64.6$ 73.1€
-0.24 °С

Спасти тюленей щелчком мыши: как работают петиции в Интернете

18 февраля 2019 | 12:00| Что к чему

В Интернете существуют различные сервисы, позволяющие «в один щелчок» подписаться под петициями в защиту самых разных идей – от сохранения сельской школы до спасения китов от промысла. Корреспондент «Диалога», небезосновательно относящий себя к плеяде «сетевых воинов», разбирался в том, какие инструменты существуют и насколько они действенны.

Помощник добровольный и… бесполезный?

Собственно, зачем большинство людей этим занимаются? Корреспондент «Диалога» проанализировал свою мотивацию и пришёл к выводу, что он – как человек, случайный для большинства тем, за которые подписывается – таким способом получает иллюзию собственной полезности для общества и служения этому самому обществу. С одной стороны, это напоминает предмет одного спора из повести Михаила Булгакова «Собачье сердце» — помните, как профессор Преображенский говорил, что «невозможно в одно и то же время подметать трамвайные пути и устраивать судьбы каких-то испанских оборванцев»? С другой стороны, нельзя считать эти голоса, даже поданные мимоходом и людьми, которые не имеют отношения к вопросу, бесполезными: каждый голос, поданный кем угодно и откуда угодно, позволяет привлечь к проблеме внимание. И неважно, что этим способом кто-то – как автор этого материала – по сути, просто сублимирует настоящую общественную активность, заниматься которой нет желания, сил, времени, мотивации, смелости (нужное подчеркнуть…).

Разумеется, сетевая петиция в большинстве случаев – лишь часть общественной кампании, касающейся того или иного злободневного вопроса. Сбор голосов в сети проводится параллельно с подобным же процессом в реальности (старые добрые подписные листы никто не отменял), с пикетами, митингами, личными обращениями к чиновникам и депутатам, выступлениями в СМИ. Новые рубежи по количеству голосов становятся информационными поводами и позволяют поддерживать давление, не давая адресатам – в первую очередь чиновникам – расслабиться и замести вопрос под ковёр.

Практика многолетнего наблюдения за сетевыми петициями – благо после того, как пользователь подпишется под одной из них, автоматическая система начинает заботливо информировать о прогрессе – демонстрирует, что считать их полностью надёжным инструментом нельзя. Как показал случай с выступлением против повышения пенсионного возраста – а это обращение получило 3 миллиона подписей на портале Change.org – повлиять на решение властей, когда они действительно решили устроить гражданам очередной эпизод «сладкой жизни», не получится. С другой стороны, с решением многочисленных вопросов более частного значения сбор подписей в сети помочь может. Всё зависит от того, кто именно будет заниматься этим самым вопросом в конечном итоге – и здесь ситуация похожа на ту, что существует при любом обращении в органы государственной власти.

Перемен требуют наши глаза

Собственно, в большинстве случаев при словах «сетевая петиция» вспоминается в первую очередь портал Change.org. Это знаменитая, всемирная и очень раскрученная система, которая позволяет в один щелчок оставить подпись под любой инициативой. После того, как пользователь это сделает, он становится адресатом электронной почтовой рассылки, и будет получать письма с обновлениями, касающимися хода данной петиции. Заодно высвечивается ненавязчивое предложение поддержать петицию «рублём» (суммой в 150 «деревянных»), которое можно игнорировать, или опубликовать информацию в социальных сетях.

«Единственным источником средств для существования и развития Change.org являются взносы самих пользователей – мы называем их друзьями Change.org. Это именно те люди, благодаря которым уже 14 миллионов россиян имеют свободный и бесплатный доступ к сайту, где нет назойливой рекламы, а есть возможность высказаться по любой проблеме и организовать кампанию для её решения. Их средний месячный взнос на поддержку платформы – это всего 250 рублей. Но даже если бы это было 150 рублей в месяц, и нас поддержал всего лишь 1% наших пользователей, это изменило бы все. Что такое 150 рублей в месяц? Это всего лишь 5 рублей в день. Если всего лишь 1% пользователей Change.org поддержит платформу суммой всего лишь в 5 рублей в день, мы сможем реализовать всё, о чем мы мечтаем. Change.org станет намного эффективнее и удобнее. Появятся новые функции. Адресатам петиций станет легче отслеживать и отвечать на направленные к ним обращения. Журналисты смогут связываться с авторами петиций и рассказывать истории тех, кто сейчас и не мечтает быть услышанным», — заявил в своём обращении директор Change.org по России Дмитрий Савелов.

