66.4$ 75.5€
-19 °С

Маски эпохи: о чём рассказывают атрибуты дореволюционных и советских карнавалов

13 декабря 2018 | 19:00| Культура

Советская маска — не только классический зайчик или лисичка в качестве аксессуара для новогоднего утренника. Некоторые образы советской эпохи могут показаться неожиданными, как и истории и факты, которые их окружали. Так, прошлое столетие раскрывает под новым углом выставка «Маски. Взгляд коллекционера» в центре Михаила Шемякина (на Садовой улице, 11). Как делали маски, почему известен только один советский автор, и история какого образа остаётся загадкой даже для коллекционера, узнал корреспондент «Диалога».

Два лика маски

Эта выставка — вторая по счёту в рамках проекта «Маски». Первой стала экспозиция «Михаил Шемякин. На игле карнавала», представленная почти за месяц до этого. Сейчас почувствовать контраст между авторскими работами художника в духе Венецианского карнавала и аксессуарами, в которых советские люди отмечали Новый год, можно на разных этажах центра. Обе выставки продлятся до 8 января и идейно связаны одним из архетипических и сложных образов в истории культуры – маской.

«Маска своими корнями уходит во времена «колыбели человечества» и постоянно трансформируется в разные исторические периоды у разных народов. В то же время сама атмосфера праздника, дух перевоплощения, высвобождения и раскрепощения свойственны не только традиционному венецианскому карнавалу. Всё это проникает и в смеховую культуру Древней Руси, и в «машкарады» петровского времени, и даже пробивается в советской эпохе через новогодние маскарады. Наш выставочный проект как раз и показывает амбивалентность маски», — пояснила художественный директор центра Михаила Шемякина Ольга Сазонова.

В просторном зале установили цирковой шатёр, а на подставках и под стёклами – буквально везде – маски. Их более 50 и все из личной коллекции Гули Ефановой, которая много лет собирает дореволюционные и советские ёлочные игрушки. Входящие посетители не могут сдержать восклицания: «А такая у меня была, и вроде где-то на даче ещё лежит!». Как рассказал Дмитрий Мухин, занимавшийся дизайном выставки, при подготовке экспозиции сначала отталкивались от привычных многим с детства образов — масок лисички и зайчика.

«Мода на СССР появилась не на пустом месте: люди ценят историю, поэтому маски вызывают такой интерес. Моё восприятие эпохи сильно переменилось в процессе подготовки проекта. Раньше на дореволюционные и советские экземпляры я смотрел достаточно клишированно. Казалось, что первые надевали девушки в кринолинах, сидящие под абажурами, а вторые — это исключительно изображения зверей. Но после этой выставки для меня открылся весь спектр их образов и рисовки. Я не мог и подумать, что советская маска — это обезьянка в шапке, фасон которой считается сейчас модным среди молодёжи», — отметил Мухин.

То, какие образы примеряли на себя советские граждане, отражало события, происходившие в стране. После фильма «Цирк» (1936 год) с Любовью Орловой в главной роли стали выпускать маски клоунов. Полетел Юрий Гагарин на орбиту — появились новогодние шлемы для маленьких космонавтов. Если распорядился Никита Хрущёв популяризировать посадки кукурузы, значит обязательно к Нового году делали если не маски в честь царицы полей, то хотя бы ёлочные игрушки.

Кратко, но представлена и часть истории масок в дореволюционной России XX века. Коллекционеру удалось найти два экземпляра. Они имитируют дамские шляпки, которые были выполнены в технике хромолитографии (цветной печати) и выпущены товариществом «Инэм» в качестве приложения к кондитерским изделиям.

Дополняют атмосферу советского и дореволюционного Нового года афиши и ёлочные игрушки. За причудливыми шрифтами и яркими рисунками скрывается непростая история этого праздника и карнавальных масок.

Царица советских маскарадов — маска

Ещё в 30-е, до начала Великой Отечественной войны, считалось, что герои сказок уводили детей от действительности. Когда же волшебные персонажи были реабилитированы в глазах общества, они начали появляться в игрушках и масках. Тем более, что в 1935 году вернули из забвения важный для современного человека праздник — Новый год.

Изначально идея маски рождалась в голове скульпторов, которые делали эскизы. По рисункам создавали слепок из гипса, он и служил моделью для масок из папье-маше. В 50-е это было штучное производство: экземпляры формовались и расписывались гуашью вручную. Купить атрибут праздника в Ленинграде можно было, например, в отделе игрушек «Пассажа». Стоили они сравнительно дёшево, но дефицит распространялся во времена СССР и на игрушки. Так что люди часто ждали, когда маски «выкинут» на прилавки. До войны, в 30-е, ситуация с игрушками была и того хуже: не было профессиональных художников, которые могли делать модели. Всё изменилось только после 1945 года, когда выпускники художественных училищ и вузов снова начали их делать.

