66.4$ 77.9€
11 °С

«Назвать собаку в честь реки — не по-полицейски»: как кинологи учат собак спасать жизни

20 декабря 2017 | 17:05| Ситуация

Напасть на след преступника или потерявшегося человека, обнаружить тайник с наркотиками или найти взрывоопасный предмет и тем самым спасти жизни людей – всё это давно умеют собаки. Но этого бы не было без тех, кто их растит, кормит и тренирует – без кинологов. Как вырастить из маленького щенка профессиональную ищейку, и что это такое — жизнь кинолога, выяснил корреспондент ИА «Диалог».

Будни

Понедельник, полдень. В кинологическом центре ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти в Янино только закончилась генеральная уборка. Нас встречает кинолог с 15-летним стажем Елена Сергеева. Она немного уставшая, её одежда — в опилках. Мимо нас проходит ещё один сотрудник кинологического центра с пустой тачкой.

— Вы вовремя, мы только закончили генеральную уборку, почистили все вольеры, засыпали там новые опилки, — рассказывает Елена по дороге на кухню.

— Вот такими нас привыкли видеть, — она показывает фото, где одета по форме. – А вот наша обычная одежда: грязная и в какашках.

Елена — из Сестрорецка. Первый четвероногий друг появился у неё в 11 лет. Это был немецкий тигровый боксёр по кличке Бэкс. Родители привели его в дом, когда решили отвлечь ребёнка от болезни бабушки.

— Он был очень вредным, поэтому на его тренировку уходило много времени. Вообще любовь к животным развивается с детства. Потом мама со своим юрфаком. Я его закончила, пришла, диплом маме отдала и сказала, что иду работать кинологом. Дома был скандал месяца на полтора, — вспоминает Елена.

Диплом юриста и любовь к собакам удалось объединить, причём вполне успешно.

В помещениях центра светло и чисто. На кухне можно выпить кофе, перекусить. Правда, такая приятная обстановка здесь была не всегда. Обновлённый центр заработал этой весной. Это более 100 вольеров с собаками, «родильный дом», ветеринарный центр, стадион, на котором тренируют животных и множество тренировочных комнат.

— Раньше здесь всё было как в фильме ужасов, но, благодаря нашему начальнику, теперь мы работаем в хороших условиях, — говорит Елена.

Рабочий день — с 9:00 и до 21:00, но кинологи приезжают раньше, чтобы покормить животных.

— Не потому, что это требуется, а чисто из своих соображений, потому что жалко масиков, — поясняет она.

Потом — утреннее совещание. Там обсуждается, кто и что делает, какие занятия проводить со щенками. Но самое приятное – выбирать клички щенкам.

— Последнее время я задала характер кличкам будущих собак. Например, у нас родился весной помёт, и имена всех собак начинались на букву А. Я сказала, что будет Атака, Анаконда и Алый. Девочек назвали характерными именами, а мальчиков — в честь знаменитых кобелей. Это полицейские собаки всё-таки. Назвать собаку в честь реки — не по-полицейски. Сейчас у нас сидят шесть щенков. Среди них — Легион, Легионер, Лейтенант, — рассказывает Елена.

В ответ я шучу, что Лейтенанту обязательно нужно будет повышение, а моя собеседница улыбается, но вполне серьёзно говорит, что с возрастом собаки становятся генералами.

— Когда они старенькими становятся – в генералов перерастают. Они сами всё знают, а ты сиди и не мешай, — говорит она.

Жизнь

Когда узнаю, что у Елены дома ещё три собаки, удивляюсь, но потом понимаю, что кинолог – это образ жизни. Здесь у всех есть свои питомцы. Иногда их привозят в центр, чтобы дома они не заскучали.

Спрашиваю, не сложно ли так жить, когда и на работе собаки, и дома. Оказывается, что многое зависит от породы.

