76.5$ 90.4€
1.37 °С
Новости Все новости

Крымчане о годе в России: От памятников Путину до «неудобных» денег

16 марта 2015 | 19:57

Год назад в Крыму прошел прогремевший на весь мир референдум о присоединении к России. Официальные органы говорили о стопроцентной явке, а оппозиция обещала быстрый спад эйфории у местного населения. Спустя год обычные крымчане разных возрастов без официальных должностей, а, значит, и без указаний сверху, рассказали «Диалогу» о своих тревогах, радостях и надеждах в новом-старом государстве. Примечательно, что те, кто ситуацию оценивает как не самую лучшую, попросили не указывать их фамилий, ссылаясь на возможные проблемы. Те же, кому окружающая обстановка оказалась по душе, с удовольствем говорили о себе.

Стилистика речи собеседников сохранена.

Женя, вебмастер

Проблемы: банковская система, малый и средний бизнес, бюрократическая волокита, агрессивные патриоты, большое количество приезжих.

«Корм, конечно, есть. И свет есть, и вода есть. Конечно, были перебои, но больше проблем со светом не было. Были плановые отключения, но их уже давно нет. Но, честно говоря, дела идут хреновенько. Дороги очень плохие — а паромы по два дня не ходят из-за ветра. Другу надо в Краснодар, он уже два дня тусит на переправе, деньги кончаются, не знает, что делать. Мосты чинят, что-то глобальное устраивают, но пока все плохо».

«Самый ад с банковскими картами. У меня были европейские карточки, привязанные к моему номеру телефона. Они все заблокированы. Деньги все на карточке, которой я в Крыму расплатиться не могу нигде. Приходится каждый раз в Краснодар мотаться или в Анапу. А парома приходится порой ждать по 10-12 часов, дорога занимает довольно долгое время. И санкции эти меня с г****м сожрали: не знаю, что делать. До всего этого работал в рекламной конторе, а теперь нас блокируют все Google-ресурсы и Apple-структуры. В общем, весело все».

«Телек не смотрю. У нас в Крыму очень нездоровый патриотизм. Если всем сказать, чтоб шагали по площади и кричали «Хайль Путин», все будут это делать. Дети, подростки, взрослые люди. Быдло — везде быдло, его везде и хватает. Не дай бог, что плохое про Путина скажешь. Однажды случайно в кафе в автомате (знаете, в который монетку бросаешь) гимн Украины заиграл — я думал, в этом кафе все разнесут нафиг. Это было несколько дней спустя после референдума».

«Через несколько месяцев после референдума, помню, присмотрелся на улице к людям: и куча таких, знаете ли, хм, «москвичей»! Выхожу — лица вокруг какие-то подозрительные. И тут я понял — ну все, теперь я точно в России»!

Считает достижением: чистоту, русский язык.

«Заполняем документы на русском языке. С этой стороны, конечно, проще. Но бюрократии столько навалилось, ужас. По сравнению с Украиной бюрократия в России сжирает мозг».

«При украинской власти никогда так чисто не было. Большой плюс — все убирают, все метут, в парке деревьям впервые лет за 50, наверное, ветки подпиливают, кусты стригут».

Татьяна Саввина, 61 год, продавец в лавке при ресторане, Гурзуф

Проблемы: нет.

Считает достижением: власть Путина, патриотизм, уменьшение коррупции, счастье.

«Я впервые в жизни голосовала и не знала даже, как проголосовать. Но на референдум я просто летела. Мне так хотелось проголосовать первой, что я приехала из Гурзуфа в Симферополь, и люди в большой очереди пустили меня вперед. Я проголосовала восьмой, но вышла такая счастливая. В Гурзуфе два дня на набережной гуляли, плясали и пили. На таком позитиве весь год и живу. Люди 23 года не улыбались — все жили на квартире, а не дома. А теперь все улыбаются, и счастье просто прет. Прет! От того, что мы в России, что мы дома».

«Аксенов (Сергей Аксенов, глава Республики Крым — ИА «Диалог») за всем следит, «горячие линии» везде работают: если кто нахамил или денежку попросили по старинке, сразу увольняют! К людям отношение поменялось — боятся Аксенова»!

«Спасибо Путину, спасибо нашему Аксенову, я каждую ночь на них молюсь! Спасибо, что помогли и забрали нас. В каторге такой жили, все всё под себя гребли, не нужны мы были Украине. Яценюк, Янукович, все они Крым загребли под себя. У них дворцы, а у нас дороги побиты, все обшарпано, беднота была. А сейчас Путин машины милиции дает, приятно смотреть! Пенсии добавили, хватает денег даже отложить. Цены выросли, но мы не обращаем внимания — нам хватает. Хочу памятники везде Путину поставить, приятно жить в стране, где оборона есть, где президент такой здравомыслящий, говорит на русском языке на русском телевидении. Пять лет пройдет, мы Крым вообще не узнаем. Подождите немного, и он будет у нас как в Советском Союзе».