Глобальный характер сайта Change.org несёт в себе и плюсы, и минусы, причём последних, как представляется, больше. Во-первых, для решения внутрироссийских вопросов (а тем более – местных) подписи иностранцев не имеют решающего значения – скорее всего, они и не будут появляться в заметных количествах, поскольку механизм подбора петиций, рассылаемых каждому конкретному адресату, ориентируется на предпочтения и место жительства получателя. Во-вторых, «забугорное» происхождение портала позволяет отечественным чиновникам заявлять о «руке Запада», ставить под сомнение достоверность подписей и на этом основании подчёркивать юридически не обязывающий характер инициатив. Самый знаменитый пример – реакция Дмитрия Пескова, пресс-секретаря Владимира Путина, на собравшую три с половиной года назад сотни тысяч голосов петицию против уничтожения «санкционных» продуктов. Чиновник, что называется, на голубом глазу заявил, что это результат накрутки, на что возмущённые пользователи ответили в соцсетях флэшмобом с метками #недавиеду и #мыживые. Разумеется, в данном случае власти не обратили на это особого внимания. Про тему пенсионной реформы мы писали выше. Без успеха остался и такой петербургский вопрос, как судьба участка у парка 300-летия, выведенного из состава зелёной зоны для возведения там объекта компании «Газпром» — под этой инициативой подписались около 100 тысяч человек.

Впрочем, нельзя сказать, чтобы российские органы государственной власти совсем уж игнорировали сетевые предложения. Например, на днях – 14 февраля – поступил ответ губернатора Приморского края Олега Кожемяко на обращение по важной теме, всколыхнувшей общественность не только 25-го региона, но и всей страны: речь о судьбе морских млекопитающих, выловленных для продажи в Китай на сомнительных основаниях и содержащихся в «китовой тюрьме» на юге Приморья. Глава региона, конечно, вынужден лавировать между различными интересами и ссылаться на необходимость судебного решения, однако на словах выражает поддержку защитникам животных.

Среди других успехов, достигнутых в за последний год, в российской версии Change.org назвали предоставление льготного проезда в общественном транспорте Казани, принятие властями Челябинской области решения о полном расселении дома, в котором 31 декабря произошёл взрыв газа. Более старая история, получившая известность по всей стране – как больная раком женщина при помощи петиции добилась от «Сбербанка» отзыва апелляции, извинений и пересчёта долга. В активе проекта есть и ряд менее резонансных (но не менее значимых для авторов обращений) побед – например, сохранение районной школы в карельской деревне и хирургической помощи онкобольным в Новомосковске, а кто-то получал лекарства от государства или деньги на медицинскую помощь…

Спасём китов от Трампа!

Второй крупнейший глобальный портал для работы с электронными петициями именуется Avaaz. Его создатели, видимо, руководствуются принципами «добиваться только невозможного» и «малые дела – не про нас». Как написано на основной странице сайта, «Avaaz – это международное сообщество, проводящее кампании с целью увеличения влияния людей на политику и процесс принятия людей во всём мире». По указанию авторов, у движения – более 50 миллионов участников по всему миру. Под стать столь грандиозному масштабу – и задачи самых распространённых и «раскрученных» петиций: борьба против глобального потепления, плавучего пластикового мусора, японского китобойного промысла, в защиту палестинцев и народности рохинджа из Мьянмы… Среди любимых мишеней петиционеров с этого портала – крупные корпорации вроде химическо-сельскохозяйственного гиганта Monsanto с его гербицидами, Facebook, Chevron… Особенно здесь «любят» американского президента Дональда Трампа, который в описании активистов предстаёт полноценным воплощением вселенского зла.

