66$ 74.9€
7 °С
Новости Все новости

Директор Фонда Лихачёва Александр Кобак: «ЮБК не сохранится, если всё будет застроено коммерческим жильём и гостиницами»

08 ноября 2018 | 16:00| Культура

На VII Санкт-Петербургском международном культурном форуме, который пройдёт с 15 по 17 ноября, эксперты обсудят результаты экспедиции на Южный берег Крыма и возможность продвижения ЮБК в список Всемирного наследия ЮНЕСКО как единой территории. Проектом по исследованию ЮБК занимаются Государственный Эрмитаж и Фонд имени Д.С. Лихачёва. «Диалог» поговорил с директором Фонда имени Д.С. Лихачева Александром Кобаком о том, реально ли в нынешней политической ситуации включить ЮБК в «охранный список» ЮНЕСКО, какие подходы к развитию этой территории существуют сейчас, что может погубить Южный берег и чем он похож на Петергофскую дорогу.

Как происходит включение памятников культуры в список Всемирного наследия ЮНЕСКО? Вы хотите включить в этот список Южный берег Крыма?

Не совсем так обстоит дело. Включение Южного берега Крыма в список Всемирного наследия едва ли возможно на нынешнем этапе. Слишком много политических разногласий. Но в ЮНЕСКО разработаны очень хорошие критерии, механизмы оценки ценности объектов культурного наследия. Мы решили их «позаимствовать» и применить к культурному наследию Южного берега.

Совсем недавно, не прошло ещё и десяти лет, как мы обновляли документы Санкт-Петербурга в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО. Я участвовал в этой работе, видел, как эта процедура детально проработана. И мы хотим эту «линейку», этот инструмент применить к Южному берегу Крыма. Пока мы не задаёмся вопросом, примут ли. Давайте поработаем. Документы в ЮНЕСКО в любом случае подаёт не Государственный Эрмитаж и не Фонд имени Д.С. Лихачёва. Документы подают региональные и федеральные власти — таков порядок.

Мы хотим прежде всего оценить и описать этот уникальный культурный ландшафт. Этому посвящена программа «Южный берег Крыма – территория всемирного наследия». Руководит ею Елена Витенберг, сотрудник Фонда Лихачёва. Первые результаты этой программы мы представим на Международном культурном форуме в Петербурге. Новизна нашего проекта заключается в том, что мы впервые рассматриваем Южный берег Крыма не как совокупность отдельных памятников, а как единый комплексный объект культурного и природного наследия, как уникальный природный и культурный ландшафт, который именно в этом качестве и представляет ценность для России, Европы и мира. А каждый отдельный памятник, даже замечательные дворцы: Ливадия, Воронцовский… Им можно найти аналоги.

Программа инициирована Эрмитажем и Фондом Лихачева, проводится при поддержке Фонда президентских грантов и многих наших партнёров: Национального комитета ИКОМОС, Союза музеев России, Министерства культуры Крыма. В ней участвуют и многие музейщики, которые озабочены состоянием наследия на Южнобережье.

Мы обсуждали, что вы хотите применить к ЮБК методику Всемирного наследия ЮНЕСКО. В чём именно она заключается?

Оценивается универсальная ценность, насколько объект представляет интерес в национальном и мировом контексте. Оценивается аутентичность, сохранность на тот период, который мы выделяем, как ценный. Очень важна природная компонента. Ведь культурный ландшафт – это не только архитектура, но и природная основа, на которую «наложена» архитектура. Сады, парки и растительность являются важной частью культурного ландшафта. Очень важна связь с историческими личностями национального и европейского масштаба. Также важны (если они были) события всемирно-исторического значения, проходившие на данной территории.

Приведу простой пример. Для каждого объекта, среди прочих многочисленных документов, составляется декларация о всемирной универсальной ценности. Объём — от двух страниц до пяти. Мне выпало удовольствие, вместе Александром Давидовичем Марголисом и другими специалистами, писать новую редакцию такой декларации о Петербурге. Ничего труднее мне не приходилось делать. Представьте себе: описать всемирную ценность Петербурга на двух страницах… У нас получилось пять страниц. Можно написать о ценности Петербурга книгу — это не очень легко, но можно. А как эти разнообразные ценности изложить на пространстве нескольких страниц? Да это застрелиться можно!

Что-то подобное вы хотите сделать с культурным наследием ЮБК? А удалось в итоге?

Именно так. Мы исходим из догадки, которая появилась у нас лет 7-8 назад, о том, что Южный берег Крыма обладает признаками культурного объекта всемирного наследия. Поэтому задача нашего проекта – осмысление этой территории, как комплексного объекта, анализ его аутентичности, сохранности, а также оценка угроз сохранности.