Сергей, предприниматель

Проблемы: трудности с бизнесом, бюрократия, ошибки чиновников, незнание русского законодательства.

«Ничего конкретно хорошего я пока не увидел. Я считаю, что руководством был допущен ряд ошибок — говорю с точки зрения мелкого предпринимательства. Эти ошибки поставили нас в нечеловеческие условия. В частности, появились сильные проблемы в части переоформления украинских предприятий в российские. И первым делом они поставили нам жесткие сроки, видимо, из-за того, что им надо было перед кем-то отрапортовать. До 1 января 2015 года нужно было все переоформить. А для нас не было ни базы, ни консультационных центров. Но чтобы перейти на русское законодательство, нужно его как-то изучить. Ты налоговикам задаешь вопрос — а они ответить ничего не могут. Я провел специально эксперимент — пришел с одним и тем же вопросом к трем инспекторам, и все трое дали мне диаметрально противоположные ответы. Уровень бюрократии от незнания зашкаливающий».

«Надо было сделать хоть какую-нибудь памятку: с чего начать и чем закончить, куда и какие документы нести. Были постоянные штрафы, народ запугивали. Мы с коллегами попытались уложиться в сроки, у нас все получилось, но это нам очень дорого стоило. Лично я полтора месяца на таблетках был».

Считает достижением: отсутствие войны.

«Как ни крути, что сейчас самое главное? Конечно, это то, что мы не Донбасс. Есть украинисты и путинисты, но все сходятся в одном — слава богу, не стреляют и нет войны. А если бы был Донбасс в Крыму, было бы все куда хуже, чем там. И мы бы оказались совершенно изолированными».

Татьяна Чижевская, 45 лет, домохозяйка

Проблемы: нет

Считает достижением: патриотизм, русский язык, возвращение крымчан «домой».

«Меня события в Киеве застали, когда я была в Петербурге. Увидела по «России», как на Майдане жгли «беркутовцев». После этого потеряла аппетит совсем, все время были только сигареты да кофе. И так как вещи у меня были в Москве, я уехала туда, собрала все и двинула в Симферополь. Месяц я прожила на площади — я патриот. А мой род 200 лет живет в Крыму. И украинский не учила из принципа, даже когда мне говорили, что я должна это делать. А я говорила, что не должна. И из Крыма никуда не уеду. Мне всегда было важно, чтобы мы были с Россией. А в Питере и Москве этого не понимают. Мы 23 года ждали этого. Вообще, Украина — это для меня как оскорбление».

«Дело не в том, чтоб жить было шоколадно. Немножко потерпим, и будем жить лучше. Ценности у всех разные. Я лично сейчас наслаждаюсь происходящим. Цены везде выше стали, не только у нас. Хотя я сейчас не работаю, а в основном сдаю [жилье]. Лет десять по специальности, юристом, не работала, потому что везде ввели украинский язык. Думаю, если бы вас внезапно заставили учить узбекский, вы бы тоже сопротивлялись».

«В Питере, кстати, с отношением к присоединению Крыма к России дела плохи вообще. Помню, рассказывали мне про митинг несогласных с присоединением. И говорят, мол, там избили беременную. А что, простите, беременная делала на пикете? Значит, она изначально была ненормальная».

Леся, дизайнер

Позиция по всем вопросам нейтральная.

«Жизнь моя особо не изменилась. Ко всем переменам мы уже успели привыкнуть. Цены, конечно, повысились на все услуги в два, а то и в три раза — но и я цену за свою работу подняла соответственно, и спрос все равно есть. Честно говоря, меня устраивает все, и не было никогда времени сильно вникать в политические игры — у меня есть сын, и все свое время я посвящаю ему. В общем, как говорила моя бабушка — лишь бы не было войны. Все остальное решаемо — мы же взрослые люди. Единственное, боялись в связи с присоединением возможных волнений и протестов — нас это волновало в первую очередь. На референдуме не голосовали — уезжали в Россию на отдых в Геленджик в тот период. В Крыму, знаете ли, никогда не было демонстраций или протестов, к этому мы не привыкли. Всегда у нас было тихо и спокойно».

«За границу можно выехать при определенных усилиях. В Турцию, например, без проблем. В Европу — сложнее, но все возможно. В конце концов, всегда есть посредники, которые могут сделать все за тебя. И вообще — все это повод поколесить по Крыму, а еще планирую в конце мая посетить Москву и Петербург».