Чего стоят заголовки электронных писем, связанных с петициями: «Помощники мясников из Мьянмы», «Срочно: они обезглавливают детей», «Кровавый подарок Трампа сыну: мы побеждаем!». Портал записывает успехи по многим гуманитарным, экологическим и экономическим вопросам – принятые парламентами западных стран решения об отказе от ископаемого топлива и продажи оружия Саудовской Аравии, предоставление помощи нуждающимся в зонах военных конфликтов, запреты пестицидов… Из такого портрета движения можно, думается, сложить и усредненный образ его активиста – это сторонник либеральных ценностей из сытой Западной Европы, озабоченный творящейся в мире несправедливостью и желающий непременно с горящими глазами «устраивать судьбы испанских оборванцев». Но, конечно, не лично, а в Сети.

В принципе, желающему почувствовать себя причастным к глобальным делам можно порекомендовать этот портал, но это затея не для каждого. Корреспондент «Диалога» одно время периодически подписывался в защиту иорданских женщин, экологов из «Гринписа», на которых «наезжали» лесопромышленники, и всё тех же китов, но потом подобная «высокая политика» наскучила и стала действовать на нервы. В итоге года через три от пафосных рассылок Avaaz с их стилем, явно выдающим не слишком тщательный перевод с английского, было решено отказаться… Тем более, что раз в этом сообществе 50 миллионов человек – как-нибудь уж проживёт оно без вклада одного человека из России. А спасать моря от пластика можно и тем, чтобы после гуляний на природе аккуратно носить фантики и бутылки на переработку, а не разбрасывать по прибрежным кустам.

Не РОИ яму другому

Наконец, в России существует портал РОИ – Российская общественная инициатива, созданный правительством во исполнение указа Президента Российской Федерации от 4 марта 2013 года N 183 «О рассмотрении общественных инициатив, направленных гражданами Российской Федерации с использованием интернет-ресурса «Российская общественная инициатива». Поскольку он имеет официальный статус в стране, по достижении необходимого количества подписей инициатива направляется на рассмотрение в экспертную рабочую группу федерального, регионального или муниципального уровня – в зависимости от охвата петиции. Срок принятия решения – не более 2 месяцев со дня направления. Добавим, что создавать петиции и голосовать в этой системе имеют возможность только граждане, зарегистрированные – и подтвердившие эту регистрацию – в системе «Госуслуги» (это сделано для того, чтобы избежать «накруток», которые, по мнению чиновников, распространены в этой сфере).

Звучит это хорошо, но на практике набрать нужное число голосов на такой платформе тяжело (это количество составляет 100 тысяч для общефедеральных инициатив или тех, что касаются регионов с населением более 2 млн человек; для остальных регионов – 5 процентов населения региона, для предложений муниципального уровня – 5 процентов числа жителей муниципалитета). РОИ – сообщество значительно менее оживлённое, чем тот же Change.org, поэтому в большинстве случаев порог ни одна инициатива не преодолевает (добавим, что сбор подписей проводится на протяжении одного года, не более). Не говоря уже о том, что «рассмотрение» инициативы органами власти совершенно не означает её принятия или хотя бы сколь-нибудь вдумчивого изучения. Как говорится, «внимательно пролистайте, можно не читать». Даже несколько самых популярных инициатив об отмене повышения пенсионного возраста – а это была суперактуальная тема – на РОИ набрали чуть больше 100 тысяч голосов каждая (сравните это с тремя миллионами, собранными на Change.org по той же теме!), и органы власти предсказуемо дали отрицательное заключение.

Более безобидная (хотя с точки зрения чиновников – возможно, и не совсем) идея о запрете чиновникам и сотрудникам компаний с государственным (муниципальным) участием приобетать легковые автомобили стоимостью свыше 1,5 миллионов рублей получила положительное экспертное заключение. Правительству рекомендовано учесть это предложение при подготовке нового постановления о нормировании в сфере закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

***

В конечном итоге, онлайн-петиции можно назвать полезным инструментом воздействия на государственную власть. По крайней мере, вреда от их использования не просматривается (если только не подписываться под сомнительными или «заказными» инициативами – но это уже дело каждого конкретного пользователя). Зато возможно лишний раз напомнить чиновникам о том, что «население» тоже имеет свои интересы, не обязательно совпадающие с интересами столоначальников, и может защищать их (в частности – противодействуя откровенно глупым или вредительским затеям) любыми доступными способами, не нарушающими закон. Наконец, распространение этого инструмента, как бы пафосно это ни звучало, способствует солидарности граждан страны.

Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!