62.8$ 69.9€
0.61 °С

«Нужно постоянно доказывать, что ты не верблюд»: петербургские учителя о современных реалиях профессии, детях и стереотипах

05 октября 2019 | 11:15| Образование

Учителей всё чаще рассматривают под микроскопом – любое их неоднозначное действие или высказывание может быть мгновенно вынесено на обсуждение и порицание общественности. Между тем, существующие клише о профессии прилично устарели, и педагог давно перестал быть человеком «идеальным». Корреспондент «Диалога» пообщался с петербургскими учителями в их профессиональный праздник и выяснил, каково это – работать в современной школе, и какие стереотипы приходится ломать день ото дня.

«Для детей учитель существует только в рамках четырёх стен класса»

Алина Митюхина, 24 года

Стаж: 3 года, ведёт английский язык
Школа: ГБОУ СОШ № 230
Классы: с 1 по 6

Ты молодой преподаватель. Не устаёшь, что львиная доля твоего окружения постоянно обращается к тебе по имени и отчеству? Как на это реагируешь?

Поначалу было непривычно, и я чувствовала себя старше, чем есть на самом деле – но проходит время, привыкаешь. И я знаю, что малыши и их родители иногда забывают преподавателей, поэтому прошу записывать мои имя и отчество в тетрадку. И, господи, как дети пишут отчество! «Владимирнава», «Владирна», «Владимирна» – это смешно. Правда, потом иногда они так и начинают называть. Есть ребёнок, который до сих пор говорит мне: «Алина Владимирнава, можете, пожалуйста, помочь».

Как ты относишься к фразам вроде «Вам оценку на двоих поставить?», «А голову ты дома не забыл?», «Звонок для учителя»?

На самом деле, эти фразы до сих пор слышны из кабинетов. Слова о забытой голове я не говорю, но честно признаюсь, в мыслях они у меня звучат, например, когда ребёнок приходит на урок и спрашивает ручку! Что-то вроде: «Ты пришёл в школу, на уроки и без ручки? Как ты мог её забыть? А голову ты дома не забыл?». Но вслух этого, конечно, не произношу. А ещё я всегда начинаю и заканчиваю урок отсчётом: 3, 2, 1… Let’s start our lesson.

Есть множество стереотипов и мифов про учителей. С какими довелось столкнуться?

Первым почему-то вспомнился стереотип о красной ручке. О том, что преподаватель всегда должен писать красными чернилами, выделять всё, ставить двойки и вообще не жалеть ученика. На мой взгляд, это неправильно. Во-первых, я перестала писать красной ручкой и выбираю красивый розовый или зелёный цвета. А во-вторых, я не буду ставить двойку, если знаю, что ученик может лучше. На мой взгляд, стоит давать детям шанс и показывать, что они могут больше.

Есть ещё стереотип о маленьких зарплатах, но тут у каждого своя история. Я бы не сказала, что у меня она такая уж маленькая… А ещё дети реально считают, что у учителей нет личной жизни. Для них мы существуем только в рамках четырёх стен класса. Когда я говорю детям, что путешествую или уехала в Москву, они искренне удивляются. Если ребята спрашивают, есть ли у меня молодой человек, и я отвечаю «Да», они говорят: «Что???» Однажды я приехала в школу на такси, и ученики спросили: «Что? Вы ездите на такси?» Они думают, что у нас есть только работа. Но и с детьми тоже нужно обсуждать их личную историю. Поэтому на своих уроках я стараюсь выходить из учебника, узнавать, как у них дела, чтобы их это задело, и они больше раскрывались.

Бывало ли такое, что ученики заставали тебя вне школы за занятием, которое выбивается из привычного-правильного образа учителя?

Как-то я была в «Макдональдсе» и ела чизбургер. И там меня увидела ученица, класс шестой. Мы поздоровались, немного поговорили. Да, она посмотрела на то, что я ем, как это делаю. Я видела, что она наблюдает, и у неё есть интерес. Потом в школе на перемене она рассказала об этом одноклассникам. И мы перешли к тому, что на уроке первые семь минут на английском обсуждали, какую еду они любят: едят ли бургеры, как часто ходят в «Макдональдс», что им там нравится. Но всё-таки было забавно и непривычно встретить ребёнка в такой обстановке.

