71.7$ 87.3€
18.86 °С
Новости Все новости

Светлана Агапитова: Все, что делают дети — или благодаря родителям, или вопреки

06 июня 2014 | 14:59

Уполномоченный по правам ребенка в Петербурге Светалана Агапитова рассказала "Диалогу" о том, как сделать так, чтобы современные дети и подростки начали ценить семью и здоровый образ жизни, а также как научить взрослых ненавязчиво им это прививать

агапитова

Одной из самых печальных тем в прошлом году был вопрос «разборок» между детьми на почве национализма. Нам интересно, как сегодня можно урегулировать эту ситуацию не только с помощью правоохранительных органов, но и института уполномоченного по правам ребенка? Где находятся корни всех этих историй?

Мне кажется, тут вообще нужно говорить о ситуации в обществе в целом и об отношении к этому взрослых людей. Рост националистических настроений наблюдается во всем обществе, и они зеркально отражаются на наших детях. Дети не изолированы от разговоров на кухне, от сюжетов по телевизору и от Интернета, который тоже вносит свою немалую лепту. Мы разговаривали с мальчишками, которые сейчас находятся в СИЗО из-за убийства гражданина Узбекистана и участия в побоях. Они ссылаются на неких взрослых людей, которые их подлавливали в спортивном зале или где-то на пробежке на улице, начинали обрабатывать, вовлекать. Все перетекло в общение на разных сайтах, где могли призывать на «Русский марш», демонстрировать свою нетерпимость. Для подростков, у которых и так жизнь тяжелая, это оказывается чем-то новым, интересным, необычным. И потому они туда идут. Родители сетуют, что был у них замечательный ребенок, и учился хорошо, и с родителями был не прочь пообщаться. В течение полугода он замыкается в себе и перестает идти на контакт. Почему же они сами не сделали так, чтоб он им рассказал о том, что происходит, о том, что он ходит куда-то? Может, и получилось бы скорректировать его поведение, отговорить от радикальных поступков. Это некий момент, когда попросту нет контакта между подростком и родителями.

Ведь, по идее, взрослый человек должен найти те самые слова, чтобы объяснить своему сыну, дочери, что такое «хорошо» и что такое «плохо». Тот факт, что дети выбегают на улицу, начинают что-то громить, кого-то грабить и убивать — это вина взрослых.

А вот что с этим делать? У нас, вроде бы, много разных хороших программ, но до тех пор, пока мы сами не урегулируем свое отношение к мигрантам и детям мигрантов, ситуация так и останется острой.

А если говорить о моментах, когда подростки в силу возраста, гормонального фона и некоторых присущих особенностей стараются всему этому только больше противоречить? Что можно предложить в таком случае, если дети, что естественно, в таком возрасте противопоставляют себя всему общепринятому?

Вообще, честно вам скажу, универсальный рецепт — это загрузить учебой и спортом. Чтобы он с утра до ночи был занят, чтобы у него не было времени выходить на митинги и так далее. Чтобы он даже до компьютера не доходил, делал уроки и падал в кровать без сил. Это, наверное, самый лучший способ, проверенный долгими годами. Конечно, я немножко утрирую, ведь так получается не всегда. У ребенка должно быть какое-то постоянное важное дело и нормальные отношения с родителями. Потому что все, что дети делают, это либо благодаря родителям, либо вопреки. Поэтому родители не должны забывать, что у них в семье растет человек, за образование, воспитание и моральный облик которого отвечают именно они.

Кстати, ваши коллеги недавно жаловались на информационную закрытость семей как таковых, за их пределы мало что выходит. Как говорится, лишь бы не выносить сор из избы. Как найти баланс межу тем, что каждая семья по Конституции имеет право на семейную тайну, и тем, чтобы государству были известны некие проблемы внутри нее, которые могут привести к плачевным последствиям?

