66.3$ 74.9€
4 °С
Новости Все новости

Кто вы, мистер Вяз? Как работает карта деревьев и зачем она нужна

31 января 2019 | 11:25| экология

С весны прошлого года в Петербурге действует общественный проект «Карта городских деревьев». «Диалог» разбирался, зачем Петербургу нужно наносить на карту и учитывать каждое растение из миллионов, существующих в границах региона.

Здравствуй, дерево, мой друг

«Когда мы открывали группу, в мае 2018 года, мы изначально ставили задачу – тем или иным способом оценить и мониторить все деревья в городе. Была [теоретическая] возможность двигаться несколькими путями, но практически все они (по крайней мере, на данный момент) невозможны. Одна из систем, по которой, как мы считаем, было бы наиболее правильно идти – это регистрирование деревьев как недвижимого имущества в системе РГИС, где зарегистрированы все объекты. До 2006 года деревья подпадали под 130-ю статью закона как недвижимое имущество, но потом их убрали из этого перечня. Если бы их туда вернули, то городские власти были бы обязаны регистрировать деревья в городе и наносить их на карте, а мы – жители – могли бы снять с себя «головняк». По такому пути развиваются, например, Германия и сопредельные страны – Австрия, Франция. По несколько иному пути идут, например, в Лондоне и городах США – там растительность не зарегистрирована как недвижимое имущество, но эти карты при помощи тех или иных ресурсов (например, OpenTreeMap) создают или городские власти, или местные жители. Я подумала, что раз у нас не получается зайти с первой стороны, почему бы не зайти со второй, и не сделать такую карту силами горожан? Может, городские власти потом к нам подтянутся», — рассказала «Диалогу» Мария Тиника, координатор сообщества «Деревья Петербурга».

Вот пример карточки одного из растений, найденных на Васильевском острове: «Видовое название – Дуб черешчатый. Диаметр ствола, см – 38,83. Обхват ствола, см – 122. Диаметр кроны, м – 0. Высота, м – 25. Возраст, лет – 40. Год посадки – 1979. Состояние – удовлетворительное». Пока на карту нанесено силами добровольцев лишь несколько сотен из имеющихся в Петербурге деревьев – капля в море – однако массив постоянно пополняется. Так, 24 января на «Карте городских деревьев» появились все сады Русского музея. Теперь все желающие могут посмотреть информацию о деревьях, растущих в Летнем и Михайловском садах, около домика Петра I, в саду вокруг Михайловского замка, вокруг павильона «Ферма» в Тярлево, в курдонере Мраморного дворца, в Инженерном сквере и в курдонере Михайловского дворца. Общая площадь этих территорий составляет более 30 гектаров.

Беспризорный древесный «спецназ»

«Всего в Петербурге 1,7 миллиона деревьев, которые находятся в ведении комитета по благоустройству. Но в это число не входит то, что растёт в городских лесах (каковых в пределах административных границ Петербурга в 1992 году насчитывалось 37 694 гектара, в 2010 году – 25 260 гектаров – ИА «Диалог») и на внутридворовых территориях», — пояснила «Диалогу» официальный представитель городского комитета по благоустройству Елена Маковиз. При этом практически невозможно сказать, сколько растений находится в муниципалитетах: в большинстве из них не обладают точной информацией о зелёных насаждениях в их ведении, хотя некоторые МО присоединились к проекту «Карта деревьев» и сами предоставляют имеющуюся у них информацию в этой сфере.

«Мне пришлось «вытаскивать» эту цифру (общую и по районам) из комитета, когда я отправляла письменный вопрос как физическое лицо. Проблема в том, что я до сих пор не понимаю – что в эту цифру входит? Меня больше всего волнуют – и я хочу, чтобы люди отмечали в первую очередь деревья, находящиеся на улицах. Они реально «беспризорники», потому что не входят в ЗНОП (зелёные насаждения общего пользования — ИА «Диалог»), а относятся к насаждениям «специального назначения», и информация по ним входит только в паспорта дорог. Всё, что касается ухода за этими деревьями, и то, как они вообще посчитаны – это большой вопрос», — отметила Тиника.