Что больше всего раздражает в работе?

Наверное, нельзя такое говорить, но общение с некоторыми родителями. Мне нравятся те, что видят своего ребёнка таким, какой он есть и признают его слабые стороны. А есть такие, которые думают, что их – самый лучший. Это амбициозные и эмоциональные родители, которые ждут особенного отношения и обычно говорят: «Почему вы не научили?!» Они не думают, что невозможно вдолбить знания каждому ученику одинаково. Кто-то запоминает сразу, а кому-то из детей нужно время и многократное повторение. Хоть я и понимаю позицию этих родителей, мне тяжело.

Каково это – быть учителем?

Это определённый вызов. Мне кажется, что для каждого учителя. Но это вызов, в котором есть добро, сила детей и твоя внутренняя уверенность, что ты даёшь другим людям знания. У меня есть фраза, которую я всегда говорю себе, когда начинаю сомневаться, на своём ли я месте. Это цитата из книги Сухомлинского: «Сердце отдаю детям». Я захожу в класс, и я сердце должна отдать этим детям, и научить их тому, что знаю сама. Я должна сделать так, чтобы они полюбили этот предмет и вышли через 45 минут с урока с нужными им знаниями.

«Миссия учителя – подобие ада и рая из «Божественной комедии» Данте»

Лариса Розмыслова, 45 лет

Стаж: 26 лет, преподает русский язык и литературу
Школа: ГБОУ СОШ № 175
Классы: 8,10 и 11

Не устаёте от того, что львиная доля вашего окружения постоянно обращается к вам по имени и отчеству?

Когда я училась в педагогическом классе, мы ездили на практику вожатыми. Чтобы заранее приучить нас к тому, что в будущем мы будем работать в школе, дети называли нас по имени и отчеству. Им было лет по 8, а нам около 15 – разница была достаточная. Поэтому нас не воспринимали как 15-летних девочек, а, наоборот, относились как к полноценным вожатым. Это никогда не резало слух. У нас всё-таки определенный менталитет, классическая петербургская культура. Если раньше обращались на «Вы» к родителям, то, конечно, обращались на «Вы» и к учителям.

Как вы относитесь к фразам вроде «Вам оценку на двоих поставить?», «А голову ты дома не забыл?», «Звонок для учителя»?

Я их не употребляю, почему-то не привязываюсь к фразам. По крайней мере, не замечала этого. Тем более, что они остались в прошлом веке, сейчас этого уже нет.

С какими стереотипами об учителях вы сталкивались, и разделяете ли их?

Идеальный почерк учителя русского языка и литературы – миф. У меня была коллега, которую не только дети не могли понять – никто вообще не мог разобрать, что она в журнале написала. С этим было бесполезно бороться, и таких учителей я знаю много.

У меня же всегда была проблема с внешним видом. Я, конечно, мини-юбки не носила и не наряжалась вызывающе, но каждый раз, когда попадала на работу в какую-то школу, там считали, что я одеваюсь экстравагантно. И я не могла понять – ведь мне казалось, что у меня вполне нормальный внешний вид, который не выходит за рамки дресс-кода. Но когда-то я была хиппи, и с фенечками не расстаюсь до сих пор. Может быть, это вызывает некое удивление или скепсис. Но я, честно говоря, не вижу ничего предосудительного в том, что у меня на руках есть вязанные из ниточек или бисера браслеты.

Бывало ли такое, что ученики заставали вас вне школы за занятием, которое выбивается из привычного-правильного образа учителя?

Может быть, они могли видеть меня в кафе, но в этом я не вижу ничего такого. В советских школах создавался образ учителя, когда он был чем-то вроде небожителя, который даже поесть или в туалет не ходит. Сейчас такого нет – все понимают, что все мы люди.

А ещё я, наверное, одинаковая. И в школе не упаковываю себя в синий чулок, и за её пределами я такой же нормальный человек. Понятное дело, что выкладывать какие-то снимки в стиле «ню» или фотографии с сигаретами и алкоголем я не буду.

Что больше всего раздражает в вашей работе?

