70.6$ 79.4€
19.84 °С

Студенческие СМИ: о чем писали в прошлом и с какими проблемами сталкиваются сегодня

27 мая 2020 | 15:05| Общество

Современные студенческие издания – не скучные отчёты о вузовских конференциях и новости из ректората: в своих СМИ учащиеся рассказывают об общественных проблемах и размышляют о технологиях будущего, добиваются изменений в системе образования и даже пытаются влиять на политику. Иногда их издания перерастают в медиахолдинги при университетах или становятся независимыми. В том, какие трудности приходится преодолевать студентам в ведении таких СМИ, разбирался корреспондент «Диалога» – и заодно сравнил опыт нынешних учащихся с практикой прошлых столетий.

Политика

Сейчас:

В январе 2020 года Высшая школа экономики внесла поправки к внутренним правилам: учащимся и преподавателям запретили выступать с политическими заявлениями от имени вуза на страницах СМИ. Студенческие медиа же, которых в Вышке насчитывается около 30, потеряли право регистрироваться в качестве студорганизаций и получать ежегодную финансовую поддержку.

Такое решение университет принял из-за активной политической деятельности местного интернет-журнала Doxa, который, по словам представителей вуза, нарушил принцип «Вышка вне политики».

Прошлым летом издание стало освещать резонансные темы – например, о сексуальных домогательствах и митингах из-за выборов в Мосгордуму. Тогда же на сайте Doxa рядом с научными документами и экспертными интервью появились открытые письма студентов, сборы средств для борьбы с политическими преследованиями и инструкции о том, как помочь однокурсникам, задержанным на акциях протестов.

Редакторы журнала заявили: проводить черту между политикой и университетом нет смысла, потому что создавать демократию в вузе – то же, что формировать её за стенами образовательной организации.

Последней каплей стала статья о ректоре РГСУ, в которой студенты обвинили главу московского университета в плагиате диссертации. После неё, в декабре 2019 года, журнал попал под санкции – университет лишил его статуса вузовского издания и отказался нести ответственность за «скандальные» публикации учащихся, их «неоднозначные акции» и «общественно-политическую деятельность». Издателям посоветовали зарегистрировать Doxa в качестве самостоятельного СМИ и лично отвечать перед законом.

Раньше:

По словам профессора кафедры истории журналистики СПбГУ Юлии Балашовой, первые журналы в России можно смело называть студенческими: они появлялись при университетах, существовали на их средства и заполнялись в основном учащимися. Но о политике на страницах таких СМИ не было ни слова.

«Они носили научно-просветительский, научно-популярный характер, являлись дополнением к учебному процессу. Там студенты публиковали свои «опыты»: дипломные работы, магистерские диссертации, оригинальные сочинения», – отмечает эксперт.

В XIX веке студенческие издания начали превращаться в отдельный сегмент журналистики. Способствовали этому указы Александра I об автономии университетов: вузы стали сами определять учебные программы, выбирать деканов и ректоров, поощрялась самодеятельность универсантов.

После революции 1905 года университеты продолжили бороться за свои права, а учащиеся объединялись в клубы по интересам. Тогда же, говорит Юлия Балашова, в студенческие СМИ пробрались политические тексты – универсанты могли публиковать их под контролем преподавателей. Эти материалы не попадали в лапы российской цензуры, да и резонансными тоже не были. В основном же журналы при университетах оставались документами студенческой жизни: с обязательными отчётами о мероприятиях и заметками о деятельности кружков.

Последствия провокационных публикаций

Сейчас:

В апреле 2019 года студентки Киевского политехнического университета на официальной странице вуза в Instagram сделали серию публикаций, посвящённых конкурсу «Мисс физмат КПИ – 2019». Организаторы опубликовали фотографии конкурсанток (в том числе несовершеннолетних) в нижнем белье, с наручниками, ремнями и плётками. Так студенты, по данным РИА Новости, хотели показать, что красивые девушки не обязательно глупы, ведь они участвуют и в интеллектуальных конкурсах.

Пикантная инициатива к успеху не привела: организаторов попросили удалить материалы с университетского ресурса и вызвали в деканат. В вузе же начались проверки: Ирина Суслова (на тот момент – депутат Верховной Рады), направила обращения в министерство образования и ректорат КПИ и потребовала разобраться в ситуации.