Всего под управлением КБУ находятся, по данным ведомства, 2043 территории зелёных насаждений общего пользования совокупной площадью 55 538 538 квадратных метров и 1396 территорий зелёных насаждений, выполняющих специальные функции (к ним относится, среди прочего, и уличное озеленение), общей площадью 20 921 216 квадратных метров. Но комитет, проводя паспортизацию зелёных зон, учитывает не отдельные деревья, а объекты ЗНОП целиком.

«У нас существует паспорт каждой [территории] ЗНОП, в котором обозначено количество деревьев и их видовой состав. На плане местности указано, какие деревья где растут», — уточнили в ведомстве.

Составители карты деревьев Петербурга уверены – этого недостаточно, и учитывать необходимо каждое растение по отдельности. Это нужно, среди прочего, для борьбы с болезнями растений, многие из которых поражают только определённые виды (пример – недавно оставившая след в городе голландская болезнь вязов). Другая проблема – уже упомянутое уличное озеленение.

«Мы пытаемся всеми своими действиями обратить внимание именно на деревья. Не на территории, не на объекты – а чтобы люди поближе «познакомились» с растениями, рядом с которыми живут. Задача-максимум – охватить все деревья, чтобы за ними можно было следить; это основа для управления растениями в городе, и пока этого не сделано, мы не сможем продвинуться дальше и понять, какую пользу они нам приносят. Болезнь вязов случилась не просто так – это следствие монопосадок, которые нужно исключать. А для того, чтобы чем-либо управлять, нужно предмет управления хотя бы посчитать и знать, что он собой представляет. Сейчас денег на уход и мониторинг нет», — пояснила Тиника.

Зелень – отдельно, электроника – отдельно

В комитете по благоустройству заявили, что им хорошо известен этот проект, и ведомство находится в контакте и с его авторами, и с муниципальными властями в том, что касается учёта городских зелёных насаждений. При этом собеседница «Диалога» посетовала, что полномочия по разработке и внедрению электронных сервисов (в том числе – общедоступных) находятся в городской администрации у другого ведомства – комитета по информатизации и связи. Разумеется, КБУ может обращаться к коллегам с предложениями и идеями, однако необходимость согласований между двумя органами городской администрации затрудняет процесс, добавляя в него ещё одну стадию.

«К сожалению, всё, что касается информационных ресурсов, сосредоточено в другом комитете. Это, конечно, смешно – в том плане, что комитет по благоустройству никакие свои ресурсы не может сделать самостоятельно, и точно так же не имеет права пользоваться информацией и давать её сторонним лицам. Самое ужасное – что он не может даже заключить госконтракт на подключение к платформе GIS BIS, на которой сделана наша карта. Муниципалитеты могут – собственно, они это и делают, и вносят туда свои деревья – а комитет нет. Это надо менять, но пока ситуация, увы, такая», — пояснила Тиника.

А как там у древлян?

Петербургские активисты не придумали ничего кардинально нового – учёт деревьев при помощи геоинформационных систем ведётся во многих крупных городах мира. Например, подобный проект, действующий в Сан-Франциско, позволил описать около 125 тысяч деревьев (относящихся к 628 видам) и около 40 тысяч незанятых мест под посадку. Он действует под эгидой городских властей, но составлением массива данных занимаются в основном добровольцы – горожане и общественные организации. Собранная информация используется садово-парковым хозяйством города для планирования посадок, а также для борьбы с вредителями и болезнями растений и загрязнением окружающей среды. Работа проекта позволяет, по данным его организаторов, создавать в год до 128 тысяч долларов прямой экономии средств за счёт сбережения электрической и тепловой энергии, очистки воздуха и поглощения деревьями углекислоты.

В Берлине учтены 433 тысячи уличных деревьев, информация о которых во всевозможных представлениях доступна на портале открытых данных. Муниципалитет обязан проверять безопасность городских деревьев два раза в год — с листвой и без листвы. В Вене в базу данных занесены 200 тысяч деревьев, по каждому из которых доступны примерно те же категории сведений, что и в Петербурге, в Амстердаме – 270 тысяч (с огромным количеством сопутствующей информации). В Лондоне описаны 700 тысяч деревьев (там, правда, городским властям пришлось долго и нудно сводить воедино несовместимые базы данных, имевшиеся к 2014 году в большинстве из 32 районов).