Бумаги. Из-за этого я перестала быть классным руководителем. Поняла, что воспитательная деятельность сводится к нулю, это вообще никому не нужно. Есть бумажки, и главное – их правильно заполнить, а я не люблю бумажки. Если качество классного руководителя прежде всего проверяется отчётами, документами и инструктажами, то я не могу быть им, это не моё.

Раздражает современная система образования. Когда я уходила из одной школы, её директор сказал мне: «Дети – это не дети, это продукт, а школа –квадратные метры». А учителя – это быдло, и на них нужен цербер. А он сам менеджер огромного производства. Так мне объяснили, что не нужны никакие порывы обучать детей.

Каково это – быть учителем?

Учитель – это всё-таки не профессия, а миссия. На мой взгляд, эта миссия выглядит как подобие ада и рая из «Божественной комедии» Данте Алигьери. Там Данте спускается вниз, а потом поднимается по кругам вверх-вверх. И ведёт Данте его учитель – Вергилий. И, в конечном счёте, он идёт к свету. И спираль эта напоминает мне ДНК, которую можно перевести как «духовно-нравственная культура». И виток за витком мы должны поднимать учащихся. Если не размышлять и не рефлексировать – в частности, на уроках литературы – а просто читать тексты, то ДНК развиваться не будет.

«Стоит дать повод, и тебе перемоют все кости»

Виталий Лухмаев, 25 лет

Стаж: 3 года, ведёт обществознание и историю
Школа: ГБОУ СОШ № 35
Классы: с 5 по 11

Не устаёшь от того, что львиная доля твоего окружения постоянно обращается к тебе по имени и отчеству?

Я занимаю позицию учителя, которому не нужны регалии и почести. Не стоит говорить мне «Виталий Игоревич» каждый раз, когда меня видите. Не нужно вставать, когда приветствуете меня на уроке. Я не пытаюсь и не хочу быть выше кого-то. Да, обращение по имени-отчеству вносит свой барьер, благодаря которому ученик понимает, что нужно уважительно обращаться к учителю. Но мои действия и стиль общения должны показывать детям, что я не учитель-ментор, а учитель-друг.

Как ты относишься к фразам вроде «Вам оценку на двоих поставить?», «А голову ты дома не забыл?», «Звонок для учителя»?

Сплошная ирония. Есть фразы, которые всегда меня дико бесили. Например, «Ха-ха три раза» и «А ларчик просто открывался». И вот теперь я говорю их своим ученикам. Всё самое лучшее уже придумано, и без этих фраз никуда. К ним относятся как к мемам, да и я использую их в несерьёзном контексте. А ещё порой лучше сказать «Ха-ха три раза», чем «Ты не смешной», потому что это более мягкая и лёгкая форма, которая никого не обидит.

С какими стереотипами об учителях тебе довелось столкнуться лично?

Сейчас пошло стереотипное восприятие учителя как человека, который оказывает услугу, в данном случае – образовательную. Мне не нравится такое отношение, ведь мы не консультанты или бармены. Учитель работает не в сфере услуг, а с детьми. Мы влияем на жизнь, социализируем, по большому счёту – создаём человека.

Ещё в последнее время часто можно услышать истории про учителей, которые засветились в купальнике. С одной стороны, конечно, фото в купальнике – это нормально. С другой, учитель, который воспитывает личность, не должен выставлять подобное напоказ, потому что это влияет на детей. Ладно, девочки могут просто посмотреть. А мальчики? Я наблюдаю за поведением парней в школе и их отношением к молодым учительницам – и если в Петербурге ещё есть какое-то уважение, то на окраине или в области обычный восьмиклассник вполне может позволить себе флирт.

У каждой профессии есть этические нормы, которым нужно следовать, и у учителей они ещё строже, потому что нам приходится работать с детьми и их родителями. Да, дома я могу материться и употреблять алкоголь, но в общении с учениками – в социальных сетях, например – я буду вести себя подобающе. За пределами школы я всё так же учитель, который должен поддерживать этот статус. Стоит дать повод, и тебе перемоют все кости.

Бывало ли такое, что ученики заставали тебя вне школы за занятием, которое выбивается из стереотипного образа учителя?

Такое было, и кто-то может потом мне об этом сказать. И что теперь? Я был не в школе, было внеурочное время. Я не извиняюсь и не испытываю никакого дискомфорта, потому что это моя личная жизнь.