Каждая семья, хоть и ячейка общества — все равно незакрытая ячейка. Потому что родители ходят на работу, у них есть соседи, друзья и знакомые, ребенок посещает школу, детский сад, ходит к врачам. Когда имеем в виду ранее выявление проблемы, мы говорим, в первую очередь, о неравнодушии специалистов, находящихся рядом с семьей. Классный руководитель должен поинтересоваться, почему ребенок пришел в плохом настроении, почему у него синяк на лице, или не выспался. Плюс у психологов в школах должна быть не формальная работа, они должны по-настоящему знать о происходящем в голове у своих подопечных, а не для галочки работать. Всегда нужно подать сигнал, если что-то кажется подозрительным, обратиться в субъекты профилактики, которые придут и корректно во всем разберутся.

Понятно, ребенок с синяком мог просто упасть с велосипеда, но это могло бы оказаться и травмой, полученной им в семье. Так что лучше перестраховаться, нежели пустить все на самотек.

Очень много зависит от человеческого фактора — если социальный работник неравнодушен, то он мимо несчастного, или голодного, или неопрятно одетого ребенка не пройдет. Если наше общество вообще в целом будет неравнодушно к детям, к семье, все станет проще и лучше. Мы должны мобилизовать все силы, чтоб семейное неблагополучие фиксировалось и устранялось на ранних стадиях.

Насчет неравнодушия к семье и детям. Все видят, как на протяжении многих лет идет очень напористая, активная пропаганда деторождения, брака, традиционных вещей. Говорят, что женщинам стоит рожать в как можно более молодом возрасте. При этом разводов среди союзов юношей и девушек по-прежнему много. Молодые отцы, а порой и мамы, уходят от собственных детей и семьи. Может быть, юное и молодое поколение просто не готово к этому, да и противится такой пропаганде?

Главное — это то, что ребенок черпает из семьи. Что бы ни делало государство, родители — это ярчайший пример дальнейшего устройства своей личной жизни. Отношение взрослых друг к другу, к детям, к своим родителям очень важно. А система образования, так вышло, больше занимается образованием, чем воспитанием. Заложено ли с начальной школы, что мальчику стоит уступить или помочь девочке, а не дернуть ее за косичку или подставить подножку. Эти моменты должны взрослыми контролироваться. Надо говорить о семье в школе, надо вернуть психологию семейной жизни хотя бы как системный факультатив. Это должна быть повседневная работа. Должно быть больше простых и ненавязчивых, добрых и нециничных фильмов, мультфильмов, сериалов, чтобы дети где-то как-то обратили на это внимание. Пусть это будет с экрана, в машине по радио.

У нас есть такая идея — пока не знаем, как ее реализовать -раньше давали талончик на покупку свадебного платья при подаче заявления. Сейчас талончики давать необходимость отпала, а вот объяснить, что такое семья, какая это ответственность, счастье и большой шаг — нужно. Вот пусть им хоть какой-то фильм на флэшке выдают о том, что такое брак, что такое дети, что им нужно говорить, а чего не стоит, и так далее, и так далее. И не расписывать людей, пока он этот фильм не посмотрят.

Пусть зачет сдадут по взаимоотношениям. Тогда и разводов будет меньше, правда, и браков тоже (шутка). Не думаю, что что-то изменится с очередным принятием какой-нибудь программы нравственного воспитания. А вот постепенно, шаг за шагом менять отношение общества к фундаментальным вещам, начиная с самых маленьких деток, которые через пару десятков лет станут родителями. Если мы начнем сейчас с 4,5,7 лет формировать их понятия о таких вещах, то все может стать несколько лучше. Это как отношение к инвалидам — детки, которые в интеграционных садиках, прекрасно относятся и к колясочникам, и к мальчишкам и девчонкам с ходунками, и не чувствуют при этом себя какими-то сверхчеловеками по отношению к этим ребятам. Они растут вместе. И то же самое должно быть во всем остальном.