— У меня — тайские риджбеки Адора, Маргоша и Тайсон. Я выбрала такую породу, с которой приятно жить, чтобы не иметь ничего общего со службой. Это абсолютно другое «направление». С теми мне приятно жить, с этими — приятно работать. Было бы трудно, если бы и там, и там были овчарки. А так — переключаешься и отдыхаешь, — объясняет кинолог.

Несколько лет назад Елена перебралась из квартиры в частный дом, чтобы и она, и животные чувствовали себя спокойнее: однажды Елена, гуляя со служебной собакой, поймала девочку, рассыпающую отравленный фарш. Рассказывать, какие меры предприняла, она не стала, но ответила, что больше девочку за этим занятием не видела.

— На мой взгляд, это не совсем здоровые люди. Я уже говорила, что детям всё прививают родители. Например, у меня есть два крестника, которые абсолютно не боятся собак и спокойно с ними играют. Им никто из родственников не скажет не трогать собаку. Страх перед животным формируют именно родители. И да, мы живём в нездоровом обществе, — считает Елена.

Она уверена, что люди сами портят животных и сами создают ненужные стереотипы. Это касается питбулей, стаффов. Это не бойцовские собаки, а терьеры для охоты. Сегодня они не выполняют свою главную функцию, потому что люди в основном не занимаются охотой. По словам Елены, общество испортило и карликовых собак, превратив их в элемент, дополняющий гламурный стиль. На самом деле при правильном воспитании даже такая маленькая собачка может «показать класс» — не только выполняя команды, но и напав на обидчика.

— При желании такая собака может и пятку откусить, — уверяет Елена.

Служба

Кинологи есть в каждом районе Петербурга. Три кинолога работают в Федеральной службе охраны и четыре — в метрополитене. Так что не все заявки попадают в Центр кинологической службы, некоторыми занимаются и другие организации. Хотя бывают и действительно «горячие» дни, когда мобилизованы все.

— В нашем центре есть суточный дежурный по взрывчатке и по следу. Бывает 9–10 заявок за смену, но это в редких случаях — например, когда в метро теракт был. Когда аврал мы все встаём, берём ружьё, своих собак и едем работать. Но в основном больше работаем по профилактике на общественных мероприятиях. Например, концерт в Ледовом. Мы обязательно зачищаем территорию перед мероприятием. Ни один осмотр не проходит без взрывотехника, — рассказывает Елена.

Собака понимает, где смотреть и что искать по жестам кинолога. Но хоть животные и хорошо обучены, их нужно направлять.

— Есть определённые команды. У меня — указание жестом. Например, я хочу, чтобы собака не всю комнату смотрела, а только холодильник. Показываю на него. Она смотрит на мою руку и проверяет только холодильник: за ним, около него. И она не будет осматривать всю комнату, — говорит специалист.

Тренировки

Тренировать собак начинают с двухмесячного возраста. Я прохожу в вольер, и нам показывают трёх щенят овчарок. Сложно представить, что эти маленькие милые создания в будущем станут сотрудниками полиции.

Щенят выводят в коридор. Меня они встречают как родную: облизывают, грызут руки и пытаются стащить с меня обувь.

— Для начала мы прививаем им навык следования. Кто-то следует за еду, кто-то — за игрушку, — рассказывает Елена. У неё в руках корм, она водит рукой вправо и влево, а щенки бегают за этой рукой, чтобы получить лакомство. Потом она берёт игрушку, и фокус повторяется.

Чуть позже им предстоит узнать запахи взрывчатки и различных наркотиков, научиться находить их в захламлённой комнате, не отвлекаясь на посторонние предметы.

Заводим щенят в вольер и идём в соседнее здание. В обеденной комнате нас знакомят с остальными сотрудниками центра, с курсантами, которые учатся кинологическому мастерству, а также с теми, кто проходит переаттестацию. Животным эта процедура тоже необходима.

Для обучения и проверки и знаний в центре есть специальные аудитории для кинологов, а для их подопечных оборудованы специальные тренировочные комнаты.

