76.5$ 90.4€
6.06 °С
Новости Все новости

Гусарская баллада: как петербургский ветеринар стал кавалеристом французской армии

22 июля 2020 | 12:00| Общество

Житель Петербурга Николай Литвинов за последнее десятилетие успел поучаствовать в Бородинском сражении, отступал вместе с армией Наполеона из Москвы и воевал на стороне французов в Битве народов. Перемещаться из нынешнего столетия в XIX век ему помогает реконструкторское движение. Как мужчина готовится к участию в реконструкциях наполеоновской эпохи и чем должен обзавестись каждый уважающий себя гусар — в материале «Диалога».

Реконструктором Николай Литвинов стал в 2010 году – тогда в стране начали готовиться к 200-летнему юбилею Бородинской битвы и приглашали россиян на предстоящее торжество. 

«Мы хотели посетить мероприятие с семьёй как зрители, но потом я обнаружил, что в реконструкции можно даже поучаствовать. Подумал, почему бы не попробовать и не присоединиться к одному из исторических клубов? На сторону Наполеона попал случайно. Сначала обратился на сайт «Ахтырских гусар» – общества Вооружённых сил Российской империи, но они меня проигнорировали. Поэтому пошёл к «французам» — в клуб 4-го гусарского полка французской армии», — вспоминает петербуржец.

С тех пор он изучал исторические документы и учился верховой езде. До этого у Николая уже был небольшой опыт: в институте мужчина специализировался на болезнях лошадей и часто проводил время в конюшнях. Там постигал ветеринарное дело и иногда катался на животных. 

После записи в клуб реконструктор стал заниматься с лошадьми более профессионально – под присмотром наставников, среди которых были мастера спорта по верховой езде. Они объяснили новобранцу, как держаться в седле при маневрировании.

«Например, мы нередко используем исторические строевые сёдла, которые применялись военными для длительных поездок. Они имеют систему защиты – так называемые высокие передние и задние луки, которые лучше удерживают тебя, особенно при скачках и прыжках», – объясняет Николай Литвинов.

Также петербуржец научился находить подход к лошадям с разным нравом – ведь, по его словам, участники реконструкций никогда не знают, на какого коня им предстоит сесть сегодня: животных для исторических мероприятий предоставляют конюшни и частные владельцы.

«По правилам организаторам должны доставлять лошадей со спокойным нравом. Это нужно, чтобы мероприятие не превратилось в трагедию, когда лошадь кого-то затоптала или побежала в народ. Но иногда встречаются агрессивные или запуганные животные, которые совершенно не подготовлены к реконструкции с пиротехническими хлопками, выстрелами и взрывами. У меня бывали случаи, когда лошадь боялась даже звона сабли – сразу вставала на дыбы. И падения были. Какой ты «лошадник», если ни разу не падал с коня? Поэтому мы, реконструкторы, называем себя негласными каскадёрами подобных массово-зрелищных мероприятий», — говорит мужчина.

Реконструкции наполеоновской эпохи проходят по всей Европе – там, где в XIX веке успел похозяйничать французский завоеватель. Исторические клубы собираются в Испании, Италии – или, к примеру, в немецком Лейпциге, где в 1813 году проходила Битва народов. Там же — на юбилейном мероприятии — бывал и Николай Литвинов.

«Это было масштабное событие, в котором участвовало около 5 тысяч человек со всего мира. Ещё я регулярно посещаю мероприятия в Бородино, Вязьме и в Белоруссии: в Мирском и Несвижском замках, где Наполеон начинал своё вторжение в Россию. Кроме того, ездил на реку Березина поздней осенью – там в ноябре проходят «проводы» Наполеона из России после разгрома Великой армии. Так получилось, что я нахожусь в стане противника – и, естественно, на подобных мероприятиях мы всё время остаёмся побеждёнными. Но реконструкция – как «зарница»: должны быть выигравшие и проигравшие. Я к этому нормально отношусь, и в огромном мире исторической реконструкции всегда остаются приятельские отношения», – делится мужчина.

Да и цель подобных мероприятий – не в том, чтобы кого-то порубить или скинуть с лошади и стать победителем: участники реконструкций, напротив, стремятся не причинить вреда оппонентам и лишь «окунуть» зрителей во фрагмент истории.

Для этого гусары 4-го полка обзаводятся военной формой. К примеру, рядовому солдату положено иметь мундир, узкие штаны (чакчиры), высокий цилиндрический головной убор (кивер) и специальное украшение из перьев к нему (султан, он же плюмаж). Также реконструктору нужны сапоги и короткая накидка-куртка с меховой опушкой – ментик.

Стоимость подобного обмундирования, по словам Николая Литвинова, в специализированном магазине начинается от полумиллиона рублей. Но в идеале каждый реконструктор должен сам сшить на себя мундир. Использовать при этом можно только натуральные ткани, чтобы соответствовать исторической действительности. Поэтому никакой синтетики – только хлопок, лён, сукно и кожа.

«Я шил мундир в 2011 году по старинным лекалам, предоставленным нашим основным клубом из Франции. Это важно, потому что одежда той эпохи имеет другой покрой, который позволяет сохранять динамику кавалериста: в мундире гусар должен владеть рукой в полном радиусе. Представляете, если бы у нас в ментике были плечики? Тогда двигаться на лошади и фехтовать было бы невозможно!» — делится петербуржец.

Реконструктор добавляет: нужно, чтобы форма плотно прилегала к телу, ведь это не просто одежда для красоты, а настоящая защита военного. К примеру, к мундиру обязательно крепятся шнуры и латунные пуговицы, которые спасают наездника от рубящих сабельных ударов.

«Если вы посмотрите старые гравюры с гусарами, увидите, что у них ещё есть косички у виска – собственные или на парике. Они защищают щёчную и височную часть лица от удара саблей», — добавляет Николай Литвинов.

Оружие реконструктор и его коллеги из 4-го гусарского полка привозили с исторической родины Наполеона – с французского завода Klingenthal, который в XIX веке снабжал оружием армию Бонапарта. В наши дни там выпускают копии исторических сабель из более мягкой стали – для музеев и клубов.

«Сабля – тяжёлый предмет: средний вес – около 3-5 килограммов. Чтобы работать с ней, мы обязательно развиваем кисти руки и проводим физические тренировки: занимаемся фехтованием, рубим предметы – например, брёвна – или колем тюк сена. Попробуйте-ка во время мероприятия удерживать саблю на весу практически 40-60 минут, да так, чтобы потом хватило сил держать хотя бы ложку в руке!» – объясняет петербуржец.

Своим реконструкторским опытом Николай Литвинов делится с молодым поколением в специальной Школе гусара, которая работает при ДК «Песочный», «Суздальский», школе № 475 и колледже петербургской моды. Там ребят учат фехтовать, ездить на лошадях, танцевать на балах и разбираться в амуниции. Параллельно мужчина ведёт виртуальный проект: исторические данные и анонсы предстоящих реконструкций выкладывает в группе «Вконтакте»

«Одно дело – читать историю или смотреть на неё снаружи, но другое – окунуться самому. Задача нашей Школы – нацелить молодёжь именно на участие в истории, изучение правил этикета и культуры. Я не навязываю своим ученикам патриотизм – это чувство должно идти от души самого ребёнка», – заключает Николай Литвинов.

Беседовала Евгения Чупова / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!