64$ 71.2€
6.6 °С
Новости Все новости

Без лишнего мусора. В Ленобласти развернулась борьба за строительство перерабатывающего завода

24 марта 2016 | 11:25

В Ленинградской области решается судьба проекта мусороперерабатывающего предприятия, которое предполагается создать в Гатчинском районе, по соседству с полигоном твердых бытовых отходов «Новый свет». Там, по планам инвесторов, должен появиться промышленный кластер для сортировки мусора, извлечения из него полезных фракций и переработке оставшегося в топливо для других предприятий. Что пока мешает строительству, выяснял «Диалог».

Предполагалось, что мощности завода возьмут на себя не только отходы ближайших поселений, но и Санкт-Петербурга – который производит порядка 1,7 миллиона тонн мусора ежегодно. Речь идет о твердых бытовых отходах и цифры эти приблизительные – рассчитанные из средних показателей плотности мусора и норм выработки ТБО на человека. Причем, согласно региональной целевой программе по обращению с твердыми бытовыми отходами, объём ТБО с каждым годом будет только расти – так, к 2020 году прогнозируется увеличение показателей до 13,8 миллиона кубометров (или 2,084 миллионов тонн) в год. Перерабатывается же в городе от силы 15% от всего объема мусора, а 80% захораниватся на полигонах.

«Как бы чего не вышло»

Проектом завода в Гатчинском районе Ленинградской области занимается компания «Селект Энерджи»: инвестор планировал построить завод на собственном участке, находящемся рядом с полигоном ТБО «Новый Свет – ЭКО». Правительство региона сначала одобрило перевод участка под эти цели из земель сельскохозяйственного назначения (распоряжение №326р от 18 августа 2015 года) в промышленные, но через три месяца передумало (№517-р от 27 ноября 2015 года). Как объяснили областные власти, компания при подаче заявки якобы их обманула.

«При получении разрешения на использование земель на территории Пудомягского сельского поселения организация сообщала о намерении возводить на нем исключительно объекты промышленности. По факту же установлено, что вверенный им участок они собираются использовать под размещение полигона ТБО», — говорилось в официальном заявлении правительства Ленобласти.

У «Селект Энерджи» такая позиция вызвала непонимание – поскольку никакого обоснования принятого решения чиновники бизнесменам не предоставили. Напротив — предприниматели отдельно подчеркивали, что складировать отходы на участке не собираются, и были уверены, что получат поддержку от властей всех уровней. Администрация Пудомягского сельского поселения – к зоне ответственности которой относится участок – не была против строительства предприятия, которое принесло бы крупные налоговые поступления в бюджет округа (и уже приносит немалые средства в виде налога на землю). Наконец, завод способен трудоустроить примерно 75 человек.

«Муниципальные власти нас поддержали — на условии, что мы не будем строить полигонов или мусоросжигательных заводов. Мы это им пообещали. Недовольство исходило от жителей соседнего Нового Света, и мы прекрасно их понимаем, поскольку они живут по соседству с подобным объектом — полигоном ТБО. Однако мы ещё не предпринимали каких-либо действий по конкретной реализации проекта, а речи о создании полигона и вовсе не идет и никогда не шло. Наша цель – создание действительно современного производства. Более того, этот участок невозможно использовать иным образом, так как он находится в санитарно-защитной зоне полигона бытовых отходов, промышленных и строительных отходов ООО «Новый свет – ЭКО», в отношении которого установлена санитарно-защитная зона от границы промышленной площадки в размере 1000 метров», — сообщили корреспонденту «Диалога» в компании.

В сопроводительных документах указывается, что деятельность полигона ТБО «Новый свет – ЭКО», а также ещё двух рядом расположенных свалок (одна из которых, полигон ТКО города Гатчина, официально закрыта еще 2006 году, но до сих пор нелегально функционирует) приводит к постоянному загрязнению грунтов аммонийным азотом, сероводородом, поверхностно-активными веществами (ПАВ) и тяжелыми металлами. Поэтому состояние почв земельного участка и его расположение между тремя действующими свалками давно не позволяет не только вести на нём сельскохозяйственную деятельность, но даже думать о рекультивации почв до момента закрытия и обезвреживания соседних полигонов. Получается, что, согласно позиции правительства, теперь использовать эту площадь каким бы то ни было образом, не нарушая при этом требований действующего законодательства, невозможно в принципе.