Существует глобальный проект OpenTreeMap, позволяющий желающим (обычно – организациям вроде городских властей, поскольку использование этого инструмента не бесплатно) наносить деревья на топооснову и анализировать данные. Подобных инструментов существует, в принципе, много, и их задача понятна – предоставить механизм для простого и наглядного картографирования зелёных насаждений. Современные средства позволяют предельно упростить этот процесс.

Щепу невозможно провернуть назад?

Вернёмся напоследок в Петербург, чтобы лишний раз указать на неприятный, как говорится, медицинский факт: количество зелёных насаждений в городе неуклонно сокращается. Подписчики и авторы сообщества «Деревья Петербурга» приводят многочисленные примеры того, как некогда (или не так уж давно – скажем, лет 15 назад) улицы после реконструкций теряют всё своё зелёное убранство, а их пространство полностью занимается проезжей частью и парковками. Из наиболее современных примеров – Лиговский проспект, при реконструкции которого в 2007 году Смольный поставил город перед выбором: или деревья, или трамвайные пути, хотя раньше и то, и другое уживалось там вполне гармонично. Для фиксации подобных изменений на карте «Деревья Петербурга» в последнее время даже создали специальный слой: «Было – стало».

Как оценили составители карты деревьев Петербурга по открытым источникам, в 1985 году при населении 4,8 миллиона и площади 136 тысяч гектаров Ленинград имел 7891 гектар зелёных насаждений общего пользования. В 2018 году уже Петербург обладает населением 5,3 миллиона человек, площадь же города выросла до 144 тысяч гектаров… а ЗНОП стало 5556 гектаров (эта цифра уже была приведена выше). В 1971 году площадь уличного озеленения в городе составляла 2059 гектаров, в 2018-м – 2092 гектара. Нужно учитывать, что за эти 47 лет площадь города выросла – путём прирезания к нему новых территорий – с 60 тысяч гектаров до уже упомянутых 144 тысяч, население же – с 3,8 миллиона до 5,3 миллиона; появились новые улицы, а количество уличного озеленения изменилось в пределах статистической погрешности. В результате мы имеем то, что имеем.

«По данным мониторинга за 2018 год, острее, чем в среднем по районам Петербурга, ситуация с озеленением оценивалась жителями сразу по трём её проблемным аспектам (плохое состояние газонов, нехватка или запущенное состояние зелёных насаждений, отсутствие или недостаточное количество скверов, парков, зон отдыха населения) по-прежнему в районах исторического центра, а также в Выборгском и Невском районах. Во Фрунзенском выше среднего значения по районам доля жалоб на нехватку или запущенное состояние зелёных насаждений, на отсутствие или недостаточное количество скверов, парков, зон отдыха населения, в Приморском – на нехватку скверов, парков, зон отдыха», — говорится в опубликованном Смольным докладе «Оценка жителями районов Санкт-Петербурга ситуации с озеленением в районах: 2018 год». В среднем по районам города 19,5% опрошенных жителей указали на плохое состояние газонов в своем районе, 21,1% – на нехватку или запущенное состояние зелёных насаждений, 12,8% – на отсутствие или недостаточное количество скверов, парков, зон отдыха населения.

При этом на данный момент горожане не имеют права самостоятельно высаживать деревья на улицах Петербурга. Делать это можно только в рамках программ городских субботников и месячников комитета по благоустройству и только в отведённых местах. Можно, разумеется, предлагать ответственным ведомствам озеленить ту или иную территорию, но это процесс непростой (и является темой для отдельного исследования) – к счастью, сообщество «Деревья Петербурга» предлагает гражданам помощь в определении адресата и составлении письменных запросов. «Это пока всё, что могут сделать жители – писать письма, а мы будем публиковать ответы. К сожалению, положительных примеров пока нет», — резюмируют активисты.

Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!