Вы несколько минут назад говорили о пользе спорта, но сейчас известна тенденция курения и пьянства среди подростков. Более того, многие употребляют наркотики, видя, что от относительно «легких» не умирают, как запугивали в детстве. Как говорил недавно режиссер Александр Сокуров, психотропные вещества появляются там, где пустота в душе, а пустота в душе берется от непонимания, куда себя деть и на что хорошего посмотреть. И разве сможет на фоне всей этой пустоты поменять ужесточение антинаркотического законодательства, тот же самый «антитабачный» закон?

Меры не должны быть только карательными, должны превалировать профилактические. И, конечно, та самая занятость ребенка танцами, спортом и искусством — самая лучшая профилактика покупки бутылки пива и курения у баков с мусором. Тем более он будет понимать — если он пьет и курит, он чего-то не сможет добиться. О вреде наркотиков надо с детского сада говорить, мы же говорим с детского сада детям, что пить водку плохо и курить — тоже, тогда почему мы не можем сказать этого о наркотиках. Так в Швеции делают, например, на примере замечательных брошюрок. Там рассказывается про вред наркотиков, и прививается негативное отношение к злоупотреблению и зависимостям.

А если наоборот, это привлечет? Вырос, вспомнил, что нельзя, и попробовал из интереса запретный плод…

А вот над этим работают, как правило, очень хорошие специалисты, которые формируют именно негативное отношение. Это как размещение страшных картинок на блоках сигарет. Хорошо бы найти статистику — сколько людей бросило курить, увидев на пачке рак легких. Нам вообще не хватает подобных статистических данных. что касается детей, надо все это годами отслеживать, а у нас даже таких узкопрофилированных институтов нет, которые бы 20 лет назад сказали детям о вреде наркотиков и посмотрели бы, сколько их в итоге пробовать не стали или наоборот, попробовали.

У нас много говорят о социальной помощи семьям, в том числе и многодетным, и есть статистика, что не все берут причитающиеся им пособия. Может быть, дело не в том, что они настолько самостоятельны, а в том, что недостаточно информированы? Или людей смущает большое количество бюрократической волокиты, связанной с этим?

На самом деле, проблема решается давно с помощью систем «единого окна». Если говорить о благополучности или неблагополучности семей — это довольно относительные понятия, которые сложно отразить в законодательстве адекватно. Если мы говорим о неблагополучных семьях, то в эту категорию могут попасть — неполные, с пьющими взрослыми, и даже семьи военнослужащих — потому что они часто переезжают и ребенка зачастую воспитывает одна мама. И стандарт отнесения к той или иной категории не всегда срабатывает. В тех, мягко говоря, не очень больших пособиях, которые у нас сейчас есть, не нуждаются богатые многодетные семьи, коих немало, и те самые неполные, где бабушка с дедушкой счастливо опекают внука и им ничего не нужно. Есть определенная категория семей, которые не оформляют материнский капитал — они считают, что они и так прилично зарабатывают, чтобы от государства 400 тысяч получить. Они сами решают свои проблемы. На самом деле, такие семьи есть настоящий оплот государства, в отличие от тех, кто постоянно ходит и просит.

Это та же история, как с мышкой в кувшине молока — одна работает лапками и взбивает масло, а другая чего-то ждет.

Мы ведь все взрослые люди, и понимаем — если есть дети в семье, то мы должны о них заботиться в первую очередь, не рассчитывая на государство и сделать все для того, чтобы ребенок жил нормально, обеспеченно и получить должное образование. На сайтах профильных ведомства вся информация есть. Если кому-то нужна помощь, он ее при желании найдет. Конечно, немного забюрократизировано все у нас, но пока лишних бумаг не избежать. Хотя, мне кажется, что понемногу упрощается система. Сейчас, в век Интернета все можно легко найти.

 Беседовала Полина Полещук / ИА «Диалог»

Загрузка...
Ваш email в безопасности и ни при каких условиях не будет передан третьим лицам. Мы тоже ненавидим спам!