В январе компания обратилась в прокуратуру, и та подтвердила, что чиновники не имели достаточных оснований для отмены решения. Теперь организацию ждет арбитраж: суд с властями состоится уже 31 марта.

«Объективных оснований для отмены распоряжения от 18.08.2015 № 326-р в ходе проверки прокуратурой области не установлено. Органами исполнительной власти Ленинградской области, в частности, Леноблкомимуществом и аппаратом Губернатора и Правительства Ленинградской области в ходе проверки не предоставлено материалов, обосновывающих отмену вышеуказанного распоряжения. Таким образом, правовых оснований для издания распоряжения Губернатора Ленинградской области от 27.11.2015 № 517-р «О признании утратившим силу распоряжения от 18.08.2015 № 326-р «О признании утратившим силу распоряжения от 18.08.2015 № 326-р об изменении категории земельного участка» проверкой не установлено», — говорится в ответе надзорного органа.

Закапывать или перерабатывать?

Экологи не едины во мнении касательно этого проекта, ведь пока он находится на самом начальном своем этапе, но все сходятся в том, что переработка отходов лучше их захоронения на полигонах.

«Полигоны – это в любом случае уходящая натура: таково и федеральное законодательство, и мнение властей, городских и областных. К 2025-2030 году они должны будут полностью уйти, и заменят их предприятия, работающие по безотходному циклу. Он включает в себя выделение полезных фракций. Куда эти полезные фракции потом деваются, это уже другой вопрос: понятно, что металлы и стекло переплавляются, бумага идёт на бумажные предприятия… С пластиком есть различные методы обращения: можно делать топливо (которое, правда, обладает ограниченной сферой применения – например, может использоваться на цементных заводах), можно перерабатывать. В общем, вторичка находит своё применение практически вся – даже грязная и плохая», — говорит председатель Северо-Западной межрегиональной общественной экологической организации «Зелёный Крест» Юрий Шевчук.

Председатель правления ассоциации «Раздельный сбор» Татьяна Нагорская уточнила, что она сама и её соратники выступают против использования топлива из мусора (RDF), поскольку в нём могут содержаться опасные вещества, попадающие в воздух при сгорании (а при сжигании – образовываться новые). Обычно это горючее, состоящее из обезвоженных органических отходов, порубленных на кусочки диаметром около 25 мм, используется только на цементных заводах, поскольку используемая в этом производстве известь частично нейтрализует эти соединения.

«Мы против изготовления топлива RDF из твёрдых коммунальных отходов – по нескольким причинам. Во-первых, это препятствует тому, чтобы ресурсы снова попадали в оборот, поскольку нельзя настроить циклическую экономику, если часть сырья будет выпадать в виде топлива. Во-вторых, сжигать такое топливо очень опасно, и нужно по мере возможности снижать его использование, а не запускаться новые мощности по его изготовлению. Я не хочу сказать, что не нужна сортировка смешанных отходов – это, конечно, тоже полезно, но нужно ориентироваться на то, чтобы их количество уменьшалось, и сокращались бы такие мощности, они переходили бы на сортировку раздельно собранных отходов. Например, если бы все пластики были бы собраны так, то автоматическая сортировка могла бы очень облегчить жизнь. Будь они чистыми, процент отбора доходил бы до 95, и у вас отдельно были бы пластики 7-8 видов», — говорит она.

Отметим, что проектом предприятия «Селект Энерджи» предполагается извлекать и перерабатывать большинство полезных фракций: алюминий, стекло, пластмассу и макулатуру, которая ещё может быть пригодна для употребления. Но конкретные параметры будущего завода, как пояснили в компании, пока не определены — в том числе и то, в каких масштабах будет использоваться RDF-топливо. «Мы ещё не приступали к проектированию, потому что ждём решения вопроса с землёй: проектные работы — это тоже большие деньги. Но мы стремимся, как предписывает нам правительство, по максимуму извлекать из отходов всё, что только можно. Действовать по-другому — в том числе построить полигон, даже если бы мы мне этого хотели — нам просто не разрешили бы», — рассказали «Диалогу» представители «Селект Энерджи».

