки: как в Петербурге готовятся к массовой вакцинации от коронавируса

«Что касается чёрных полосок нашей «зебры», то надо отметить, что всеми пакетами помощи смогли воспользоваться всего 25 процентов малых и средних предприятий – и не всегда в этом была вина городского правительства. Также не очень хороший итог – неритмичная, скажем так, работа «Метростроя», и, когда я сравниваю эту сферу с Москвой, в которой в нынешнем году введено в строй 9 новых станций метрополитена, конечно, становится обидно за Петербург», – добавил глава петербургского центра ВШЭ.

Солонников привёл пугающую цифру: в стране за год закрылось 3 миллиона средних и малых предприятий. По его словам, это сильно ударило по Петербургу, где значительная доля экономики – как раз в секторе небольших компаний, особенно – в сфере услуг, которая в городе сильно развита. Или была развита, пока по ней не ударили коронавирус и вызванное пандемией фактическое прекращение работы туристической отрасли.

«Для Петербурга стала очень тяжёлым ударом эта дикая история с потенциальным закрытием баров, ресторанными ограничениями, потому что сфера развлекательного бизнеса в мегаполисах и больших агломерациях выполняет гораздо более важную функцию, чем создание рабочих мест и даже налогов. Ведь это та среда, где происходит интенсивный контакт, обмен между предпринимателями, инвесторами, маркетологами, инженерами… А ведь Петербург в этом году вошёл в мировую тридцатку городов, наиболее привлекательных для этого инновационного класса – единственный из городов России, Москва туда не попала», – добавил Дмитрий Прокофьев.

Спасти рядового Повара: как Смольный и ресторанный бизнес оценивают ограничения для общепита

Ситуацию в Ленобласти оценил исполнительный директор Ленинградской областной Торгово-промышленной палаты Игорь Муравьёв. Он заявил, что меры поддержки, предложенные федеральными властями, не были достаточными, но в значительной мере помогли бизнесу. Также он отметил возникший, по его мнению, долгосрочный тренд на социальную ориентацию – и ответственность – бизнеса.

«Мы должны понимать, даже испытывая трудности, что есть группы людей, которым значительно хуже. Предприниматель в общественном сознании перестаёт быть куркулём, который только отовсюду тащит деньги, давит партнёров и сотрудников. Это та история, когда мы все работаем вместе», – пояснил исполнительный директор ТПП. По его словам, организация собирала компьютеры (700 штук) для детей из малообеспеченных семей, а также помогала закупать аппараты искусственной вентиляции лёгких для больниц.

Политика: коронавирус как отец кандидата «против всех»

Как отметили специалисты, в нынешнем году как никогда были высоки ожидания, направленные на власть всех уровней – Петербурга, России, да и других стран – поскольку впервые за долгое время мир столкнулся с угрозой, которую можно без преувеличения назвать глобальной. Практически с начала года жизнь перешла в «чрезвычайный» режим.

«Мне кажется, что в нынешних условиях всё работало приемлемо. О власти обычно вспоминают, когда становится плохо – нет воды, отопления, электроэнергии – а когда всё нормально, жители воспринимают это как нечто само собой разумеющеюся, и не задают себе вопросов, какими усилиями для тех, кто обеспечивает жизнедеятельность города, это достигнуто. Поэтому я считаю, что результат хороший», – полагает Ходачек.

При этом недовольство действиями власти – которые не обязательно были связаны с противодействием коронавирусной инфекции – никуда не делось ни в городе, ни в целом по стране. Однако оно было приглушено и противоэпидемическими мероприятиями (среди которых был и запрет на массовые собрания), и обоснованным страхом перед инфекцией, и тем, что люди банально заняты в первую очередь решением своих экономических трудностей. В этой связи коронавирус в краткосрочной перспективе стал «союзником» властей, а вот в долгосрочной… ситуация далеко не столь однозначна.