На вопрос, как идёт обучение, отвечают коротко: «Интересно». Про зарплату кинологи предпочитают не распространяться, говорят – хватает, но ждут индексации. Рассказывают, что собаки в центре становятся похожими на их тренеров и о том, что идеальной породы нет, но, конечно, у всех есть любимые собаки.

В комнату входит кинолог Ольга Нергорода. Она в профессии тоже 15 лет. И у неё дома есть свои собаки. С ней мы отправляемся знакомиться с процессом тренировки.

Нас заводят в комнату первоначальной подготовки, где собака узнаёт запах, по которому ей предстоит искать. Комната представляет из себя пустое помещение с двумя окнами, двумя батареями и двумя небольшими чашами на полу, куда можно спрятать закладку с нужным запахом — в данном случае речь идёт об определении запаха пластида.

Ольга кладёт баночку с запахом в чашу посреди комнаты, отпускает собаку, восьмимесячную бельгийскую овчарку Мэги. Та находит предмет, а кинолог нажимает на кнопку кликера. Звук от нажатия – это сигнал, что задача выполнена, и можно получить награду: лакомство или игрушку.

— Это бесконфликтный метод дрессировки, где собака демонстрирует самостоятельность. Собака может находиться у банки, пока не услышит звуковой сигнал. В дальнейшем ей предлагаются способы сигнального обозначения. Она либо зависает, либо ложится, либо садится, либо копает. Правильные действия мы подкрепляем кликером, неправильные — не подкрепляем, — объясняет Ольга.

Далее задача усложняется. В коридоре стоит длинный ящик, поделённый на секции. В них находятся части сантехнических труб, в которые делают закладки с запахами. Собака должна найти нужный.

Нас проводят и в другие тренировочные комнаты. Здесь, как кажется, есть всё — от расставленной мебели и техники до разбросанной обуви, игрушек и предметов канцелярии. В таких комнатах делают до десяти закладок, чтобы проверить животных.

— Здесь лежат шприцы, потому что запах медикаментов собаки должны игнорировать. Тушёнка открытая стоит, сосиски, всякие пищевые раздражители — чтобы они и на еду не реагировали. Каждую неделю меняется планировка: может быть одно большое помещение, может быть два поменьше, может — пять маленьких. Квартиры разные бывают — захламлённые, чистые. Закладок делаем до десяти. Если собака находит восемь, то она готова к работе, меньше — уже нельзя. В таком случае её снимают с работы и тренируют дальше. Вообще разные факторы бывают: собака как человек — просто может устать, или стресс у неё может быть. Здесь нужен индивидуальный подход, — объясняет Ольга.

В качестве примера нам демонстрируют работу Барсика. Нет, это не кот, и даже не мальчик, а весьма симпатичная трёхлетняя овчарка Барселона. Перед тем, как привести собаку, делаем закладку — ароматизатор с запахом героина. Кладём баночку в коробку на столе.

Барсик сначала проверяет тумбочку и микроволновку, шкаф, затем идёт к столу. Закладку она нашла за считанные секунды.

— Закладки делаются и в потолке. Здесь собака не может непосредственно указать, как в случае с коробкой, но она поднимет голову наверх и будет кружиться. В дальнейшем у нас планируется оборудовать пол под закладки и сделать лжерозетки, — рассказывает кинолог.

Ольга объяснила, что при тренировке собак нужно учитывать множество нюансов. Например, распространение запаха. Для этого тренировки проходят в разных условиях: в жарких, холодных, проветриваемых помещениях.

— Кинолог должен всё это учитывать, чтобы направлять собаку, — говорит специалист.

Тренировки проходят и на улице. Здесь, в центре, создан небольшой стадион, на котором также расставляют предметы и делают закладки, но при нас он пустовал.

Чтобы обучиться кинологии, требуется от года до пяти лет, а впоследствии постоянно проходить переаттестации. Это целая наука, которая позволяет понимать собак. Кинологи не просто работают — а живут своей профессией. «Для любого кинолога его собака — это «вау». Это не пистолет Макарова и не служебный автомобиль», — говорит Елена Сергеева.

Подготовила Алла Бортникова / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!