Когда я только начал работать, кто-то нашёл мою фотографию трёхлетней давности, где я сидел в окружении бутылок пива. Мне сказали, что её нужно удалить, и я удалил. Да, потом я получал напоминания от учеников, что у них-то всё сохранено, но это никак не влияло на образовательный процесс. Для детей, конечно,был повод посмеяться и поприкалываться, но и здесь мне всё равно. В школе ты можешь услышать и оскорбления от обиженных учеников, и шутки особо смышлёных, но обращать на это внимание и обижаться не стоит.

Что больше всего раздражает в твоей работе?

Бюрократия и бумажная волокита. Дети замечательные, а всё остальное, что касается организации учебного процесса – полная фигня.

Каково это – быть учителем?

Я нормально чувствую себя в профессии, всё замечательно. Она прикольная, и мне нравится. Да, есть свои сложности и вызовы, но на них всегда можно ответить.

«На учителей накладывается слишком много рамок»

Мария Свиридок, 24 года

Стаж: в школе – 1 месяц, ведёт английский язык
Школа: ГБОУ СОШ № 119
Классы: 2 и 10

Не устаёшь от того, что львиная доля твоего окружения постоянно обращается к тебе по имени и отчеству? Как на это реагируешь?

Я всегда чувствовала в себе эту силу и была к этому готова. Просто я работала в лагерях, где к вожатому обращаются по имени-отчеству. И в 19 лет, когда я только вышла со школы, у меня был диссонанс. Сейчас такого уже нет, я нормально на это реагирую.

Как ты относишься к фразам вроде «Вам оценку на двоих поставить?», «А голову ты дома не забыл?», «Звонок для учителя»?

Честно? Я стала использовать их с третьего дня! Например, что «сегодня двойку ставлю карандашом, завтра она будет ручкой» или «твоя пятёрка сейчас в двойку превратится». Да, я говорю эти вещи и не чувствую дискомфорта, потому что они реально подходят. Мне кажется, что скоро я ещё что-нибудь новенькое начну говорить. Чаще всего, конечно, употребляю эти фразы, когда работаю с мелкими. Со старшеклассниками уже нет, с ними я общаюсь как со взрослыми людьми без назидания.

Существует множество стереотипов об учителях. С какими из них тебе довелось столкнуться?

Начиная с самого простого – внешний вид учителя. Я была нестандартным ребёнком, очень любила эксперименты с внешностью. Когда я работала в лагере, у меня были красные афрокосы, странный комбинезон. Я люблю ходить так. Дурацкий образ закрытого официального стиля кажется мне излишним. Я приходила и в платье с крыльями, нарисованными во всю спину, и с серёжкой в носу. В моей школе мне никто ни разу ничего не сказал, и меня это радует.

Как-то раз десятиклассники узнали, какую музыку я слушаю. И сказали что-то вроде: «Вы не можете слушать такую музыку. Вы же рушите все стереотипы об учителях». Это было, конечно, по стёбу, без возмущения. Но они были удивлены тем, что я с ними на одной волне, и мне тоже нравится то, что сейчас популярно.

Считается, что учитель – ханжа, суперправильный человек. Да, я в ответе за психику детей и никогда не буду допускать того, что может свести их с правильного пути. Но в то же время я не буду скрывать от них, что у меня есть молодой человек, что езжу в отпуск, хожу на концерты. Должна быть золотая середина, а не так, что учителя всегда и во всем виноваты, и приходится увольнять их за фото в купальнике со спортивных соревнований. Слишком много рамок накладывается на учителей. Но мы не должны скрываться от детей, нам нужно быть открытыми, рассказать о том, что происходило в нашей жизни, ведь это очень сближает.

Бывало ли такое, что ученики заставали тебя вне школы за занятием, которое выбивается из стереотипного образа учителя?

Пока такого не было. Но они узнали, что у меня есть татуировки, и мы это обсуждали. В моём классе учатся девочки с проколотыми бровями, парни с татуировками на фалангах. Получилось так, что нас это сблизило больше, чем отдалило друг от друга. Они увидели во мне человека, который делает так же, как они. Хотя могло быть и по-другому.

Что больше всего раздражает в твоей работе?