Южный берег Крыма – это узкая полоса побережья между главной грядой крымских гор и морем. Её ширина – от нескольких сот метров (в районе мыса Айя до 12 километров в Алуштинской долине). Средняя ширина – 3 километра. А по побережью это расстояние примерно от Фороса до Алушты, около 60-70 километров. Площадь Южного берега составляет примерно 1% от площади всего полуострова. Понимаете, какая это маленькая часть?

И это, конечно, настоящая жемчужина. С точки зрения природы – это уникальный объект, зона субтропического средиземноморского климата, крымские карстовые горы, которые подходят почти к морю и создают неповторимый ландшафт. Вообще, в эстетическом отношении общепринято живописность пейзажа определять разнообразием зрительных видов. В этом отношении Южный берег Крыма выдерживает самую строгую критику. Скалистые невысокие горы, пологий зелёный склон с дворцами и виллами, растительность садов и парков… Всё это создаёт очень красивые пейзажи. Я считаю, что можно сравнить Южный берег Крыма по красоте, наверное, с лучшими побережьями Европы. С Амальфитанским побережьем в Италии, или с Лазурным берегом Франции. Они известны многим. А Южный берег Крыма по существу не известен. Ещё в России люди старшего поколения бывали, что-то слышали, а за рубежом вообще никто ничего не знает. Нет ни выставок, ни буклетов, ни путеводителей. Их не было ни в советское, ни в украинское время, нет и сейчас.

Если брать другой аспект – археологический комплекс, то он на ЮБК совершенно уникален. Там находки от Каменного века до позднего Средневековья. Там и восточные элементы истории Крыма. Ведь на протяжении двух тысяч лет этой территорией стремились овладеть самые сильные государства, которые имели выход к Чёрному морю: Римская империя, Византийская, Золотая орда, Османская империя, с конца 18 века — Российская империя.

Одним из самых знаменитых христианских памятников является Партенитская базилика у подножия горы Аюдаг. Светлана Борисовна Адаксина, заместитель директора Эрмитажа, руководитель Южно-Крымской археологической экспедиции говорит, что Аюдаг, или «Медведь гора» – это крымский Афон. На нём было несколько десятков церквей, пара монастырей… Сейчас это всё не сохранилось, и гора выглядит, как совершенно неприступная высота. Но оказывается, что это был полуостров наподобие Афона, своего рода северный Афон.

Другой важный аспект связан с природой – это рукотворные парки. Парковый комплекс Южного берега был создан за поразительно короткий срок. При Потёмкине это началось, там работал английский садовник Уильям Гульд. В Таврическом саду со стороны Потёмкинской улицы есть небольшой ансамбль, называется «Дом садовника». Это дом Уильям Гульда, садовника князя Потёмкина-Таврического, он создавал Таврический сад в Петербурге и много работал в Крыму. После Потёмкина лет на двадцать дело это приостановилось, и возобновилось только в начале 19 века. Ещё Потемкин хотел превратить Южный берег в райский сад. Он призывал вкладывать большие деньги в преобразование берега, аналогов которому прежде никогда не существовало в границах Российской империи.

К началу 20 века узкая полоса суши между берегом и горами представляла собой сплошной пояс дворянских и царских усадеб, 1100 от Алушты до Фороса, в том числе 8 дворцов Романовых. Я думаю, что структурно это побережье можно сравнить с нашей Петергофской дорогой. Потому что это берег моря, возвышенность, дорога, идущая вдоль берега и цепь усадеб и дворцов, нанизанных на эту транспортно-природную основу. В этом смысле Южный берег Крыма и Петергофская дорога – это такие два полюса русской дореволюционной усадебной культуры в самых высоких её проявлениях.

Мы выдвигаем еще одну идею для Южнобережья — «берег-парк». В отличие от названных мною Лазурного побережья и Амальфитанского – это сплошной парк, идущий на протяжении 70-60 километров. Во всяком случае так это задумывалось в 19 веке.

Есть такой термин или это вы придумали? Как «город-сад»…

Есть такое понятие «город-сад», английский социолог Говард придумал его на рубеже 19 и 20 века. Оно широко распространилось в Европе и даже России. В известном смысле пережило революцию: «Через четыре года здесь будет город-сад», как писал Маяковский.

«Город-сад» и «берег-парк» — это аналоги такие. Рассадником, настоящей матерью берега-парка может считаться Никитский ботанический сад, который был создан по указу императора Александра I в 1811 году. Саженцы из Никитского сада распространялись бесплатно по всем частным паркам южного берега: в Алупке, Гурзуфе, Ливадии, Массандре, Партените, Форосе… Никитский сад был основан как рассадник экзотических растений, в том числе и полезных: виноград, табак, чай… Чай кавказский откуда взялся? Его в Никитском ботаническом саду интродуцировали, а потом пересадили на Кавказ.