Переработка бывает разная

Возможно, что создание перерабатывающего предприятия в Гатчинском районе позволило бы если не остановить, то хотя бы замедлить приток отходов на полигоны города и области, поскольку сложившаяся в этой сфере ситуация выглядит достаточно тяжёлой.

Сегодня удельный вес образующихся ТБО становится всё меньше из-за роста в их составе пластиковой, картонной, металлической и иной тары, появления больших количеств отходов пленочных и композитных упаковочных материалов и других высокообъемных отходов. Это, в свою очередь, приводит к перекосу показателей объёма и массы и отклонениям в расчётах, для корректировки которых в последние годы петербургским властям приходилось несколько раз увеличивать норматив накопления твердых бытовых отходов – с 1,45 до 1,88 кубометра на человека в год.

Вообще структура ТБО за последнюю четверть века сильно изменилась из-за резкого роста доли упаковочных материалов и снижения доли пищевых отходов. Так, согласно данным, полученным на петербургских заводах МПБО-1 и МПБО-2, в середине прошлого десятилетия доля полимерных отходов составляла до 14%, композиционной упаковки – не менее 5%, металлов – около 5%, стекла – до 15%, макулатуры – 15-20% (все эти фракции подвергаются переработке), пищевых отбросов – 25-30%. Сегодня существует тенденция к уменьшению доли двух последних статей, и к росту количества пластмассы и сложносоставной тары (например, контейнеров TetraPak). А значит, извлечение и переработка этих фракций представляются особенно важным делом.

Однако переработка переработке – рознь. В Петербурге есть два мусороперерабатывающих завода, входящих в состав ГУП «Завод МПБО-2»: согласно первоначальным проектам, они были ориентированы на переработку биоразлагаемой части ТБО методом биотермического компостирования во вращающихся барабанах в компост, пригодный для употребления в сельском хозяйстве. Однако из-за отсутствия раздельного сбора пищевых отходов образующаяся органическая фракция поступает на заводы по переработке в общем составе ТБО, содержащих компоненты повышенного класса опасности – в том числе тяжёлые металлы из выброшенных источников питания и электроники.

«Получавшийся компост никуда не шёл, потому что он был загрязнён тяжёлыми металлами и прочими вредными веществами. Сажать на этом огурцы было бы неправильно. Что с ним делали? Везли, опять же, на свалки, где использовали как нейтрализующий слой. Что получалось в итоге? Дорого, а пользы мало, потому что «нулевого» — безотходного – цикла не выходило: всё равно нужна была свалка, куда возили этот компост. Мы предлагали заменить барабаны литификационной (камнеделательной) машиной – она состоит из дробилки и бетономешалки. Рубим, добавляем алюмосиликаты (скажем, глину), известь, чтобы убить болезнетворные бактерии, связующий элемент – допустим, бишофит… Всё это связывается, склеивается – подобно тому, что происходит при варке киселя. В итоге получается масса, которая затвердевает в течение нескольких дней. Её можно использовать в качестве камня – например, превращать в щебёнку – а пока она жидкая, ею можно заливать карьеры для их рекультивации. Когда она застынет, получается нечто подобное пломбе в зубе», — поясняет Шевчук.

Добавим, что при этом заводы МПБО обрабатывают лишь около 15% всего образующихся в городе мусора. Усилия общественных организаций и отдельных предприятий, которые наладили раздельный сбор легко перерабатываемых фракций, принесли определённый результат, но до 80% всех отходов, появляющихся в Петербурге, до сих пор складируются на полигонах. Попытка городского правительства ввести селективный сбор в масштабах Петербурга в 2006-2008 годах провалилась. Поэтому любая инициатива в области переработки мусора, которая позволила бы сократить количество возникающих отходов, требует как минимум рассмотрения.

«Полигоны нужно заменять заводами – это точно. А где они будут стоять – по большому счёту, неважно. Причём этих заводов городу и области нужно штук десять, а не один», — подытожил Юрий Шевчук.

В пресс-службе правительства Ленинградской области корреспонденту «Диалога» сообщили, что вряд ли будут комментировать эту ситуацию до заседания Арбитражного суда по иску «Селект Энерджи».

Подготовила Вероника Бабкина / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!