Раздражают бумажки. Хочется провести крутой урок, подготовить распечатки, задания, отсмотреть видосы, чтобы выбрать самый интересный и показать детям. Вместо этого ты думаешь о том, что у тебя завтра семинар, послезавтра – открытый урок в другой школе, потому что нужно категорию получать, через месяц – повышение квалификации, потом о навыках работы с компьютером надо получить сертификат, затем подготовить проект в качестве внеурочной деятельности, который никому не нужен. Какая-то постоянная необходимость доказывать, что ты не верблюд, а классный педагог. И не за счёт того, как дети на тебя реагируют, а за счёт того, какое планирование ты написал, сколько целей поставил.

Каково это – быть учителем?

Классно. Это большая ответственность – но в то же самое время это хороший инструмент для саморазвития. Я понимаю, что любовь к предмету и детям делают из меня крутого специалиста, знающего своё дело, практикующего язык, развивающегося больше и больше каждый день. Это очень затягивает.

«Мы перфекционисты, стараемся делать всё по максимуму»

Альфия Хусаенова, 47 лет

Стаж: 26 лет,ведёт русский язык и литературу
Школа: ГБОУ СОШ № 367
Классы: 6-7, 10-11

Не устаёте от того, что львиная доля вашего окружения постоянно обращается к вам по имени и отчеству? Как вы на это реагируете?

Даже не задумывалась об этом. Наверное, это было и остаётся привычным. И коллеги уважительно обращаются по имени-отчеству, и дети. Ну а близкие, друзья, подруги, конечно, называют по имени.

Как вы относитесь к фразам вроде «Вам оценку на двоих поставить?», «А голову ты дома не забыл?», «Звонок для учителя»?

Такие выражения существуют – и, возможно, какие-то из них я даже употребляю. Но это всё ситуативно, и у каждого они свои. Когда нужно следить за классом, объяснять материал, добиваться понимания каждого, эти фразы входят в ткань урока, и ты уже не обращаешь на них внимания.

Есть много различных стереотипов об учителях. С какими из них вам довелось столкнуться лично?

Работает в жизни стереотип о том, что учителя привыкли и всегда пытаются учить, поучать и требуют выполнения. Мне муж иногда говорит: «Ты дома, а не в школе». Мы перфекционисты, стараемся делать всё по максимуму, где-то отодвигаем свои интересы в сторону.

В то же время, многие считают, что все учителя работают мало, ведут по 5-6 уроков и рано возвращаются домой, а ещё отдыхают на каждых школьных каникулах. Но на самом деле, отпуск у нас только летом, 56 дней. В остальное время есть масса других забот: и заполнение документации, и методическая работа, и так далее. С этим я сталкиваюсь постоянно, и мне всегда приходится своим друзьям, родственникам, соседям это объяснять.

Бывало ли такое, что ученики заставали вас вне школы за занятием, которое выбивается из стереотипного образа учителя?

Поскольку я живу рядом, многих своих учеников и их родителей я встречаю часто. Даже проучила практически всех детей своих соседей и бывших одноклассников. И хоть круг знакомых получается большой, но случайно встретиться мы можем разве что в магазине. У моих коллег бывало такое, что они могли уехать за город на много километров – и натыкались там на своих же учеников. Но я не припомню, чтобы что-то подобное случилось со мной.

Что больше всего раздражает в работе?

Огромный оборот документов. Масса мероприятий, отчётов, бумаг, которые, может, и не нужны совсем. Это мешает как воспитательному, так и учебному процессу. Порой раздражает стиль современного руководства. Проработав столько лет в школе, я понимаю, что раньше тип руководителя был более человечным: входили в положение, старались понять, было меньше пресса на учителей.

Каково это – быть учителем?

Учителем быть тяжело, но очень здорово, потому что я точно вижу и чувствую это доброе отношение. У детей что-то может не получаться, я могу ворчать, даже крикнуть, но я знаю, что они сюда приходят с удовольствием. И самое приятное, когда к тебе возвращаются радостные дети. Они благодарят за твой труд, а своими хорошими результатами по ОГЭ и ЕГЭ отдают то, что ты вкладывал в них долгие годы. Тут ты испытываешь настоящий кайф.

Беседовала Анна Гаврилова / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!