На ваш взгляд, какие сейчас существуют подходы к развитию и сохранению Южного берега Крыма в России на региональном и федеральном уровне? Такое чувство, что они не слишком развиты. До сих пор существует проблема с Ласточкиным гнездом и другими памятниками.

Памятников под охраной там довольно много. Порядка 15 – памятники федерального значения, ещё штук 250 объектов культурного наследия регионального значения. При «штучном» подходе вроде как много чего охраняется. К реставрации Ласточкиного гнезда подключились петербургские специалисты — думаю, там всё решится.

Настоящая проблема заключается не в этом. А в том, что идёт практически бесконтрольная застройка. Берег-парк не сохранится, если всё будет застроено коммерческим жильём и гостиницами. Тут поразительная история. Коммерческие люди хотят использовать красивые виды, но строят здания, которые их искажают. Самое ценное, что есть, приносится в угоду коммерции. Как змея, которая кусает себя за хвост. Мы хотим развивать туризм? Так для этого нужны не столько высотные гостиницы, сколько сохранение природной и рукотворной красоты. Красота Южнобережья уникальна, а хороших гостиниц полно повсюду в мире. Туристов будут привлекать не высотные здания, а красота ландшафта и уникальные памятники культуры.

В Петербурге похожая проблема тоже была: торговля видами из окон. Построить высокий небоскрёб, из которого будет виден весь исторический центр. Но при этом и небоскрёб будет тоже отовсюду виден, он нарушит вид исторического центра. Это проблема многих исторических территорий, и для Южного берега она очень актуальна. Не знаю, когда будет точка невозврата, но скоро. Это началось после перестройки, продолжалось в украинские годы, и продолжается сейчас.

И как застройку можно регулировать?

Здесь много способов. Регулировать можно по плотности, по высотности. Все ограничения должны входить в генеральный план. Формально землю нельзя выводить из-под охраны. Даже на части Никитского ботанического сада были построены коттеджи. Это ужас. Мы ведь не власть, а экспертное сообщество, мы специалисты. Наш проект должен показать, что экспертное сообщество России, да и просто культурные люди, а также федеральный власти озабочены этой проблемой. На местном уровне там всё противоречиво – одни понимают, другие нет.

Мысль простая: берег-парк, уникальный культурный ландшафт – это основа для развития культурного туризма. Такие территории в мире, в Европе — на вес золота. А если их застроить высотными гостиницами – то таких мест более чем достаточно. Тем самым мы убиваем своё главное конкурентное преимущество. Новое строительство там возможно, но оно должно соотносится с концепцией. Сейчас её нет. Ни на местном, ни на федеральном уровне. Надо над ней работать.

В апреле в Крым ездила экспертная группа. Расскажите, чем она занималась?

Стартовый семинар программы «Южный берег Крыма – территория всемирного наследия» прошёл в феврале 2018 в Эрмитаже. Двухнедельная экспедиция экспертов была в апреле. Эксперты осмотрели основные памятники Южного берега Крыма. Это было непросто. Там же ещё проблема доступности: много закрытых пансионатов и территорий, ведомственных учреждений.

Мы сформировали довольно авторитетную команду специалистов по разным направлениям. Сейчас восемь экспертов завершают работу над экспертизами и записками по разным видам культурного наследия Южного берега. Кое-какие итоги программы мы обсудим в рамках Международного культурного форума. 14 ноября будет конференция, 15 ноября круглый стол, где мы надеемся видеть и представителей власти в том числе.

15 ноября вечером открытие выставки «Культурное наследие Южного берега Крыма и его хранители». Она будет посвящена тем людям, которые жизнь положили, чтобы изучать и сохранять это наследие. Там будут их портреты, выполненные знаменитым французско-американским фотографом портретистом Бриджит Лакомб. На следующий год эта выставка будет показана в Париже, в Российском культурно-духовном центре на набережной Бранли. Российский посол во Франции уже дал своё согласие. Будем выпускать книгу с анализом и экспертными разработками.

Задача наша – привлекать внимание профессиональной и культурной общественности к этому уникальному клочку земли. Чтобы не было, как говорят в американских фильмах про врачей: «Мы его теряем». Мы должны сделать всё, что в наших силах, чтобы не потерять.

Насколько собранные материалы и выдвинутые предложения способны повлиять на какие-то реальные политические решения в сфере охраны и реставрации памятников в Крыму?

Я не знаю, мы только начали работу. Михаил Борисович Пиотровский (генеральный директор Государственного Эрмитажа — ИА «Диалог») активно в неё включен, это позволяет нам добираться до самых разных людей, в том числе и во властной вертикали. Не будем забегать вперёд, давайте посмотрим. Думаю, что как-то повлияет.

Беседовала Мария Осина / ИА «Диалог»

Все материалы, касающиеся Культурного форума-2018, доступны по ссылке.

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!