Другая резонансная история началась в мае 2020 года: издание Doxa опубликовало статью выпускницы МГУ о домогательствах преподавателей на филологическом факультете. Журналистка рассказала истории студенток, которые, по её данным, стали жертвами насилия.

И хотя, с одной стороны, это вызвало дискуссию о новых вузовских правилах, которые могли бы защитить учащихся от домогательств, с другой выяснилось, что некоторые историй в публикации были выдумкой. Фигурировавшие в материале герои заявили: автор исказила их слова и использовала без согласия.

Одной из таких девушек оказалась студентка третьего курса филологического факультета МГУ Анастасия Погарская. Doxa писала, что профессор Сергей Князев, который уволился из университета в связи со скандалом, на одном из экзаменов предлагал ей «достать конфету из кармана своих штанов». Но сама Анастасия в публичном видеообращении к студентам и читателям Doxa опровергла информацию о подобном инциденте.

«Я никогда не подвергалась сексуальным домогательствам. Дайте мне спокойно спать по ночам без чувства вины за то, что мои слова, понятые неверно, могли испортить карьеру человека. Вам удобнее считать, что я жертва, но это не так. Несите ответственность за свои слова, предъявляйте настоящие доказательства и думайте о том, что боль, причинённая другим людям, не может являться оправданием никакой идеи – даже самой высокой», – сказала в обращении студентка.

Раньше:

К серьёзным последствиям в 1960 году в Германии привели статьи выпускницы Вестфальского университета имени Вильгельма Ульрики Майнхоф. Со страниц леворадикального молодёжного журнала Konkret девушка призывала студентов бороться с отсутствием демократии в стране и непрекращающейся войной во Вьетнаме. В том числе Ульрика писала: необходимо переходить от митингов к революционным действиям.

Публикации журналистки имели результат. В апреле 1968 года – когда в стране бушевали протестные демонстрации – четвёрка радикально настроенных молодых людей (к которым затем присоединилась и Ульрика) решила, что простых выступлений и призывов уже недостаточно: они заложили зажигательные бомбы в два закрытых торговых центра во Франкфурте-на-Майне. К счастью, никто не пострадал, но материальный ущерб от «акта политической мести» составил более полумиллиона немецких марок.

Пустой кошелёк

Сейчас:

Бакалавры филологического и дизайнерского факультетов ВШЭ решили, что устраиваться в существующие студенческие издания и подстраиваться под их рамки слишком скучно. Поэтому ребята организовали собственный независимый журнал «Комод» с печатной версией. Электронные варианты номеров студенты размещают в группе «Вконтакте», а бумажные выпуски продают. Несмотря на это, рассказывает одна из редакторов издания Ксения Дергунова, затраты часто не окупаются.

«“Комод” создавали для людей, желающих заниматься небольшими исследованиями о концептуальных вещах в культуре, обзорами в рамках определённой темы. Например, первый выпуск посвящён детству: в нём есть обзор детства как периода насилия – и, с другой стороны, как потерянного рая. Мы были абсолютно готовы к тому, что проект не будет окупаться – понимали, что это работа ради идеи. На наш взгляд, за такие вещи деньги получать не надо», – добавляет девушка.

Отсутствие прибыли и бесплатный труд – частая ситуация для авторов маленьких независимых СМИ среди студентов. На собственном опыте это ощутили и студентки направления «Международная журналистика» СПбГУ, которые более полугода ведут во «Вконтакте» научно-популярное медиа «Соль» о мифологии, этнографии и культурологии.

До этого девушки практиковались в крупных СМИ, но те редакции не соответствовали их интересам: студентки мечтали писать на другие темы, самостоятельно отвечать за контент, принимать решения и чувствовать себя редакторами.

«Хотели попробовать свободу на вкус, – говорит одна из организаторов издания Лариса Ступина. – Мотивирует собственный проект: мы хотим показать, что даже без денежного стимула можно придумать и реализовать что-то крутое. Выйти в плюс, изначально имея ноль на счету».