«Уровень социального протеста – и в Петербурге, и в России – никуда не делся. Но хабаровская история – единственная, которую можно назвать политическим протестом, потому что там напрямую звучали голоса «Путина в отставку». Такого мы больше не видели, и понятно, почему – государство вернулось как фактор стабильности. Раньше действовали принципы типа «не мешайте нам работать – мы не лезем в ваши дела», «мы не ходим на выборы, а вы не увеличивайте количество проверок», и так далее. Сегодня очевидно, что государство превратилось в фактор не только макроэкономической и макросоциальной стабильности, но и микроэкономической стабильности домохозяйств. Запрос на активный протест ушёл, так как активный конфликт с государством воспринимается как нерациональное поведение», – полагает доктор социологических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) Дмитрий Гавра.

С политической точки зрения определённые надежды – и сомнения – накануне намеченных на осень выборов в Госдуму и ЗС концентрируются вокруг избирательной системы. В Петербурге, напомним, не так давно сменился руководитель Горизбиркома – на этот пост была назначена Наталья Чечина. Впрочем, эксперты не склонны считать, что существовавшие годами «особенности» выборного процесса в городе на Неве вдруг исчезнут; кроме того, и помимо ГИК в политической сфере Петербурга в достатке проблем. Но и резких изменений ждать вряд ли стоит, считают специалисты.

«С точки зрения этих выборов, я считаю, мы не получим катастрофических, титанических сдвигов. Старые партии свои позиции хранят, хотя появятся и некоторые новые. Никуда не уйдут ниши, связанные с тем, что условно и Кремлю, и оппозиции нужно ещё и «Яблоко», но всё это означает, что экономической роли государства хватит на то, чтобы 2021 год прошёл без структурных сдвигов», – делает свой прогноз Дмитрий Гавра.

Международные отношения: выборы в США и Нагорный Карабах

Говоря о мировой политике, эксперты подчёркивают: сама по себе пандемия вряд ли действительно породила совершенно новые процессы. Однако она перетасовала приоритеты, а некоторые явления и тенденции подсветила, вывела на передний план, ускорила их развитие. Например, на американских выборах – без упоминания которых было никак не обойтись – косвенной жертвой ковида стал действующий на тот момент глава государства.

«Интересно, например, что именно в 2020 году была впервые доказана на практике теория «секьюритизации» в мировых масштабах – на глобальном уровне это произошло впервые, хотя раньше её уже применяли для оценок национальной безопасности. Теория предполагает, что угроза может быть мнимой или реальной, но это уже неважно – она становится реальной, когда её соответствующим образом интерпретируют, чтобы сделать её значимой и обсуждаемой, чтобы она казалась реальной – и в этом очень большую роль играет информационная составляющая. Именно в этом году мы наблюдали такое очень серьёзное информационное давление на публику, и впервые это произошло именно во всемирном масштабе. Раньше мы говорили о террористической угрозе, теперь – о том, что связано с ковидом», – высказывается Наталья Ерёмина.

Она отметила, что из-за обострения конкуренции между странами международные ограничения – направленные на пресечение сотрудничества – усиливаются, и это приводит к «развитию» инструментов этих ограничений. К санкциям, которые доселе были основным инструментом политики в этой части, добавляются барьеры, обусловленные необходимостью (действительной или мнимой) борьбы против распространения коронавируса.

Ковид всемогущий: как прошла большая пресс-конференция Путина

«В политике именно коронавирусный кризис нанёс очень тяжёлый удар по целому ряду лидеров популистского свойства, поскольку характерный подход популиста таков: «Мы решим любые ваши проблемы, разведём руками любые беды», – но когда наступает такой момент, выясняется, что правительства на самом деле могут очень мало. Самый яркий пример – это Трамп: уже казалось, что билет на переизбрание у него в кармане, потому что было десять лет непрерывного роста и 4% роста в прошлом году, перед началом кризиса… А потом – мощнейший удар: безработица в 25 процентов, спад экономики на 7 процентов; и мы видим результат: потеря авторитета и доверия. Такая же история в Белоруссии – и мы видим, что наше правительство тоже пострадало по этой части, поскольку наши граждане традиционно связывают с политическими властями сверхожидания», – указал Сергей Цыпляев.