«У меня, кстати, нет телевидения. Кабельное не подключено — новости узнаю в Интернете и всегда из разных источников. Всегда стараюсь сложить о происходящем свое собственное мнение, но так много разной информации, что в последнее время надоело выяснять, что именно ближе к истине. С родными спорить насчет того, что происходит, тоже не доводилось — сразу выяснили, кто за кого, и больше не возвращались к этому вопросу. Все ведь имеют право на собственное мнение».

«Что касается страхов насчет войны, как на Донбассе… Знаете, мы не боялись — нам как-то не приходило в голову, что такое возможно в нашей стране. А так — я часто слышу разговоры, мол, если б не присоединились, было бы как на Донбассе. Но кто знает — если бы да кабы»…

«Кстати, деньги у вас неудобные! Много мелочи (смеется). У нас были бумажки, в основном, а у вас много мелочи. Еще радует, что вернулась пятибалльная система в школы. Я училась по пятибалльной, и думала, что сыну придется привыкать из-за перехода с пятибалльной на 12-балльную систему. В итоге не пришлось. Такие вот совпадения».

Виктор Викулов, 69 лет, оператор, режиссер

Проблемы: не важны.

Считает достижением: патриотический подъем и возвращение Крыма «на родину».

«Когда был референдум, люди просто шли как на праздник, практически молились. И мы с таким ощущением живем до сих пор. Очень сильный патриотический подъем я чувствовал тогда и продолжаю чувствовать весь год».

«За все 23 года мы никаких перемен не видели в Крыму — была страшная коррупция. Планы власть строила, но их никто не выполнял. И Крым, правда, всегда был духовно русским. Мы никогда не были украинцами, мы были русскими, мы говорили по-русски и все эти годы смотрели российское телевидение. Всегда были с Россией. Душой мы были с соотечественниками».

«Конечно, есть те, кому многое не нравится, но это недалеко смотрящие люди. Обещали много, но что-то не сделано — но нужно понимать всю серьезность планов перестройки в Крыму. Забот много, много задач в экономике — на все это потребуются годы. Но я верю, что уже через три-четыре года мы Крым не узнаем. Передо мной, конечно, встает вопрос, увижу ли я эти изменения, все-таки, 69 лет уже. Может, молодые еще не до конца поверили, что все станет только лучше, но я и мои друзья знаем и верим в это. Мы перетерпим и подвяжем пояса, пусть будет хуже в каком-то плане, в материальном. Это такая ерунда, когда люди грустят, что в магазине теперь нет 150-ти сортов колбасы, а есть пятьдесят, тридцать, десять сортов. Ведь это не столь важно! Люди, вы же на Родине своей, радуйтесь и чуть потерпите».

«Естественно, были трудности в общении с близкими, без этого не обошлось у многих. Но сейчас все постепенно улеглось, как и должно было быть».

Виталий Звягинцев, 24 года, сотрудник музея Пушкина в Гурзуфе

Проблемы: бюрократизация.

«Получить где-то какую-то подпись затруднительно, обиваем пороги повсюду. Все ссылаются на вышестоящих, до которых не дойти. Очередь на прием к главе республики Аксенову — огромная. Люди, в основном, пенсионного возраста. Так что с этим надо что-то делать».

Считает достижением: отсутствие войны, восстановление исторической справедливости.

«Самое позитивное — это то, что нет войны. В остальном для меня Крым всегда был и остается русской землей, вне зависимости от того, что произошло. Потому что я русский человек, и объяснять все это нет нужды. Естественно, здесь могла бы быть война, и это страшно».

«Покупательская способность не изменилась практически, но цены, конечно, подросли. Сложно сюда привезти товар, и пока мост не построят, с поставками будут трудности. Но я вам с кажу так — в большинстве своем люди готовы терпеть все это и год, и два, и три — главное, чтобы о них не забывали и они видели, что для них власть что-то делает. Тогда они готовы терпеть. Крымчане ведь терпеливый народ — мы 23 года терпели».

«Российская пропаганда в СМИ — более профессиональная, она, считаю, нацелена на другое, она не деструктивная. На центральных каналах, которые я смотрю, негатив есть, но он направлен в сторону руководства Украины, а не на простых украинцев. Ведь Россия помогает Донбассу, и там было бы в десятки раз хуже, если бы этой помощи не было. Хотя это мое субъективное мнение. А украинские СМИ в целом настроены против России и русского народа, и Путин для них — это как красная тряпка. Но информацию я получаю из разных источников, и с российской пропагандой готов мириться. Ведь Россия большая страна, и тут без пропаганды управлять чем-либо невозможно».

Подготовила Полина Полещук / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!