Пока проект не окупается, девушкам приходится опустошать свои кошельки: уже вложились в рекламу и банку солёных огурцов для розыгрыша. По словам Ларисы Ступиной, о потраченном авторы «Соли» не жалеют, и ради идеи готовы вытащить из карманов ещё пару сотен: собираются вложиться в сайт. Розовых очков журналисты не носят и быстрой окупаемости трудов не ждут – однако, признаётся студентка, отсутствие прибыли в долгосрочной перспективе вполне может стать причиной закрытия.

Раньше:

Студенческие издания, не зависящие от вузов, возникли в России в начале XX века. Универсанты часто организовывали их в поддержку пострадавших групп населения и продавали тираж через магазины – например, в книжной лавке Вольфа.

«Выручку от издания направляли на помощь раненым: бурам (потомкам голландских поселенцев в Южной Африке, участникам Англо-бурской войны 1899-1902 годов – ИА «Диалог»), жертвам Первой мировой войны и многим другим. Это была форма некой благотворительности, социальное волонтёрство», – рассказывает Юлия Балашова.

Некоторые из этих СМИ стали самоокупаемыми, а особо удачливым студентам на пути мог встретиться щедрый меценат. По словам специалиста, в то время богачи охотно вкладывались в искусство и науку – поддерживать их было статусно, и за доходом инвесторы не гнались. Если же универсантам не везло со спонсором, приходилось раскошеливаться самим.

Недовольные преподаватели

Сейчас:

Группы с мемами стали популярными медиа в студенческой среде. В одном только юмористическом сообществе Высшей школы экономики «Хайер скул оф мемс» состоит больше 55 тысяч человек.

Публикации подобных сообществ отражают тяготы студенческой жизни, чем и вызывают ажиотаж: мемы о водянистых курсовых, несданных домашках, мизерной стипендии и прогулянных парах набирают сотни лайков и десятки комментариев. В некоторых группах от шутников достаётся преподавателям, а для остроты эффекта к записям часто добавляют матерное словцо.

Подобные выходки порой приводят к внутренним разбирательствам. Так, в ноябре прошлого года руководство Новосибирского государственного университета решало, как наказать первокурсников физического факультета, которые создали группу «Мемы от южанина»: сотрудники вуза посчитали некорректными публикации с фотографиями педагогов и маты в сообществе.

В результате группу с юмористическими постами студентам пришлось удалить. По данным «Коммерсанта», универсанты рассказывали, что вуз угрожал им проблемами в учёбе и отчислением за ведение «Мемов от южанина». Однако пресс-служба НГУ опровергала данный факт.

Похожая ситуация произошла на прошлой неделе в Чеченском государственном университете. Как писало издание «Кавказ.Реалии», там студентам пообещали проблемы из-за разошедшихся по «мемным» группам записей с цитатой проректора Насрудина Ярычева. Поводом для насмешек стало его выступление перед учащимися, на котором Ярычев заявил: 30 секунд для ответа на вопрос в тесте достаточно, ведь «за секунду по статистике в мире умирает шесть женщин».

Некоторым создателям групп с мемами, напротив, удаётся переманить педагогов на свою сторону.

«Часть молодого преподавательского состава сидит в паблике и иногда что-нибудь комментирует, – говорит Арсений Зорин, студент восточного факультета СПбГУ и один из создателей группы «Мемные муки души».

Добиться такого результата ему и его коллегам удалось из-за особенностей редакционной политики. В самом начале студенты договорились минимально затрагивать в мемах преподавателей и других конкретных людей, а потому санкций со стороны вуза ребята не боятся.

Раньше:

Юрий Лотман в книге «Александр Сергеевич Пушкин: Биография писателя» отмечал, что в лицейских литературно-художественных изданиях в XIX студенты тоже публиковали сатирические «сочинительства чисто школьного» и «не всегда цензурного характера» о преподавательском составе и учёбе.

В советское время они ходили по рукам в формате подпольных листков и стенгазет, отмечает профессор кафедры истории журналистики СПбГУ Юлия Балашова. Но шуточный контент, по словам эксперта, универсанты старались тщательно скрывать, а потому яркие примеры до нас не дошли.

Подготовила Евгения Чупова / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!