Самым известным автором масок считается медальер и живописец Лев Разумовский. Вернувшись после войны без руки, он поступил на отделение скульптуры Ленинградского высшего художественно-промышленного училища им. В. И. Мухиной. С дипломом скульптора мастер пошёл работать на фабрику «Ленигрушка». Близился юбилей Александра Пушкина (в 1954-м году исполнилось 155-летие со дня рождения поэта), поэтому фабрики игрушек получили заказ изготовить игрушки к памятной дате. Разумовский создал в 1953 году эскизы к серии масок на основе пушкинских сказок. Они отличались не только росписью, но и формой. По словам экспертов, мастер точно умел попадать в типажи, благодаря чему любой его персонаж угадывался сходу.

Вскоре фабрика выпустила первые изделия. Самым популярными и тиражируемыми из них стали маски «Дедки» и «Бабки». Не только дети надевали на праздники этот аксессуар, но и взрослые — например, на предприятиях было принято коллективно отмечать Новый год.

«То, что Лев Самсонович хотел сделать, не всегда было воплощено в маске, поэтому стоит оценивать его замысел на эскизах, там они экспрессивнее и ярче. В них отмечается и характерная особенность его игрушек – они очень добрые и искренние. Даже отрицательный персонаж поварихи у него выглядит как смешная женщина. Может, она со зла что-то ляпнула, позавидовала, но, в принципе, тоже добрая душа. А глядя на маску, мы видим завистливую женщину, которая немного пугает», — рассказала искусствовед, реставратор и историк игрушки Дарья Соболева.

Над масками Лев Разумовский трудился только в середине 50-х, параллельно создавая игрушки и для неспециализированных предприятий. Они помогали преодолеть дефицит. Например, на Охтинском химическом комбинате выпускали продукцию для детей — простые куклы. Дефицит игрушки полностью побороли в 70-е годы, в то же время перестали выпускать маски из папье-маше, теперь их делали намного быстрее — из пластика. В это время и прерывается история, рассказанная на выставке с помощью карнавальных и новогодних масок из коллекции Гули Ефановой. Как отмечают специалисты, нерукотворные и пластиковые образы, которые начали производить во второй половине прошлого столетия, выглядят искусственно и менее привлекательны для сбора.

Взгляд коллекционера

Коллекционер со стажем Гуля Ефанова не любит реставрированные вещи. Её сокровища покрыты следами времени: облупившийся нос Деда Мороза и поблёкшие румяна на щеках ткачихи. Она уверена, что маски становятся всё более и более популярными. И в шутку советует новичкам начать скупать экземпляры 80-х, тем более они стоят сейчас по 100 рублей. Возможно, спустя время, они будут также ценны, как довоенные новогодние аксессуары.

«Как коллекционер могу сказать, что с каждым годом маски становятся всё более востребованными. И если в 2010-х их никто особо не коллекционировал, то сейчас они являются предметами особого поиска», — считает Ефанова.

Увлеклась коллекционированием петербурженка 10 лет назад. Началось всё с визита в антикварный магазин, где она увидела самые простые стеклянные игрушки. Фигурка космонавта стала проводником в воспоминания детства, и Гуля купила сразу несколько. Постепенно она начала разбираться, изучать каталоги и искать уже конкретные предметы. Художественное образование помогло собрать собственную коллекцию.

«Самый популярный способ поиска игрушек и масок — это интернет-аукционы: как российские, так и зарубежные. Но я, естественно, пользуюсь отечественными, так как собираю советские игрушки. Второй вариант — посещать антикварные магазины и скупки. Там можно договориться, чтобы тебя предупредили, если появится интересная вещь. Есть ещё третий путь – пойти на Удельный рынок, но я там не бываю, хотя некоторые коллекционеры находят там экспонаты. За все эти годы был только один случай, когда я лично познакомилась с владельцем игрушек. Друг, который сам коллекционирует солдатиков, помог встретиться с подругой его мамы. Женщина живёт в Петергофе и бережно хранит игрушки, купленные, когда она была ещё ребёнком», — рассказала коллекционер.

Информации по советским, а тем более дореволюционным маскам, немного. Частично разгадать их тайны помогают этикетки, сохранившиеся на некоторых из образцах. Так, например, выяснилось, что знаменитая серия Разумовского по мотивам сказок Пушкина (он написал эскизы в 1953 году), точно выпускалась не один год: у Гули Ефановой образец за 1957-й.

Чаще всего в коллекции петербурженки встречаются маски сказочных героев, зверей, различных литературных персонажей и, конечно, просто лиц, которые улыбаются или грустят. В одной из таких безошибочно угадывается Юрий Никулин. Но есть и совсем необычные, например, маска моржа. Вроде и зверь, тут всё по канону, но всё-таки выбор для карнавала неожиданный.

«Совсем недавно я нашла маску, которая меня поразила. Её прислали мне из Одессы, судя по всему, это довоенная вещь. Образ маски отсылает к типичному очкарику: одновременно похож на рассеянного с улицы Бассейной и на учёного. Теперь мне интересно разобраться, что это за персонаж. Если представить ситуацию, что я могу оставить из всей коллекции у себя только одну маску, а остальных лишиться, то я сохранила бы именно эту, с тайной», — поделилась Гуля Ефанова.

Подготовила Рената Ильясова / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!