Победа Джозефа Байдена на президентских выборах в США – конечно, новость неприятная для России, но, если подумать, никакой президент Соединённых Штатов (даже некогда столь любезный российским политикам и части общественности Трамп) не будет для нашей страны удобным. При этом она столкнулась с проблемами гораздо ближе к дому, подчёркивают политологи.

«Серьёзным кризисом – и рядом с нашими границами – стали события в Карабахе. Но здесь – тот нечастый случай, когда я скажу, что наша внешнеполитическая линия была выдержанной и правильной. Масса людей пыталась втащить нас в эти военные действия на стороне Армении, не задумываясь о том, почему вдруг мы должны заниматься решением армянского вопроса на азербайджанской территории. И то, что это удалось провести достаточно безболезненно и при этом авторитетно – это плюс, который надо записать себе», – отмечает Цыпляев.

Дмитрий Гавра полагает, что случившееся в Закавказье – часть (и симптом) более широкой проблемы, связанной с общим направлением политики Москвы на постсоветском пространстве. Вернее, её фактическим провалом, в первую очередь – в области идеологии, хотя и здесь при желании (и соответствующих осмысленных усилиях) из имеющегося в наличии лимона можно сделать хотя бы лимонад.

«Россия оказалась неспособна предложить соседям – своим бывшим собратьям по СССР – внятной модели будущего вместе с нею. Это, конечно, печальная история – но в условиях торжества глобалистов из США мы видим, что России теоретически есть что предложить – это (я употреблю жёсткий термин) «модель последней белой надежды». Это означает последнюю надежду, связанную с защитой традиционных конфессиональных ценностей – и в этом смысле союзниками России могут быть не только те силы, которые традиционно союзны ей, потому что живут на деньги наших налогоплательщиков, но и все, кто ищет защиты своей идентичности от «плавильного котла» неоглобалистов. Это позволяет играть на данном поле даже в таких зонах потерянного влияния, как, например, Прибалтика, которая рано или поздно увидит мигрантов, размывание традиционной идентичности и так далее», – считает эксперт.

Экология: от Шиеса до Куштау

Подобно тому, как природа в условиях вызванного пандемией снижения людской деятельности – экономической, транспортной, социальной – заметно оживает, что отмечали наблюдатели ещё весной, коронавирусная быль неожиданно вывела экологию на передовую социальной активности. При этом экологические вопросы набирают всё большее значение как фактор гражданской позиции, а через это – и как драйвер протестных настроений. В последние годы (в том числе – в 2020) было заметно, как несколько крупных проектов, сомнительных с природоохранной точки зрения, смогли сплотить людей, а затем перевести их недовольство в социально-экономическую и даже политическую плоскость.

«Мы видим, как экологическая повестка сначала визуализируется, затем медиатизируется, а потом, наконец, политизируется. Год назад мы имели Шиес, а в нынешнем – Куштау в Башкирии. Это был очевидный политический протест, который стал таковым, имея в себе экологическое основание. Растёт протестная самоидентификация россиян, связанная с природоохранной проблематикой. В этой связи интересна и реакция башкирских властей, которые солидаризируются с требованиями протестующих, и давят, в том числе, на федеральный центр в контексте мусорных полигонов и скандалов с разработкой ресурсов. С моей точки зрения, новый пост бывшего министра природных ресурсов Кобылкина – очень любопытный, потому что он, такое впечатление, будет «голосом» «Единой России» в контексте втаскивания на её знамёна «зелёной» повестки. Это вполне очевидный сигнал, связанный с выборами», – указывает Гавра.

При этом в Петербурге были и свои экологические взлёты и падения, подчёркивает Александр Ходачек.

«К отрицательным моментам уходящего года нужно отнести так и не состоявшееся введение единого оператора по обращению с твёрдыми коммунальными отходами – внедрение системы отнесено на более поздний срок, хотя соглашение с Ленинградской областью и подписано. К несомненным успехам же можно отнести передачу в федеральную собственность полигона «Красный Бор», и соответственное закрытие вопросов, связанных с ним. Это была экологическая бомба, но теперь эти проблемы решаются в большей степени», – уверен он.

Подготовил Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!